read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



привыкли друг к другу. "Сиротская" также была устроена в дешевой каморке по
соседству. Моя комнатка была в мансарде с покатым потолком и с прекрасным
видом на дровяной склад; поселившись в ней и придя к заключению, что,
наконец, кризис в жизни мистера Микобера наступил, я почувствовал себя здесь
как в раю.
Все это время я работал на складе "Мэрдстон и Гринби", исполняя все ту
же простую работу, водясь все с теми же простыми людьми и испытывая все то
же чувство незаслуженного мной унижения, как и раньше. Но, - несомненно к
счастью для себя, - я не завел знакомства и не разговаривал с теми
мальчишками, которых в большом количестве встречал ежедневно по дороге на
склад, а также на обратном пути или во время моих блужданий по улицам в
обеденный перерыв. Я вел всю ту же жизнь, печальную и скрытую ото всех, и
вел ее, по-прежнему одинокий, полагаясь только на самого себя. Перемена
заключалась лишь в том, что моя одежда все более изнашивалась и я все более
освобождался от бремени забот о мистере и миссис Микобер: какие-то
родственники или приятели пришли им на помощь в их бедственном положении, и
они жили в тюрьме с такими удобствами, каких уже давным-давно не знали вне
ее стен. Теперь я завтракал вместе с ними, но на каких условиях - не помню.
Позабыл я также, в котором часу отмыкались утром ворота, открывавшие мне
доступ в тюрьму; но, помнится, я часто вставал в шесть часов, и у меня
оставалось еще время совершить мою излюбленную прогулку к старому
Лондонскому мосту, где я садился в одной из каменных ниш и наблюдал прохожих
или любовался, стоя у балюстрады, на отраженное в воде солнце, зажигающее
золотое пламя на верхушке Монумента *. Случалось, сюда приходила "сиротская"
и выслушивала от меня поразительные истории о верфях и Тауэре; * об этих
историях могу сказать одно: думаю, что я в них верил сам. Вечером я снова
возвращался в тюрьму, прохаживался взад и вперед по двору с мистером
Микобером или играл в карты с миссис Микобер и слушал ее воспоминания о папе
и маме. Не могу сказать, знал ли мистер Мэрдстон о том, где я бываю, или не
знал. У "Мэрдстона и Гринби" я ничего об этом не говорил.
Хотя для мистера Микобера катастрофа была уже позади, но его дела были
весьма запутаны, ибо существовал какой-то "акт", о котором мне столько раз
приходилось слышать, акт, который являлся, как мне теперь кажется, прежним
соглашением мистера Микобера с кредиторами; впрочем, тогда я имел о нем
столь смутное понятие, что думал, будто он похож на те договоры с дьяволом,
которые, как многие верят, некогда очень часто заключались в Германии. В
конце концов этот документ каким-то образом перестал быть помехой, во всяком
случае, он уже не являлся камнем преткновения, и миссис Микобер сообщила
мне, что "ее семейство" решило, чтобы мистер Микобер хлопотал об
освобождении по Закону о несостоятельности *, который может ему вернуть
свободу, как она надеется, месяца через полтора.
- Вот тогда, - вмешался присутствовавший при этом разговоре мистер
Микобер, - благодарение небу, я, несомненно, хорошо устроюсь и заживу
прекрасно, совсем по-другому, если... если... одним словом, если счастье
улыбнется.
Помнится, примерно в это время мистер Микобер, с целью приуготовиться к
будущему, составил петицию в палату общин об изменении закона о тюремном
заключении за долги. Упоминаю об этом теперь, так как этот случай позволяет
мне самому понять, как я приспосабливал прочитанные мной раньше - книги к
моей тогдашней, столь изменявшейся, жизни и сочинял для самого себя истории,
в которых участвовали встреченные мною на улицах мужчины и женщины, а также,
каким образом формировались постепенно некоторые основные черты моего
характера, которые я ненароком буду раскрывать в повествовании о моей жизни.
В тюрьме был клуб, в котором мистер Микобер, как джентльмен,
пользовался большим авторитетом. Мистер Микобер поделился в клубе своей
идеей подать петицию в палату общин, и клуб горячо поддержал ее. Поэтому
мистер Микобер (человек чрезвычайно добрый, обладавший беспримерной
активностью во всех делах, за исключением своих собственных, и очень
радовавшийся, если ему приходилось хлопотать о чем-нибудь таком, что не
приносило ему ровно никакой выгоды) засел за составление петиции, сочинил
ее, переписал на огромном листе бумаги и, разложив на столе, оповестил, что
в такой-то час члены клуба и все лица, находящиеся в стенах тюрьмы, могут
пожаловать, если пожелают, в его камеру и подписать петицию.
Когда я прослышал о предстоящей церемонии, мне так захотелось
поглядеть, как все заключенные соберутся и будут подписывать бумагу один за
другим, - хотя я знал большинство из них, да и они меня знали, - что
отлучился на час со склада "Мэрдстон и Гринби" и расположился с этой целью в
уголке камеры. Главные члены клуба - столько человек, сколько могло
поместиться в маленькой камере, - окружили мистера Микобера перед столом с
петицией, а мой старый приятель капитан Гопкинс (помывшийся ради такого
торжественного случая) стоял у самого стола, дабы читать петицию тем, кто не
был с ней знаком. Распахнулась дверь, и гуськом потянулись обитатели тюрьмы:
пока один входил и, подписавшись, выходил, остальные ждали за дверью.
Капитан Гопкинс спрашивал каждого:
- Читали?
- Нет.
- Хотите послушать?
Если спрашиваемый проявлял хоть малейшее желание послушать, капитан
Гопкинс громким, звучным голосом читал петицию от слова до слова. Капитан
готов был читать двадцать тысяч раз двадцати тысячам слушателей, одному за
другим. Я снова слышу сладкие переливы его голоса, когда он произносит
фразы: "Народные представители, собранные в парламенте", "Нижеподписавшиеся
смиренно предстательствуют перед благородной палатой", "Несчастные подданные
всемилостивейшего его величества"; казалось, будто эти слова в его устах
вполне осязаемы и необыкновенно приятны на вкус. Тем временем мистер Микобер
прислушивался к чтению с легким авторским тщеславием, созерцая (впрочем,
рассеянно) прутья решетки в окне напротив.
Припоминая, как я шел ежедневно обычным своим путем от Саутуорка до
Блекфрайерса и обратно и блуждал в обеденный перерыв по глухим уличкам,
камни которых и посейчас, быть может, сохраняют следы детских моих ног, - я
стараюсь угадать, кого недостает в толпе, вновь выстраивающейся гуськом в
моем воображении, откликаясь на голос капитана Гопкинса, еще звучащий в моих
ушах. Когда мои мысли обращаются теперь к медленной агонии моего детства, я
стараюсь угадать, сколько я выдумал историй об этих людях, историй,
скрывающих, словно туман, ясно запомнившиеся факты. Но, попадая вновь в
знакомые места, я не удивляюсь, когда мне чудится, будто я вижу бредущую
впереди жалкую фигурку невинного ребенка, создававшего свой воображаемый мир
из таких необычных испытаний и житейской пошлости.

ГЛАВА XII
Мне по-прежнему не нравится самостоятельная жизнь, я принимаю
знаменательное решение
В положенный срок прошение мистера Микобера было рассмотрено, и, к
великой моей радости, этого джентльмена распорядились освободить по Закону о
несостоятельности. Его кредиторы не были людьми неумолимыми, и, как сообщила
мне миссис Микобер, даже мстительный сапожник объявил на суде, что не питает
злобы к мистеру Микоберу, но любит-де, если кто ему задолжал, чтобы деньги
платили. Такова, по его мнению, человеческая природа, присовокупил он.
Мистер Микобер вернулся в тюрьму Королевской Скамьи, ибо надлежало
уплатить судебные издержки и уладить какие-то формальности, прежде чем
окончательно выйти на свободу. Клуб встретил его восторженно и в тот же
вечер устроил в его честь музыкальное собрание, а тем временем мы с миссис
Микобер, окруженные спящими детьми, лакомились жареным барашком.
- Ради такого случая, мистер Копперфилд, я дам вам еще немного флипа *,
- сказала миссис Микобер после того, как мы уже отведали его, - в память
папы и мамы.
- Они умерли, сударыня, - спросил я, поддержав тост и выпив рюмку.
- Моя мама простилась с жизнью, прежде чем у мистера Микобера начались
затруднения, во всяком случае прежде, чем нам стало совсем плохо. Мой папа,
покуда был жив, несколько раз давал поручительства за мистера Микобера, но в
конце концов, к прискорбию многочисленных друзей, скончался.
Миссис Микобер поникла головой и уронила благоговейную слезу на того из
близнецов, которому в этот момент случилось покоиться у нее на руках.
Вряд ли я мог надеяться на более благоприятный случай, чтобы задать
крайне интересовавший меня вопрос, и поэтому я спросил миссис Микобер:
- Разрешите узнать, сударыня, что вы и мистер Микобер намерены делать
теперь, когда мистер Микобер выпутался из затруднительного положения и вышел
на свободу? У вас есть какие-нибудь планы?
- Мое семейство, - сказала миссис Микобер, всегда произносившая эти два
слова крайне торжественно, причем я понятия не имел, кого она подразумевает,
- мое семейство придерживается того мнения, что мистер Микобер должен
покинуть Лондон и найти применение своим дарованиям в провинции. Мистер
Микобер - человек великих дарований, мистер Копперфилд.
Я выразил полную уверенность в этом.
- Да, человек великих дарований! - повторила миссис Микобер. - Мое
семейство придерживается того мнения, что при небольшой протекции человек с
его способностями может поступить в таможенное управление. У моего семейства
есть связи в провинции, и оно выражает желание, чтобы мистер Микобер
отправился в Плимут. Оно почитает необходимым, чтобы он был там, на месте.
- Чтобы он был наготове? - предположил я.
- Вот именно! - подтвердила миссис Микобер. - Чтобы он был наготове в
случае, если... счастье улыбнется.
- И вы тоже отправитесь туда, сударыня?
События, имевшие место днем, а также близнецы и, быть может, флип
привели миссис Микобер в истерическое состояние, вследствие чего она
залилась слезами и сказала:
- Я никогда не покину мистера Микобера. Хотя мистер Микобер в первый
момент может и скрыть от меня свои затруднения, но только потому, что



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 [ 39 ] 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.