read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


Питер выпрямился:
- Сначала подвешу им на час торбы с кормом, а то здесь только жесткая
поросль, лошадям и пощипать нечего.
- А я пока разведу огонь, хорошо?
- Ладно. И поставь чайник. Я скоро приду.
Когда он вошел в дом, огонь был давно разведен и чайник уже кипел.
Питер бросил щепотку чаю в кипящую воду и поставил чайник на каменную плиту
перед очагом.
- Вот так, а где твоя солонина? - спросил он.
Я уже принес в хижину свои мешки и теперь, вынув завернутое в газету
мясо, передал его Питеру. Питер развернул солонину, потрогал ее толстым,
почерневшим от грязи пальцем.
- Это отличная говядина, - заметил он. - Лучшая часть ссека.
Он отрезал мне толстый кусок и положил его между двумя огромными
ломтями хлеба:
- Вот тебе на заправку.
Потом наполнил крепким черным чаем две жестяные кружки и протянул одну
из них мне:
- Никогда еще не встречал женщины, которая умела бы заварить чай. В
чашке всегда видно дно, если заваривала женщина.
Мы сидели у огня, уплетая мясо с хлебом. Откусив кусок хлеба, Питер
раза два с шумом прихлебывал чай.
- Ух, - с удовлетворенным видом говорил он и ставил кружку на очаг.
Выпив последнюю чашку, он выплеснул остатки чая в огонь и сказал:
- Ну, а как твоя нога ночью? Ты ее бинтуешь или что другое с ней
делаешь?
- Нет, - ответил я с удивлением, - ничего с ней не надо делать. Она
просто лежит себе, и все.
- Да ну! - воскликнул Питер. - Это здорово! А побаливает она иногда?
- Нет, - сказал я, - я ее совсем не чувствую.
- Если бы ты был мой сын, я бы свез тебя к Вану в Балларат. Он чудеса
делает, этот человек. Он тебя бы вылечил.
Я уже слыхал об этом китайце, лечившем травами. Большинство людей,
живших в Туралле и ее окрестностях, считали, что он может помочь, даже если
все другие врачи оказались бессильны. Отец всегда фыркал, заслышав его имя,
и называл его "торговцем сорняками".
- Да, - продолжал Питер, - этот Ван никогда не спрашивает, что у тебя
болит. Он как посмотрит на человека, так сам сразу определит. Я бы ни за что
не поверил, ей-богу, но мне Стив Рамзей о нем рассказывал. Помнишь Рамзея -
парня, у которого живот ничего не варил.
- Да, - ответил я.
- Так вот, Ван его вылечил. Когда у меня желудок разболелся, Стив мне и
посоветовал: "Поезжай к Вану, но не говори, что с тобой. Просто посидишь у
него, а он подержит твою руку и такие вещи тебе расскажет, что ты прямо
зашатаешься от удивления". И, ей-богу, так и случилось. Я отпросился на
неделю и поехал к нему. Он посмотрел на меня так, как Стив говорил. Я ему ни
слова не сказал: ведь деньги я заплатил, так пусть он сам и доискивается,
что со мной. Я сижу, и он сидит, держит мою руку и пристально смотрит на
меня. Потом говорит: "Зачем вы носите эту повязку?" Да, так он и сказал. "Я
никакой повязки не ношу", - ответил я. "Нет, вы чем-то обвязались". - "На
мне красный фланелевый пояс, если вы это имеете в виду..." - говорю я.
"Придется вам с ним расстаться, - заявляет он. - С вами был когда-нибудь
несчастный случай?" - "Нет", - ответил я. "Подумайте хорошенько", - говорит
он. "Э-э, с год назад я вылетел из двуколки и попал под колесо, но меня не
ушибло". - "Нет, ушибло, - заявляет он. - В этом вся ваша беда. Ребро у вас
вывихнуто". - "Черт возьми! - говорю я - Так вот оно в чем дело". Тут он
дает мне пакетик с травами за два фунта, мать их потом сварила для меня - до
чего же это было гнусное пойло! Но больше никогда болей у меня не было.
- Но ведь у вас болел желудок, - сказал я. - А я хочу, чтобы мои ноги и
спина вылечились.
- Все идет от желудка, - произнес Питер с убеждением. - Тебя раздуло
дурным воздухом пли еще чем, как корову на люцерне, и этот воздух не весь из
тебя вышел, а теперь надо от него избавиться совсем. Так Ван вылечил одну
девушку, приехавшую к нему издалека. Все знают этот случай. Она была такая
худая, что даже тени не отбрасывала, хоть и ела как лошадь. Все доктора уже
от нее отказались. Тогда она поехала к Вану. А он ей и говорит: "Два дня
ничего не ешьте, потом поставьте перед собой тарелку с бифштексом и с
жареным луком и вдыхайте его запах". Она так и сделала. И что же ты думаешь?
У нее изо рта как начал выходить солитер, и ползет, и ползет... Говорят, он
был черт знает какой длины. И лез, пока весь не вывалился на тарелку. Она
потом такая толстая стала, в дверь не пролезет. Солитер-то, видно, много лет
в ней сидел и все, что она ела, сжирал. Если бы не Ван, она бы давно
померла. А доктора ни черта не знают по сравнению с этими китайцами, которые
лечат травами.
Я не поверил Питеру, хотя его рассказ напугал меня.
- Отец говорит, что любой может лечить травами по-китайски, - возразил
я. - Он сказал, что для этого нужно только быть похожим на китайца.
- Что? - с возмущением воскликнул Питер. - Он это сказал? Да он
рехнулся! Спятил, малый! - Потом добавил более мирным тоном: - Вот что я
тебе скажу, и заметь, никому другому я не стал бы этого говорить: я знаю
одного парня, образованного, понимаешь, он может что угодно прочесть, - так
он мне рассказывал, что в Китае, у себя на родине, эти люди учатся много
лет. А когда заканчивают ученье, их экзаменуют всякие ученые врачи.
Экзаменуют, чтобы увидеть, умеют ли они лечить травами. И знаешь, как это
делается? Двенадцать парней, те, что учились, заходят в комнату, где в стене
пробито двенадцать круглых отверстий в другую комнату. Потом ученые врачи
уходят, ну, куда угодно... на улицу... искать людей с двенадцатью страшными
болезнями. Подойдут к человеку и спросят: "У вас что болит?" - "Кишки". -
"Подходяще, годится". Потом к другому. "У меня печенка вся сгнила". -
"Хорошо, тоже подойдет". Потом найдут парня, у которого, скажем, спина
болела, как у меня. Тоже годится. Словом, подберут двенадцать человек,
приведут их в ту другую комнату и попросят каждого просунуть руку в
отверстие в стене. Понимаешь? А парии, что держат экзамен, должны посмотреть
на двенадцать рук и написать, чем больны все эти двенадцать человек за
стеной, и тот, кто ошибется хоть в чем-нибудь на одном больном, -
проваливается. - Он презрительно усмехнулся. - А твой старик говорит, что
любой может лечить травами по-китайски. Но все равно мы с ним ладим. У него
есть свои странные причуды, но я не ставлю этого ему в укор.
Он поднялся и выглянул в дверь хижины:
- Пойду стреножу Кэт и выпущу всех лошадей, а потом ляжем спать. Ночь
будет темная, хоть глаз выколи. Он посмотрел на звезды:
- Млечный Путь лежит на север и юг. Погода будет ясная. Вот когда он
идет на восток и запад, обязательно дождь польет. Ну, я ненадолго...
Питер вышел к лошадям, и мне было слышно, как он покрикивает на них в
темноте. Потом он замолчал, и до меня донеслись лишь мягкие звуки
колокольчика: лошади углубились в заросли.
Вернувшись, он сказал:
- Бидди здесь в первый раз. Она с фермы "Барк-лей". Лошадям, которые
выросли на открытой равнине, всегда страшно первую ночь в зарослях. Им
слышно, как кора потрескивает. Бидди немного захрапела, когда я ее выпускал.
Ну ничего, обойдется. А теперь надо тебе постель устроить.
Внимательно осмотрев земляной пол хижины, он подошел к небольшой дыре,
уходящей под стену, поглядел на нее с минуту, потом взял газету из-под
солонины и засунул ее в дыру.
- Похоже на змеиную нору, - пробормотал он. - Если змея выползет, мы
услышим, как зашуршит бумага.
Он положил на пол два полупустых мешка с резкой и стал их разравнивать,
пока не получилось что-то вроде тюфяка.
- Ну вот, - произнес он. - Так тебе будет хорошо. Ложись, я укрою тебя
пледом.
Сняв ботинки, я улегся на мешки, положив руки под голову. Я устал, и
постель показалась мне чудесной.
- Ну как? - спросил Питер.
- Хорошо.
- Солома может вылезти и уколоть тебя. Это отличная резка, от
Робинзона. Он ее нарезает добротно, мелко. Ну, я тоже ложусь.
Он постелил на пол мешки, улегся на них, громко зевнул и натянул на
себя попону.
Я лежал, прислушиваясь к звукам зарослей. Мне было так хорошо, что
спать не хотелось. Я лежал под своим пледом, охваченный волнением. Через
открытую дверь хижины ко мне доносился усиливающийся ночью запах эвкалиптов
и акаций. Резкие крики ржанок, пролетавших над хижиной, уханье совы, шорохи,
писк и предостерегающее стрекотание опоссума говорило мне, что тьма вокруг
живая, и я лежал, напряженно прислушиваясь, ожидая, что произойдет что-то
неожиданное и необычное.
Потом, мягко проникая сквозь другие звуки, послышался звон
колокольчика, и я с облегчением откинулся на своем матрасе. Засыпая, я видел
перед собой Кэт - она шла широким шагом, покачивала головой и мерно
позванивала монганским колокольчиком.


ГЛАВА 26
Чем дальше мы углублялись в лес, тем величественнее и неприступнее он
становился. И чувство какой-то отчужденности росло во мне по мере того, как
деревья вздымались все выше и выше. Они вытягивали гладкие, без единой
ветви, стволы на двести футов вверх и лишь там одевались листвой. Низкая
поросль не пробивалась у их подножия, они стояли на коричневом ковре из
опавшей коры. Под ними царила странная, полная ожидания тишина, не
нарушаемая ни щебетанием птиц, ни журчанием ручьев.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 [ 39 ] 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.