read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



не могли вспыхнуть оба сразу, почти в одно и то же время, вследствие
глупой случайности...
Хорошо еще, никаких подозрений бесприютная Странная Компания не
вызывала - перед толпой остановились, не в силах пробиться, десятка три
разномастных экипажей. Старикашка в лиловом с серебром вицмундире
тюремного ведомства, департаментский секретарь, громко разорялся насчет
своей прерванной поездки, вызванной государственной необходимостью. Но на
него не обращали внимания, не говоря уж о том, чтобы расступиться и дать
дорогу, - его собственный кучер сбежал с козел таращиться на пожар, как
все прочие возницы да и их господа. Так что Сварог, энергично ринувшийся
сквозь толпу, подозрений не вызывал - одни шумные протесты, тут же
утихавшие, едва те, кого он расталкивал кулаками и рукоятью меча,
оглядывались и убеждались, что имеют дело с дворянином.
Вывеска, произведение искусства, сгорела начисто, осталась лишь
железная рама. Выгорела и каменная конюшня, где стояли лошади Сварога. На
мокрой брусчатке, дымя и шипя, испускали последние искры разномастные
головешки - в точности Свароговы педантично расписанные планы, если
мыслить образно. Некуда податься. К Маргилене возвращаться никак нельзя,
проще сразу повеситься на ближайшем фонаре, благо есть перекладины...
Покосившись влево, Сварог отшатнулся и хотел было замешаться в толпу,
но вспомнил, что сейчас он неузнаваем. Шагах в десяти от него понуро стоял
начальник снольдерской разведки. Судя по его костюму, неполному и
пребывавшему в жалком виде, граф спасался из горевшего дома через окно,
изрядно перемазавшись при этом в известке и кирпичной пыли. Тут же торчали
два его молодчика, грязные и хмурые, бдительно зыркая по сторонам. Значит,
снольдерцы тут ни при чем...
С превеликой радостью Сварог углядел тетку Чари, перепачканную в
грязи и копоти, не невредимую. Она что-то объясняла бравому усатому
квартальному - точнее, энергично и обстоятельно, с привлечением всех
красот и перлов морского лексикона высказывала свое мнение о поджигателях
и объясняла, что с ними сделает, если они ей ненароком попадутся.
Квартальный почтительно слушал, явно стараясь запомнить как можно больше
шедевров изящной словесности, рожденной вдали от твердой суши.
Его позвал пожарный, и он отошел. Воспользовавшись удобным моментом,
Сварог протиснулся поближе, дернул тетку Чари за прожженный рукав:
- Пора сматываться, госпожа гильдейская трактирщица...
Она недоуменно уставилась на незнакомца. Должно быть, узнала голос:
- Граф?!
- Я самый. Пошевеливайтесь. За мной.
И вновь ввинтился в толпу, как бурав в мягкую сосновую доску. Тетка
без расспросов и охов-вздохов поспешила следом. Открыла дверцу кареты, миг
ошарашенно взирала на сидевших там, потом решительно полезла внутрь.
Сварог задержался возле козел.
- Куда же теперь? - тихо спросил отец Калеб. - Быть может, в один из
наших храмов? Братья вас охотно спрячут...
- Опасно, опасно... - сказал Сварог. - И для нас, и для братьев.
Кто-нибудь умный быстро выстроит логическую цепочку, если не выстроил уже.
Мы пока что отвечаем на их ходы, а нам пора делать свои, неожиданные и
непредусмотренные...
От лошадей, притомившихся за день, остро шибало потом. От колеса
кареты, приходившегося Сварогу по грудь, несло дегтем. Толпа, где все
стояли к нему спинами, напоминала прессованную ветчину. На душе было
смутно и паскудно, но безнадежности Сварог не чувствовал, он еще долго
готов был барахтаться в этом чертовом горшке со сметаной, пока не
получится масло...
А высоко в небе равнодушно и неспешно проплывал чей-то замок -
возможно, его собственный. И никто из стоящих на улице не обращал внимания
на скользившую по земле округлую черную тень - самое обычное зрелище, -
никто не задирал голову, чтобы полюбоваться на столь обыденную деталь
небосклона. Пожар, даже погашенный, был гораздо интереснее - старое
развлечение, никогда не приедавшееся.
- Итак? - тихо спросил отец Калеб.
- Итак, я делаю ход, - сказал Сварог.
Он сказал, куда следует ехать, забрался в карету. Сел прямо на пол,
потому что больше некуда было, но и на полу оказалось не уютнее, со всех
сторон стискивали сапоги и ножны мечей. Пахло гарью, пылью и сапогами -
но, увы, такие картины и запахи, каким бы эпохальным событиям они ни
сопутствовали, никогда не войдут ни в школьные учебники, ни в романы.
Мушкетерские лошади никогда не воняли потом, мушкетерские слуги не воняли
чесноком, а мушкетерские дамы никогда не ловили на себе блох...
- Перек сгорел, - печально сказала тетка Чари. - На море из жутких
переляг выкарабкивался, а тут вот сгорел. Из подвала не успел выскочить,
когда эта стерва...
- Кто? - насторожился Сварог.
Подробности заключались в следующем: тетка Чари, проходя по коридору
первого этажа, вдруг нос к носу столкнулась с совершенно незнакомой
женщиной, видом и одеждой напоминавшей гильдейскую шлюху среднего пошиба -
как раз такую, что могла бы невозбранно разгуливать по Адмиральской.
Незнакомка, как крыса, прошмыгнула мимо хозяйки в первую попавшуюся дверь,
и не успела тетка Чари изумиться такой наглости, как за этой дверью словно
бы произошел беззвучный взрыв, хлынуло пламя...
- В конюшне кто-то успел распахнуть ворота, кони и разбежались, -
сказала тетка Чари. - А вот Перек сгорел. Да и я чудом выбралась. На
кораблях пару раз приходилось гореть, привыкла сразу улепетывать подальше,
хоть на палубе и не разбежишься особенно. Сиганула в окно...
- А эта женщина так и не появилась потом?
- Да не могла она выбраться, - сказала тетка Чари. - Никак не могла.
Едва она дверь за собой захлопнула, внутри полыхнуло, да так, что
ослепнуть можно...
- Слышал кто-нибудь о чем-то подобном раньше? - спросил Сварог.
Никто не отозвался.
- Ну ладно, - сказал он. - Павшие духом есть?
Даже если таковые и были, никто не признался вслух в своей к ним
принадлежности.


14. ВИВАТ, БОГЕМА!
Где краса былых прелестниц,
их прически и наряды,
их духи?
Воздыхатели у лестниц,
и пылавшие взгляды,
и стихи?
Где старинные напевы,
где забытые актеры и таланты?
Где былая слава, где вы,
разодетые танцоры,
музыканты?
Сварог мимолетно оглянулся через плечо, посмотрел в комнату. Там
царила подлинно творческая атмосфера: Гай Скалигер, автор вывески "Жены
боцмана" и статуи Маргилены, стоял у мольберта, Леверлин, чтобы Делии не
скучно было позировать, услаждал ее слух балладами собственного сочинения
под собственную же игру на виолоне, а Делия сидела в ветхом кресле с
облупившейся позолотой, и на лице у нее была даже не печаль - тягостное
ожидание, жажда каких угодно перемен. Увидев ее лицо, Сварог почувствовал
что-то вроде бессильного стыда и отвернулся, оперся на щербатые перила
дряхлой, зато каменной галереи. Из-за этой галереи и из-за того, что дом
был целиком каменным, прежний хозяин драл с постояльцев нещадно, но Гай,
приняв от Маргилены деньги за статую, купил весь дом и занял один этаж,
оставив в двух других прежних постояльцев, собратьев по ремеслу, -
совершенно бесплатно.
Сюда, на Бараглайский Холм, Странная Компания внедрилась моментально
и непринужденно, не вызвав ни у кого подозрений. Здесь и своих таких
имелось превеликое множество - приходивших неизвестно откуда и уходивших
неизвестно когда бродячих актеров, алхимиков, искавших эликсир бессмертия
и любовный напиток, странствующих музыкантов, непризнанных ученых,
циркачей, акробатов, изобретателей жутких на вид агрегатов непонятного
даже самим создателям назначения, художников и поэтов. А также тех, кто
считал себя художником, поэтом или скульптором - но без всяких к тому
оснований. Народец был пестрый - от бывшего дирижера Королевской оперы,
обнищавшего к старости, до торговца "напитком удачи" - шумный, много и
изобретательно пьющий, беспокойный, но неопасный. Шпиков на душу населения
здесь насчитывалось гораздо меньше, чем в других районах города, -
во-первых, не настали еще времена, когда полицейские власти начнут
тотально шпионить за творческими людьми и богемой, а во-вторых, любой
"тихарь", работавший со здешним людом, подвергался нешуточной опасности
рехнуться окончательно. Богема крепко пила, а подвыпив, каждый давал волю
самой необузданной фантазии, меняя по три раза на дню свою собственную
биографию и мнение о соседях. В сторону приукрашивания и запутанности,
понятно. Чтобы отделить правду от пьяных побасенок, требовались
титанические усилия. И давно известно было, что шпиков переводят сюда в
наказание. Одним словом, на Тель-Бараглае жилось не в пример спокойнее -
если не особенно распускать язык самому.
Графы, герцоги, маркизы,
благородные личины,
господа,



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 [ 39 ] 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.