read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



Диомед, может, хоть вина выпьешь?
Не хочу...
Не спит богоравная! А ведь упрись я тогда, два года назад, кто знает? Так ведь насели, в горло вцепились: мир в Аргосе, Амифаониды править должны, долг ванакта! Вот и портим мы с Айгиалой друг другу жизнь! Согласно долгу. Может, если бы не это, то и Амикла...
Назад! Я закрыл глаза, глубоко вдохнул напоенный яблочным духом воздух. Не о ней! И не о НИХ тоже! Вот и не сплю по ночам - от таких мыслей! Эх, знать бы точно, что у НИХ там раздрай! Правильно хабирру говорят: дом, надвое расколовшийся, не устоит. И Олимп, будь он хоть трижды снежный, не устоит! Войско бы собрать - из тех, кто не боится. Как покойный дядя Капаней. Грибницы ИХ проклятые - под корень, а затем...
Худые ладони легли мне на плечи, и я невольно вздрогнул. Ей бы в засаду, моей супруге! Подкралась - не заметил. И как хитон сбросила - тоже не заметил.
Пойдем!..
Хотел рыкнуть, поглядел на нее и вдруг понял - пойду.
И кто же из нас кого приручил?
* *
Отмашка правой, кулак - на середину панциря.
Радуйся,ванакт!
Радуйся, Эматион! - слегка растерялся я, - Что случилось?
Хабирру-иудеи.
На этот раз удивился он, мой лавагет. А Эматиона нелегко удивить!
Но... Прибыл доложить, ванакт. Состояние войска... Я помотал головой. В глазах все еще рябили значки: наши, критские, хеттийские. Груда табличек на столике угрожала вот-вот рухнуть. Кое-какие из них приходилось читать самому. Увы, даже дяде Эвмелу одному с ними не справиться. Раньше в день две-три приносили, а сейчас - по два десятка. А тут еще в Микены ехать...
Докладывай!
А в руках Эматиона - еще одна табличка, с полщита размером.
На сегодняшний день, ванакт...
Слушал я, что у нас с войском на этот самый сегодняшний день, и все понять не мог. Все это я без всякой таблички помнил: гарнизоны, запасы оружия, колесницы, корабли. Служба у меня такая - все помнить. А ведь лавагет зря не явится! Стой, стой, а о чем это он?
...Без угрозы для безопасности страны мы можем полностью вооружить, обеспечить припасами и направить: из Тиринфа - полторы тысячи человек и сто лошадей, из Лерны - пятьсот человек и пятьдесят лошадей...
Слушал я, запоминал по привычке - и понемногу дурел. Куда направить? Зачем?
Пять тысяч семьсот человек, четыреста двадцать лошадей, сорок колесниц...
Основная трудность - корабли, ванакт. С теми, что у нас имеются, мы можем перебросить только треть. Поэтому желательно договориться...
С кем? - не выдержал я. - С кем договориться, Эматион? Что с тобой?
Замолчал, моргнул изумленно:
Так ведь... Ты же едешь в Микены, Тидид. К Агамемнону! На всякий случай ты должен знать! Если война...
И тут я все понял. Вот ведь как получается! Никто ни на кого не напал, даже не пытался, посольств с угрозами не присылал, городов и сел не жег, не палил... а мы уже войска считаем! С кораблями! В Аргосе считаем и, наверняка, в Пилосе тоже. И в Спарте, и в Афинах, и в Фивах, и, конечно, в Микенах...
А я все жду, пока Кера крикнет! Да она уже здесь, во все горло орет!
Ты прав, Эматион, продолжай...
Есть, ванакт! Трудностей с припасами не будет. Урожаи последних лет позволяют обеспечить войско приблизительно на полгода вперед. Кроме того, возможен большой приток добровольцев. Мы не воевали, не несли потерь, в селах много молодежи...
Я только вздохнул. И припасов хватает, и людей. Еще бы, ведь у нас на дворе
Золотой Век!
СТРОФА-11
Дождь нагнал нас уже за Тиринфом, как раз на микен-ской границе. Даже не дождь - ливень. Кромешный, ни неба, ни земли не видать. Не поймешь даже, на своей мы земле или уже к соседям перебрались. Туча, черная, пузатая, над самой травой ползет, а вот уже и молнии поблескивают...
Туда, ванакт!
Хвала Гермию Дорожному - не забыл о нас! Харчевня, навес для лошадей...
Туда!
А под навесом - не протолкнуться. И в харчевне (маленькая, из кирпича-сырца, под черной деревянной крышей) - не протолкнуться. Не одни мы от Зевесова буйства прячемся!
Тебе лучше побыть тут, ванакт. Там... не очень. Если Мантос, старшой гетайров, говорит "не очень", значит, лучше послушаться. Но уж больно навес плох - в дюжине мест протекает.
А что там? Чьи-то воины? Стража? Покрутил головой, бороду черную потрепал...
Воинов-то ихних нам бояться нечего, ванакт. Кентавр там... Кто-о?
Кентавра я поначалу не разглядел. А как разглядишь - толпа в харчевню набилась: и торговцы, и местные козо-пасы, и стражники, и просто бродяги, перекати-поле. Гул, крики, стук чаш. Гуляй, Дионис, радуйся дождю! Спасибо гетайрам - проложили улочку в дальний угол. А там...
Поначалу я даже не понял, что там. Сидят четверо за столом: один, в драном плаще, носом в грязные доски уткнулся, трое других вино в кратере разбавляют. Двое - козо-пасы в шерстяных накидках (это летом-то!), третий - плечистый дядька с седатой бородой. Пригляделся я к этому седатому - и вдруг сообразил. Те трое на скамье сидят, а этот...
Дий Подземный!
Кентавр! Как в сказках! Из-под стола хвост гнедой выглядывает, а вот и
копыта... И смог же уместиться, стол не опрокинуть!
А гетайры уже табурет несут - для меня. Из-под кого только вынули?
Радуйтесь, почтенные!
Кивнули - не обернулись. Заняты. Дионисом заняты - и спором заняты. Громко спорят. Мне даже не по себе стало. Всем известно: пьяный кентавр хуже трезвой гидры. Натерпелся дядя Геракл от таких. Впрочем, как и они от него.
А я говорю - Хирон! Хирон, точно! Это один из козопасов. Горячится, вино на стол проливает.
Помер, - вздыхает седатый кентавр. - Помер Хирон. И Фол помер. И Несс помер. И все померли...
Грустно так говорит, словно на поминках. Мне даже жалко его стало.
А я говорю - Хирон, - не отстает козопас. - Хирон его, Лигирона, воспитывает. Геракла воспитывал - а теперь его, Лигирона. Потому что Лигирон - это Геракл сегодня! То есть, э-э-э, завтра!
Второй козопас икнул, явно соглашаясь. А мне уже интересно стало. Это где же новый Геракл объявился?
Помер Хирон, - вздыхает кентавр. - Пусто на Пе-лионе... Помер!
Вздыхает - даже хвост его гнедой подрагивает. Но ко-зопаса не пронять.
Не помер, говорю! Он это... прячется. По воле богов. Вот боги к нему
Лигирона и привели, чтоб не хужей Геракла воспитал. Потому что мамаша ево... евойная сжечь его, Лигерона нашего, хотела! На жертвеннике! Насилу папаша отбил!
Ик! - охотно подтвердил второй. - Отбил! Только (ик!) не сжечь хотела, а богом сделать. Если амброзией натереть да на огонь положить, то плоть людская сгорит, а божественная (ик!) останется. А еще можно нектар пить, но это дольше. Да и опасно - нектар если. Тантал (ик!) пил (ик!) - допился!
Я оглянулся - рядом беззвучно скалили зубы мои ку-реты. А я уже пожалел, что зашел. Что за радость пьяный бред слушать? Если бы кентавр что рассказал!
Помер Хирон! - вновь сообщил седатый. - Помер...
А я говорю... - начал было первый козопас, но раздумал. - Ну и ладно!
Значит, кто другой воспитывает. Потому как Лигирон должен к самой войне поспеть. Он полгода назад родился, а ему уже вроде как пять лет. А через полгода - десять будет. А еще через полгода...
Я поморщился. Бред бредом, а все о том же-о войне. Лигирона-выростка им подавай! За полгода - пять лет, а за год - десять. Да он же помрет, до десяти лет не дожив!
Ну и чушь!
Я встал, решив вернуться под навес. Пусть капает, зато голова чистая!
...Это потому, что он Фетиды сын. А Фетида - богиня, из первых богиня!
Она эта... титанида! Папаша - Пелей, человек, значит, а мамаша - строго богиня!
Я так и сел. Дий Подземный, а ведь я о чем-то таком уже слышал!
Так что, теперь он уже почти что бог! А может, и вообще - бог! Его даже мамаша молоком не кормила, рос быстро, потому и прозвали его - Лигерон Ахилл, Лигерон Невскормленный то есть...
Ик! - согласился сосед.
Помер он, - гнул свое кентавр. - И Фол помер, и Несс помер. И мы помрем...
Не помрем! - помотал головой козопас. - Не помрем, а выпьем! За Лигерона
Ахилла! За него - и за Трою! Чтобы сгорела!
Ик!
А мне не по себе стало. Хорошие же здравицы в ми-кенских харчевнях провозглашают!
Пока пили, пока по усам-бородам текло да на стол попадало, я все понять не мог. Конечно, все это чушь - и про амброзию, и про нектар. Хоть пей, хоть натирайся - богом не станешь. Но откуда такие байки? Ведь не ленится кто-то, распускает! Для этих Троя уже, почитай, взята...
Эй, ты! Тебе говорят!
Думал - меня. Оказалось - нет, другого. Того, что нос в доски уткнул.
Выпить хочешь?
Дивное диво - кивнул, голову от стола не отрывая!
А-а, хочешь! - козопасы, в два голоса. - Ну, тогда спой! Спо-о-ой! Про баб! А мы нальем!
Так это же аэд! Сразу надо было догадаться! Кто же еще так напивается?
0-о-о-ох!
Долго-долго голову поднимал, долго-долго лиру из сумы, что под столом стояла, вытаскивал...
Про баб! Про баб! Как Зевс баб из свиней сотворил! Зна-а-акомая песня!
0-о-о-о-ох-х!
Я понял - конец лире. Сейчас как рванет струну!..
Про баб! - уже втроем, с кентавром вместе. - Про ба-а-а-аб!
Тре-е-ень...
И вдруг что-то изменилось. Поначалу показалось - струна лопнула (да как ей не лопнуть-то было?). Или все струны сразу. Или крыша на нас свалилась.
Нет, не крыша! Тишина! Замерла толпа, застыла, словно кто-то всем пьяные их глотки запечатал.
А пьяница-аэд уже не сидит - стоит, и лира в руках, и пальцы не трясутся...
Медью воинской весь дом блестит, Весь оружием полон дом - Арею в честь!
Тут шеломы как жар горят, И колышутся белые На них хвосты...
Еле смог оглянуться, от пальцев его, что по струнам неспешно ходили, взгляд
оторвать. Слушают! И как слушают!
Там медные поножи На гвоздях поразвсшаны, Кольчуги там.
Вот и панцири из холста
Вот полные, круглые Лежат щиты.
Есть палицы халкидские, Есть и пояс,и перевязь, Готово все!..
Странное дело! Песня как песня, военная, у нас ее каждый эфеб знает.
Правда, порою важно не что поют, а как. Ну и голосина у этого оборванца! Мороз по коже!
Ничего не забыто здесь;
Не забудем и мы, друзья, За что взялись!
Трое проклятой скоро гореть! И возьмет ее с нами вместе Бог Ахилл!
Эй, микенцы, острите мечи! Ждет нас море, ждет нас поход, Победа ждет!
Тишина... Мертвая, глухая, только слышно, как дождь по крыше стучит. И
наконец, единое, дружное:
А-а-а-а-а-а-а-а-а!
А что аэд? Да вот он - снова носом в стол уткнулся! Странное дело, словно бы видел я его уже! И лицо незнакомое, и голос...
А все-таки встречались!
* *
Первым, кого я за Львиными воротами встретил (они для козопасов Львиные, а вообще-то ворота Солнечных Львиц), оказался... Любимчик! Собственной богоравной особой! Я на него посмотрел, он - на меня... - Диомед! Ну, знаешь! И - лапищами. Хотел убежать - да куда там! Ой!
Слушаю, как кости мои бедные трещат, а сам глазам не верю. Он, Лаэртид! На подбородке - две волосины (почти как у меня), на плечах - плащ шерстяной, пастуший, вместо сандалий - сапожки, тоже пастушьи. Но все равно - он!
Лаэртид! Ты же на Итаке! Ты же приплод считаешь! Погрустнел, вздохнул, волосину рыжую на подбородке дернул.
Да тут такое дело, Диомед...
В общем, в Палаты Пелопсовы (в Микенах они тоже - Пелопсовы) мы вместе направились. Тем более у рыжего и колесницы не было. Верхами примчался. Удалец!
На один день в Герею заехал! Всего на один день! Там стада наши, я с сидонцами договорился кое-что продать, а тут - гонец! От Атрида! Приезжай, мол, срочно. Ты чего-нибудь понимаешь, Диомед?
Понимать-то я понимал. Но не все. Зачем Агамемнону я понадобился, догадаться можно. Аргос Микен не слабее, по крайней мере, на суше. А вот зачем Любимчик? Или без превеликого воинства итакийского Парис Елену не отдаст?
А во дворе Палат Пелопсовых - суета. А во дворе - слуги толпятся, колесницы с повозками разгружают. Начал я считать - сбился. Ба-а-альшой заезд богоравных нынче! Это кто же пожаловал в Златообильные? Колесницы серебром-золотом блестят, кони - прямо с Олимпа, на нас, сирых, даже глаз не косят.
А ведь война будет, - вновь вздохнул Любимчик. - Точно будет, Диомед!
Только я им в этом деле не помощник!
Поглядел я на Лаэртида - ничего не ответил.
* *
Богоравного басилея Диомеда, сына Тидея, просят пожаловать...
Скрипнул я зубами (сами вы - басилеи!), но делать нечего - пожаловал. Мимо хризосакосов в доспехах сверкающих - прямиком в тронный зал. Под красные своды, что колоннами золочеными, с каймой пурпурной, подпираемы. Говорят, этот дворец Пелопс не просто так строил. Велел он, Танталид, себе точное подобие Дворца Мино-сов в Кноссе, что ныне в руинах лежит, воздвигнуть. И зал, как у Миноса, и колонны, и фрески, и трон...
Выше туч нос задирал Пелопс! Длинный был у него нос, говорят, подлиннее, чем у его богоравных потомков!
А вот и трон. Вокруг него, как водится, даматы с теретами' столбами стоят. А на троне - само собой, нос. Длинный, естественно. Над носом - венец золотой, под носом - бороденка козлиная (отрастил-таки!). А к носу - все, что полагается: скипетр кости слоновой, фарос пурпурный, сандалии красные. Все вместе сложить - ну точно, Зевс Додонский!
Радуйся, богоравный Диомед, басилеи Аргоса, брат наш...
Увы, это не Зевс. Это всего лишь Агамемнон.
...Приветствую тебя в Микенах наших и во всяком нашем благоволении заверить спешу...
А я стою - котлом медным закипаю. За кого он меня принимает, этот носатый? За вшивую деревенщину, что сандалий красных не видела? Нужно мне его благоволение, как кентаврам колеса!
А даматы с теретами щеки, охрой намазанные, надувают, на меня не смотрят. Ждут. Вот сейчас аргосский баси-леишка на колени хлопнется, на живот брякнется...
Раскинул я руки пошире, ухмыльнулся радостно:
Атридик! Сколько лет, сколько зим! Дай-ка я тебя поцелую, душка! У-у, ты мой бородатенький! И - полез лобызаться. Прямо на трон.
Ну, извини, Тидид! Извини! Сам понимаешь, церемонии эти... Насели даматы, кричат, мол, лица терять нельзя, Микены с Аргосом равнять...
Ладно!
Свиту прогнали, теперь сидим. Не на троне - на сту-
Т с р е т - чиновник, чаще всего - военный.
пеньках. Оно и удобнее, и проще. Когда не на троне и без скипетра,
Агамемнон даже на человека походить начинает. Не то чтобы совсем...
Менелай приехал. И Нестор из Пилоса. Знаком? Нестор? Ах да, папаша
Антилоха. Еще один ванакт!
Познакомимся. Я тут Одиссея Итакийца встретил...- Он уже здесь? - дернулся длинный нос. - Это хорошо, Тидид! Мне Менелай говорил, что этот Одиссей кого угодно уговорить может...
Это точно, - улыбнулся я. - А кого уговаривать будем?
Приама, - вздохнул Атрид. - Елена в Трое, Диомед! Десять дней назад корабль пришел, рассказали. В Трое Елена! Приам признал ее женой Париса...
Нехорошо свистеть в тронном зале. Но я все-таки присвистнул.
Ну и дела!
* *



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 [ 39 ] 40 41 42 43
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.