read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



рыбку-то - да в мешок.
- Боюсь, что рыба уже в мешке. Только веревочку задернуть.
- Веревочку бы и перевязать можно.
- Нет, Сибл. Поздно. Огил одну ошибку дважды не делает. В прошлый раз
он по старинке концы искал... а теперь мешок: всех разом.
- А ведь это мы ему дорожку расчистили... считай, на готовенькое
позвали...
- Асага обвиняют в этом?
- Покуда его только в том винят, что он тебя, хитреца, Калатом
подосланного, послушал, дал себя вокруг пальца обвести.
- А если я сам отвечу за свою вину?
- Твою вину ему с тобой делить, он за тебя голову в заклад ставил.
- А если я докажу, что был прав?
- Может, оно для Братства еще хуже будет. Ты согрешил, Асаг ошибся -
что же, только господь не ошибся. Вина накажется, грех отмолится - а все,
как было, так будет... как от дедов завещано.
- Не будет, Сибл. Братству жить считанные недели.
- Все-то ты знаешь! А оно, чай, тоже от нечистого!
- Значит, это наставник Салар воду мутит?
- Значит, он.
- И чего он хочет? Власти?
- Кабы так! Ты его просто не знаешь, Тилар. Он-то, наставник наш,
святоша да постник, дай ему волю, всех бы постами да молитвами заморил, а
только ни хитрости в нем, ни корысти. Для себя-то он ничего не хочет.
Братство ему заместо души, да только не наше, не всамделишнее, а какое он
сам вымечтал. То и боится перемен, что, мол, всякое искушение от дьявола.
Думает: и эту беду можно отмолить - поститься да покаяться, глядишь,
господь и смилуется.
- А ты?
- Что я?
Я глянул ему в глаза, и Сибл нехотя усмехнулся.
- А я, брат Тилар, мужик простой. По мне на господа надейся, а топор
точи. Нынче, коль возьмемся молиться, не взвидим, как и на небесах
очутимся.
- Тогда выход один. Раскол.
- Что?! - глаза его засверкали, стиснулись огромные кулаки. Ну, если
он сейчас да меня... конец! Но досталось не мне, а столу: хрустнула от
удара столешница, подпрыгнул светец, выронив лучину, красным огоньком она
чиркнула в темноте и погасла. И стало очень страшно.
- Что?! - опять прорычал Сибл из тьмы. - Да ты...
- Что я? Какого дьявола вам от меня надо? Я что, просился в ваше
Братство дураков? Да за один ваш суд... вот ей-богу! - надо бы вас... к
ногтю! А я, как нанялся, вас спасать!
- Спаситель! - Сибл уже успокоился; этакий ненавистно-насмешливый,
почти ласковый голос.
- А ты у Асага спросил. Он знает. Ладно, зажги свет. Он послушал
зашевелился в темноте. Высек огонь, присвечивая трутом, отыскал на столе
лучину, зажег и сунул в светец. Поглядел на меня и сказал - с той же
ласковой злобой.
- Ты расскажи еще, что ради нас кинул.
- Слушай, Сибл, - отозвался я устало, - что ты все на меня
сворачиваешь? Считай, на плахе сидим, а ты все заладил, как этла, кто я да
что я.
- Ох, и непочтителен ты, брат Тилар! - сокрушенно ответил он. - Так
ли со Старшими говорят? На плахе-то я всю жизнь сижу, привык уже под
топором, а вот кто ты да что... понять мне тебя надо, брат Тилар. Как это
ты в душу к Асагу влез да почти все Братство перебаламутил? Ишь ты, с
дороги не переспал, а уж сразу: раскол. А ты Братство ладил, чтоб рушить?
- А ты?
- И я не ладил. Готовое получил, потому и сберечь должен. Дедами
слажено, отцами завещано - как не сберечь?
И все-то он врал, хитрый мужичок. Ходил вокруг да около, покусывал,
подкалывал, а сам все следил за мной своим зорким, алмазно-светлым
взглядом, все прикидывал, примерял меня к чему-то, что уже решено. И
разгневался он, когда я сказал про раскол, не потому, что это _б_ы_л_о
с_к_а_з_а_н_о_ мной. Потому, что я так уверенно это сказал, будто знал,
что все уже решено.
Нет. Я не стану пешкой в чьей-то игре. Я и Баруфу этого не простил, а
уж там была игра - не этой чета. И я спросил:
- К чему ты ведешь, Сибл? Хочешь выкупить Асага моей головой? Ваше
право - я давно перед ним в долгу. Только что тебе это даст? Мир в
Братстве? Возможность умереть заодно?
Он только хмыкнул. Не соглашался и не возражал - слушал.
- Хочешь, чтобы конь не ел траву, а урл - коня? Чтобы Братство
спасти, а святош не обидеть? Не выйдет. Я Огила знаю. Если он что-то
начал, он это дело кончит. Мы ему сейчас, как нож у лопатки. Он страну в
кулак собирает, из кожи вон лезет, чтобы мясо жилами проросло, чтобы нам -
малюсенькому Квайру - выстоять один на один против Кевата. А вы тут, под
боком сидя, все галдите, что, мол, сами к власти его провели, на
готовенькое посадили. Все ему весну поминаете... допоминались! Он бы ее и
сам не забыл - припомнил бы - да не так скоро и не так круто. А уж раз
сами хотите - извольте! Все на памяти. И как столицу взбунтовать, и чем
бунты кончаются. Оч-чень ему болячка у сердца нужна, когда Квайр в
опасности!
- Так что ж: нам уж и рта не открыть, молчать было да терпеть?
- Да? Сколько раз я Асагу говорил: затаитесь. Дайте ему против Кевата
выстоять, а там уже по-другому пойдет, там все с него потребуют. И
крестьяне - то, чего он не может дать, и калары - то, чего не захочет. Вот
тогда-то и наш черед придет, тогда ему против нас не на кого будет
опереться, возьмем свое.
- Надолго ли?
- Надолго или нет, об этом уже поздно судить. Теперь он нас, как
козявку, раздавит, и никто за нас не заступится. Самим себя надо спасать.
- И уж ты спас бы?
- Не знаю, - ответил я честно. - Огил... понимаешь, он сильней меня.
Не скажу умней... тут другое: сильней и опыта у него больше. То, что он
делает... разгадать-то я смогу, а вот сумею ли его переиграть? Не знаю,
Сибл.
Он посмотрел на меня; так же зорки и пронзительны были его глаза, но
что-то смягчилось в их кристальной глубине.
- А все-таки, Тилар, что тебя заставило против друга пойти? Неужели
мы тебе дороже, чем он?
- Нет. Если честно, то меня от вас с души воротит. Не живете, а
корчите из себя бог весть что. Нет, чтобы дело делать - только друг перед
другом пыжитесь! Правда на вашей стороне, вот в чем дело. Ты пойми, Огил
ведь честный человек. Очень честный. Он все делает только для Квайра...
для людей. А выходит... ну, сам увидишь, если доживем. Не хочу, чтобы его
имя злом поминали, чтобы он успел загубить то, на что жизнь положил.
- Хитро это у тебя! Значит, его дело от него спасти? Нашими руками?
- "Наше, ваше"! И когда вы поумнеете? Есть только одно дело. Сделать,
чтобы люди были людьми, жили, как люди, и знали о себе, что они люди, а не
скот безъязычный! А тебе что, не хочется человеком пожить? Чтобы дети твои
были сыты, а на тебя самого никто сверху вниз глянуть не смел?
- Красиво говоришь! Хотел бы, само-собой. Ладно, Тилар, не стану я
тебе больше томить, разговоры разговаривать. И обнадеживать не стану:
жизнь твоя нынче что паутина, и ни моя, ни Асагова подмога тебе не
сгодятся. Быть тебе опять перед судом, а уж во что тот суд повернет...
Выстоял раз, сумей и вдругорядь выстоять. Сумеешь людей повернуть, чтоб
хоть малая да трещина... а уж мы-то по той трещине все Братство разломаем.
Вишь тут дело-то какое: Асаг сам думал на середку стать, а оно ему
невместно... и не по нутру. Ему бы командовать... а тут не приказ, тут
слово надо, чтоб до печенок дошло да мысли повернуло. Ты не серчай:
испробовал я тебя: выйдет ли?
- Ну и как?
Он задумчиво покачал головой.
- А знаешь, похоже, что и выйдет!

На самом деле это был не суд, а просто заседание Совета, и я пришел
туда по праву. Оказывается, есть и у меня права. Хотя обычно надлежит
беспрекословно подчиняться Старшим, но на совете я имею право потребовать
отчета у любого из них, и тот обязан перед нами отчитаться. Неглупо.
Я пришел в знакомый, почти родной подвал; пришел один, без
провожатых, и часовой безмолвно пропустил меня. Все были в сборе - как я и
хотел. Не сорок, а гораздо меньше; хоть я немного знал в лицо, зато они
меня все знали по суду, и смутный неприязненный шумок поднялся мне
навстречу. Я пробирался, как на эшафот, и взгляды их - опасливые, мрачные,
враждебные - подпирали меня со всех сторон. Один лишь просто глянул и
кивнул - Эгон - и я уселся рядом с ним. Опять всплеснулся злой шумок - и
стих. Явились Старшие. Их было пятеро, я знал троих. Асаг шел первым -
невысокий, сухонький, с застывшим настороженным лицом. За ним громоздкий,
равнодушный Сибл и величавый Салар. Те двое незнакомых шли позади, и это
хорошо - они подчинены и Сиблу, и Асагу. Высокий, очень тощий человек,
угрюмый и усталый, и горбун с руками до колен и удивительными черными
глазами.
Я взглядом показал на них Эгону, и он шепнул, почти не разжимая губ.
- Казначей Тнаг и брат Зелор. Всевидящий.
Я сам едва расслышал, но горбун вдруг обернулся, чиркнул быстрым
взглядом, выделил меня и рассмотрел. Какие это были умные глаза!
Пронзительное сочетание ума, печали и равнодушного, безжалостного



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 [ 39 ] 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.