read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


Наши крошечные дроги с крошечными лошадьми медленно пробирались среди
могучих стволов, порой на поворотах задевая за огромные корни, торчащие из
земли.
Позвякиванне цепей упряжки и мягкие удары копыт по упругой земле,
казалось, доносились лишь до ближайшего дерева - так ничтожны были эти
звуки. Даже дроги поскрипывали как-то жалобно, и Питер сидел молча.
Местами, там, где росли буки и лес глядел приветливее, дорога
спускалась к неглубоким ручейкам с прозрачной водой. Она бежала,
поблескивая, по гладким, словно отполированным, камешкам.
С полян, поросших редкой травой, едва прикрывавшей землю, за нами
наблюдали кенгуру. Они раздували ноздри, стараясь уловить наш запах, и,
почувствовав его, удалялись медленными прыжками.
- Я охотился на них, - сказал Питер, - но это все равно что стрелять в
лошадь: остается какой-то гадкий осадок. - Он закурил трубку и мягко
добавил: - Я не говорю, что это плохо, но есть уйма вещей, которые нельзя
сказать чтобы были плохими, по и хорошими их тоже не назовешь.
Эту ночь мы провели на берегу ручья. Я спал под голубым эвкалиптом и,
лежа на своем мешке, мог в просветах между ветвями видеть звезды. Воздух был
влажный, прохладный от дыхания древовидных папоротников и мхов, и звон
колокольчика доносился явственнее. Порой он звучал совсем громко - это Кэт
взбиралась на пригорок или оступалась, спускаясь к воде напиться, - но не
умолкал ни на минуту.
- Сегодня мы будем в лагере, - сказал утром Питер. - Мне надо приехать
перед обедом. Хочу нагрузить дроги нынче перед вечером.
Лагерь лесорубов расположился на склоне холма. Выехав из-за поворота,
мы увидели среди густой поросли большую вырубку.
Над лагерем узкой лентой вилась тонкая струйка голубого дыма; на
вершине холма, поднимавшегося к небу, поблескивали на солнце верхушки
деревьев.
Дорога огибала холм и выводила прямо на поляну, вокруг которой в
беспорядке были навалены срубленные верхушки деревьев.
В центре поляны стояли две палатки, перед которыми горел большой
костер. На треножнике над огнем висели закопченные чайники, и четверо мужчин
направлялись к костру, поднимаясь по склону от того места, где они
обрабатывали срубленное дерево. Упряжка волов отдыхала у штабеля распиленных
стволов; погонщик сидел тут же у дрог на ящике с провизией и обедал.
Питер рассказывал мне о людях, живущих в лагере. Ему нравился Тед
Уилсон, сутулый человек с кустистыми, пожелтевшими от табака усами и
веселыми голубыми глазами, от уголков которых лучами расходились морщинки.
Тед построил бревенчатый домик в полумиле от лагеря и жил там с миссис
Унлсон и своими тремя ребятишками.
Мнение Питера о миссис Уплсон как-то раздваивалось. Он считал ее
хорошей поварихой, но жаловался, что она "любит выть по покойникам". "И не
переносит вида крови", - добавлял он.
Питер рассказывал, что миссис Уилсон как-то ночью укусил комар, и на
подушке остался кровяной след "величиной с шиллинг".
- А она подняла такой визг, - заметил Питер, - словно в комнате
зарезали овцу.
Кроме Теда Унлсона, на участке работали еще три лесоруба, которые жили
в палатках. Один из них, Стюарт Прескотт, малый лет двадцати двух, с
волнистыми волосами, носил по праздникам тупоносые башмаки цвета бычьей
крови. У него был мохнатый жилет с круглыми красными пуговицами, похожими на
камешки, и он пел в нос "Ах, не продавайте мамочкин портрет". Прескотт
аккомпанировал себе на гармонике, и Питер говорил, что поет он здорово, "а
вот в лошадях ни черта не смыслит".
За любовь к щегольству приятели прозвали Стюарта Прескотта "Принцем", и
постепенно все стали называть его так.
Он одно время работал в зарослях неподалеку от нашего дома и часто
проезжал верхом мимо наших ворот, направляясь на танцы в Тураллу. Отец
как-то ездил вместе с ним в Балунг и, вернувшись, сказал мне:
- Я сразу заметил, что этот парень не умеет ездить верхом: каждый раз,
как соскакивает с лошади, причесывается.
Принц любил твердить о том, что надо уехать в Квинсленд.
- Там можно нажить большие деньги, - повторял он. - В Квинсленде много
земли расчистили.
- Верно, - соглашался отец. - Вот Кидмен - человек не скупой. Он и тебе
предоставит шесть футов земли после того, как поработаешь на него сорок лет.
Пиши, проси у него место.
Артур Робинс, погонщик волов, был родом из Квинсленда. Когда Питер
спросил его, почему он уехал оттуда, Робине ответил: "Там живет моя жена", -
и это объяснение вполне удовлетворило Питера. Потом Питер спросил его, каков
он, этот Квинсленд, и тот сказал: "Чертовски скверное место, но все равно
так туда и тянет, ничего с собой не поделаешь".
Он был маленького роста, с жесткими, торчащими бакенбардами, между
которыми возвышался огромный нос, открытый всем ветрам. Беззащитный нос,
красный, весь в рябинах; отец, знавший Артура, как-то сказал, что, видно,
нос изготовили сначала, а потом уже приделали к нему Артура.
Питер считал, что Артур похож на вомбата: {Вомбат - сумчатое животное,
напоминающее большого сурка. (Прим. перев.)}
- Каждый раз, как его вижу, мне хочется спрятать от него картошку.
Замечания о его внешности не обижали Артура, но стоило сказать слово о
его волах, как он немедленно раздражался. Однажды, объясняя трактирщику в
Туралле причину своей драки с приятелем, Артур сказал:
- Я молчал, пока он издевался надо мной, но не мог стерпеть, когда он
стал ругать моих волов.
Это был проворный, живой человек, любящий повздыхать о том, что "жизнь
тяжела". Он произносил эту фразу, вставая после обеда, чтобы возобновить
работу, или уходя домой из пивной. Это не была жалоба. Она выражала какую-то
длительную усталость, дававшую себя чувствовать, когда Артуру приходилось
вновь браться за работу.
Когда Питер остановил лошадей у палаток, обитатели лагеря уже наполнили
кружки черным чаем из чайников, висевших над огнем.
- Как дела, Тед? - крикнул Питер, слезая с дрог. И, не ожидая ответа,
продолжал: - Ты слыхал, я продал гнедую кобылу?
Тед Уилсон подошел к бревну, держа кружку с чаем в правой руке и
сверток с едой в левой.
- Нет, не слыхал.
- Бэри купил ее. Я сначала дал ему на пробу. Ну, эта никогда не
подведет.
- Я тоже так думаю, - заметил Тед. - Кобыла хорошая.
- Лучшей у меня не было. Она привезет пьяного домой и всегда будет
держаться той стороны дороги, какой надо.
Артур Робинс, который, когда мы вошли, присоединился к обедавшим, пожал
плечами и произнес:
- Ну вот, понес! Теперь пойдет рассказывать, как он растил эту кобылу.
Питер добродушно посмотрел на него:
- Как поживаешь, Артур? Уже нагрузил?
- Разумеется. Я ведь из тех ребят, что от дела не бегают. Вот думаю
обзавестись упряжкой лошадей и бросить работать.
- Ты так и умрешь в ярме, - добродушно съязвил Питер.
Я не слез с дрог вместе с Питером, замешкавшись в поисках своей кружки,
и, когда спустился на землю и направился к группе беседовавших мужчин, они с
изумлением уставились на меня.
Тут я вдруг впервые почувствовал свое отличие от других. Это чувство
удивило меня. На секунду я в замешательстве остановился. Потом волна гнева
поднялась во мне, и я двинулся вперед, быстро и решительно переставляя
костыли.
- Кто это с тобой? - спросил Тед, поднимаясь на ноги и рассматривая
меня с интересом.
- Это Алан Маршалл, - сказал Питер, - мой товарищ. Иди сюда, Алан!
Разживемся у этих ребят какой-нибудь жратвой.
- Здравствуй, Алан! - сказал Принц Прескотт, словно гордясь тем, что
давно меня знает.
Потом повернулся к остальным собеседникам, торопясь объяснить им,
почему я на костылях.
- Это тот самый парнишка, у которого был детский паралич. Он чуть было
не помер. Говорят, он никогда не сможет ходить.
Питер сердито обернулся к нему.
- Какого черта ты болтаешь? - резко спросил он. - Что тебя укусило?
Принц растерялся. Остальные удивленно уставились на рассерженного
Питера.
- Что я такого сказал? - спросил Принц, обращаясь к товарищам.
Питер что-то пробурчал. Он взял мою кружку и налил мне чай.
- Ничего особенного. Но больше этого не повторяй.
- Так у тебя нога больная, да? - сказал Тед Уилсон, стараясь разрядить
напряжение. - Бабки подкачали, да? - Он улыбнулся мне, и остальные тоже
улыбнулись его словам.
- Вот что, - внушительно сказал Питер; он выпрямился, держа мою кружку
в руке. - Если храбростью этого парнишки подбить башмаки, им износа не
будет.
Я почувствовал себя совсем одиноким среди этих людей, и даже слова Теда
Уилсона не могли рассеять этого чувства. Замечание Принца показалось мне
глупым, Я был уверен, что снова начну ходить, однако гнев Питера придал
словам Принца значение, которого они не заслуживали, и в то же время вызвал
во мне подозрение, что, по мнению этих людей, я никогда больше не буду
ходить. Мне захотелось очутиться дома, но тут я услышал, что сказал Питер о
моей храбрости, и от восторга забыл обо всем услышанном раньше. Питер поднял
меня до уровня этих людей - больше того, он вызвал у них уважение ко мне. А
в этом я нуждался больше всего.
Я был так благодарен Питеру, что мне захотелось как-то выразить свое



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 [ 40 ] 41 42 43 44 45 46 47 48 49
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.