read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



надобности. - Уже, глядите, имеет полное расстройство желудка. Ягоды ел.
Голубицу...
"Вот он, наверное, ничего не боится! - думаю я про Колю. - Он и кричит
и смеется. А я почему-то боюсь. Это, наверно, оттого, что я не выспался.
Но ведь и другие не выспались".
- Это еще не расстройство, - с седла внимательно рассматривает медвежий
помет Венька. - Если бы этого медведя легонько рубануть по хвосту прутом,
вот тогда бы он правда расстроился. Он на задницу очень хлипкий. От него
бежать ни в коем случае нельзя. Словом, нельзя его пугаться...
Я завидую Веньке. Ведь я хорошо видел, что он испугался медвежьего
рева. А сейчас он не только подавил в себе испуг, но старается и нас
взбодрить. Иначе для чего бы ему говорить о том, что все и так знают: если
медведя испугать, у него начинается понос.
- Это уж как закон природы, - улыбается Венька. - Против всякого страха
есть еще больший страх.
- А ехать нам далеко? - спрашивает Коля.
- Нет, - говорит Венька. - Сейчас до Желтого ключа доедем, и там уж
будет видно заимку. - И поворачивается ко мне: - Ты эти места узнаешь?
- Узнаю, - киваю я, хотя по-прежнему ничего не узнаю.



20
Мне казалось, что силы мои уже на исходе, когда мы подъезжали к Желтому
ключу. Я устал от нестерпимой жары, от подпрыгивания на седле и всего
больше от изнурительной работы собственного воображения - от поединка с
медведем, которого не было.
Желтый ключ веселой тоненькой струйкой выбивается из-под самой горы, но
вода в нем не желтая, а кипенно-белая, холодная. Желтый - песок вокруг
ключа.
Я набираю воды в пригоршню и пью мелкими глотками, потому что она
студит до боли зубы. Потом я умываюсь.
Хорошо бы снять рубашку и намочить холодной водой спину, грудь! Но я не
знаю, что еще будет дальше.
Я устал, а работа наша только должна начаться. Должно начаться то, для
чего мы выехали из Дударей и вот уже вторые сутки кочуем по этим местам.
Из леса выезжает наш начальник. Затем появляются Иосиф Голубчик, Петя
Бегунок и старший милиционер Воробьев. Их лошади взмылены. Видно, что они
прошли большой и трудный путь - больше нашего.
Но начальник бодро спрыгивает с коня. Толстые ноги в мягких сапогах с
короткими голенищами чуть прогибаются под его увесистым телом и глубоко
вминают высокую, сочную траву и рыхлую почву, когда он идет к ручью.
У ручья он долго умывается, поливая круглую, остриженную под бобрик
голову холодной водой, потом вытирает лицо и шею носовым платком и, глядя
на Веньку покрасневшими, выпуклыми глазами, спрашивает:
- Ну-с?
- Время еще есть, - смотрит на ручные часы Венька. - Всего девятый час.
Двадцать минут девятого. Подождем еще минут сорок?
- Подождем.
- Может, закусим? - робко спрашивает Воробьев.
- Можно, - опять соглашается начальник и садится на траву, по-калмыцки
подогнув ноги. - Только и делаем, что закусываем да чай пьем, а настоящего
дела пока не видать...
- Не наша вина, - по-стариковски кряхтит Воробьев и, оскалив желтые,
полусъеденные зубы, развязывает ими туго стянутый узел на мешке с едой.
Мешок брезентовый, широкий, он растягивается на кольцах и расстилается
на небольшой поляне, на волнистой траве, как скатерть.
- Садись, Малышев, - приглашает начальник Веньку, показывая на еду - на
хлеб и мясо, которое режет большим складным ножом Воробьев. - И вы,
товарищи, садитесь.
- Спасибо, - отказывается Венька. - Я после поем. Я на минутку отойду.
- И направляется в сторону большака, невидимого отсюда.
- Я тоже с ним пойду, - вскакивает с травы Иосиф Голубчик. - Разрешите
мне, товарищ начальник. Убедительно прошу. Разрешите...
Венька останавливается и обиженно и вопросительно смотрит на
начальника.
- Никуда ты не пойдешь, - строго говорит начальник Голубчику. - Садись
и сиди. Вот еда, кушай...
Мы все садимся вокруг мешка и, подражая начальнику, подгибаем под себя
ноги.
А Венька уходит в заросли боярышника, в сторону большака.
Мне кажется странным, что начальник ест с таким аппетитом. Мне
совершенно не хочется есть. Я смотрю, как начальник обкусывает мясистую
кость, и думаю: "Интересно, куда же это пошел Венька? И что будет через
сорок минут? Венька сказал: "Подождем минут сорок".
- Ты чего не ешь? - спрашивает меня начальник.
- Я ем, - говорю я.
Беру пучок черемши, обмакиваю ее в соль, отламываю от ломтя кусочек
хлеба и запихиваю все это в рот. Есть мне все-таки не хочется.
После еды Петя Бегунок отводит меня от ключа в сторонку и показывает на
взгорье, где виднеются избы заимки.
- Вон, видишь, серебряная крыша? Да ты не туда смотришь. Ты смотри вот
на эту сосну. Вон, видишь, серебряная крыша? Это изба, в которой Кланька
живет.
Из-за ветвей хорошо видно оцинкованную крышу. Она действительно
поблескивает сейчас на солнце, как серебряная. Такие крыши - редкость на
таежных заимках.
Я смотрю на эту крышу, и мне немножко обидно, что Бегунок показывает
мне на нее. Я же вместе с Венькой был под этой крышей. Бегунок, наверное,
никогда не видел Кланьку Звягину, а я ее видел, был у нее. Но я молчу.
- В девять часов ровно, - говорит Бегунок, - вот с этой стороны, с
правой, должны поднять жердь с паклей. Ровно в девять...
Я обижаюсь не на Бегунка, а на Веньку. Неужели он не мог мне объяснить,
как будет проходить операция? Подумаешь, какой секрет, если даже Бегунок
его знает! Или Венька мне об этом не говорил потому, что считал, что я сам
все уже знаю? А я ничего не знаю.
- Чего это вы смотрите? - подходит к нам Коля Соловьев, все еще
прожевывая хлеб.
- Да вот Петя любуется избой Кланьки Звягиной, - смеюсь я, чтобы
показать, что это для меня не новость.
- А которая изба? - интересуется Коля. - Вот эта белая, что ли?
Значит, Коля тоже ничего не знает. Тогда я возмущаюсь про себя. До чего
же глупо организована операция! Никто ничего не знает. Как же действовать
в таких условиях? Все, значит, получается втемную. Даже не сказано, что
нам делать, когда над крышей поднимется жердь с паклей. Для чего же нас
сюда собрали?
Начальник сидит на траве, спиной привалившись к сосне. Он курит, но
глаза у него прищурены. Похоже, он задремывает.
А Веньки все еще нет. Куда же, интересно, он ушел?
На взгорье хлопает выстрел.
- Начинается, - веселеет Бегунок и, ухватив за повод свою лошадку,
вкладывает ей в рот удила. Потом легко запрыгивает в седло и, уже сидя в
седле, всовывает ноги в стремена.
Иосиф Голубчик и Коля Соловьев тоже бегут к лошадям.
А я смотрю, как начальник, неторопливо опираясь на руку, подымается с
травы.
Раздается второй выстрел, третий, четвертый.
Иосиф Голубчик, еще не обратав лошадь, передергивает затвор карабина.
- Спокойно, - говорит начальник, отряхивая травинки, приставшие к
брюкам. - Спокойно! Ничего покамест не случилось... - Он подходит к своей
лошади и закидывает повод на конскую шею. Все делает он неторопливо, как
бы с ленцой.
- Жердь! - кричит не склонный к спокойствию Бегунок. И показывает
плетью с седла. - Жердь, смотрите-ка, подняли!
- Ну, слава тебе господи! - вздыхает Воробьев. Он, пожалуй, даже
перекрестился бы, если бы руки не были заняты мешком и карабином и если бы
не стеснялся осенить себя крестным знамением в присутствии партийного
начальства.
На взгорье громыхают телеги, лают собаки. Слышно даже, как гремят цепи
и взвизгивает проволока, по которой скользят кольца от цепей, удерживающих
собак-волкодавов. А человеческих голосов не слышно.
Из зарослей боярышника выходит Венька.
- Взяли, - говорит он.
Но лицо у него не веселое, а скорее печальное. И весь он какой-то
измятый, не такой, каким мы видели его еще меньше часа назад.
- Ну, слава богу! - опять вздыхает Воробьев.
Венька подходит к начальнику, недолго разговаривает с ним, потом не
запрыгивает, а устало залезает в седло. Вялый он, медлительный. И кепка
надета уже как следует, козырьком вперед.
А начальник становится вдруг необыкновенно быстрым в движениях,
натягивает повод, бьет лошадь по брюху толстыми ногами в стременах и
кричит:
- Внимание! Выезжаем на большак! Голубчик, особо учти: без моей команды
ни во что ни в коем случае не соваться!..
Мы выезжаем на большак и поднимаемся на взгорье, окутываясь горячей,
удушливой пылью.
Навстречу нам громыхает телега, в которую запряжена мохнатая лошаденка,
точно такая, на какой разъезжает старший милиционер Воробьев. На телеге
сидят, свесив ноги, два мужика, а между ними лежит, распластавшись,



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 [ 40 ] 41 42 43 44 45 46 47 48 49
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.