read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



Литтосийцы вычерпывали ее горстями. Лодка была так перегружена, что почти
не кренилась под ветром.
Когда грот был поставлен, началось затейливое круженье между рифов.
Наконец лодка очутилась у края первой подводной гряды. Нис невольно
оглядывался по сторонам, не видно ли каких-нибудь следов Сарандаки или
шотландского капрала, хотя он отчетливо понимал, что они погибли. Джин
наверняка погиб.
Рифы Ниса не беспокоили. Хаджи Михали, как и он сам, сумел найти дорогу
сюда. Найдет и дорогу обратно. Две лодки шли впереди, лавируя между
рифами, вытянутыми в два длинных ряда. Остальные следовали сзади, но уже
на значительном расстоянии от берега.
Дело было сделано.
Нис посмотрел на Берка, который сидел рядом с Хаджи Михали. Редкие
пряди волос распластались по его черепу, точно цветочные лепестки. Вода
стекала по лбу, по щекам, вдоль крыльев круглого носа и вокруг плотно
сжатых губ. Рубашка хаки, намокшая до черноты, местами прилипла к телу.
Глаза, как и у других, покраснели от соли. Щеки тоже покраснели, и лицо
стало такое, каким оно, вероятно, было шесть или семь лет назад.
И Стоун, с рыжими волосами, рыжей порослью бороды. Лицо, красное
всегда, не от соли только, открытое лицо, на котором пролегли суровые
складки от холода и от всего, что было. Великан с ясной душой. Но что-то
еще прибавилось к этой ясности теперь, после Хавро Спати. Великан, умевший
приходить в бешенство, когда в него стреляли или чем-нибудь мешали ему.
А те в свою очередь видели перед собою Ниса, маленького черноволосого
грека с расширенными зрачками. Нис, который врезался на плоскодонке в
песчаный берег, потому что нужно было уничтожить береговые форты. А для
этого - доставить миномет в такое место, откуда он мог бы стрелять. Он сам
пришел к решению. И сам сумел его осуществить.
Нис, чьи белые руки держали грота-шкот, а глаза медленно переходили с
одного на другого. Лицо у него было очень белое и казалось еще белее в
черной кайме бороды. Взгляд словно жег что-то, сосредоточенный и
напористый. Та сила в нем, которая заставила их пойти, и взяться, и
сделать, которая вела их за собой, а ему помогала без боязни стоять под
пулями. Да. Та внутренняя сила, которая делала его таким напористым и
неуемным.
И дальше эти - с лицами мертвецов, освобожденные ими. Сумрачные,
видевшие смерть люди.
И Хаджи Михали. Этот человек, который верховодил всем. Верховодил мягко
и без усилия. Это была его затея. Отчаянная и продуманная только
наполовину и только наполовину удавшаяся. Его затея. Хаджи Михали. Все они
помогали осуществлению ее. Но то, что сделало это возможным, жило в ясном,
немигающем взгляде Хаджи. Михали.
А Хаджи Михали в это время думал только о Сарандаки. Для него Хавро
Спати, Сарандаки, Гавдос - все это было одно. Все это нагнеталось в нем
против метаксистов, которые притесняли их, и эксплуатировали, и сажали в
лагеря, и поэтому должно было случиться то, что случилось.
Умом или чувством он пришел к этому убеждению, но оно было в нем сейчас
сильней, чем когда-либо. Метаксисты. Они виноваты во всем. Они и их
старшие братья - железноголовые.
А Берк вдруг вспомнил о третьем миномете.
- Куда же все-таки девались те? - спросил он. - С пятисантиметровкой?
- Гоняют где-нибудь по морю, - сказал Нис.
- А не все ли равно теперь, - устало сказал Стоун.
И они вышли в открытое море. Хаджи Михали правил рулем, упираясь ногами
в 8,1-сантиметровый миномет. (Никто, кроме железноголовых, не вспоминал
никогда про эту десятую долю.) Назад Хаджи Михали не оглянулся ни разу. И
никто не оглянулся.
Дело было сдельно.
И Нис думал: "А что, если железноголовые уже добрались до Литтоса?"



29
Ближе к Криту стало теплее, потому что ветер доносил теплый воздух с
земли. Люди выпрямились, разогнули сгорбленные спины. Хаджи Михали, не
глядя и не думая, правил прямо на бухту Литтос. Он подошел к острову в
двух милях от бухты и отсюда пошел вдоль побережья. Уже была видна деревня
в тени громоздившихся над нею гор. Отсюда казалось, что вся она состоит из
нескольких домиков на взморье.
Чем ближе был берег, тем тягостнее становилось возвращение без
Сарандаки и остальных. Хаджи Михали с самого Гавдоса ни разу не заговорил
о Сарандаки. Освобожденные ловцы губок расспрашивали его. Он давал
короткие, односложные ответы. Они спросили Ниса, как случилось, что
Сарандаки утонул. Нис рассказал им. Но Хаджи Михали не говорил ни слова.
И вдруг, когда они подходили к Литтосу, он сказал с обычным
спокойствием:
- Несправедливо вышло для Сарандаки.
Все молчали.
- Он погиб за освобождение узников с Гавдоса. Это большое дело. Но
лучше, если бы это случилось в борьбе за главное. За то, чтобы пришел
конец метаксистам или железноголовым. Хотя, мне кажется, это связано. Мне
кажется, что так.
И больше он об этом ничего не сказал.
- Мы бедные люди, - сказал он затем Нису. - Но ты скажи _австралос_,
что эта лодка теперь ваша, твоя и их. Можете плыть на ней куда вам угодно.
- Я скажу, - ответил Нис. - А ты что будешь теперь делать?
- Дела много. Надо приниматься за железноголовых, - сказал Хаджи Михали
немного погодя.
Нис давно уже передумал все это снова. Что пользы здесь оставаться?
Колоть железноголовых булавками в толстые спины - вот все, что можно
делать здесь. Больше ничего. Да, да. Больше ничего. Но Нис знал хорошо,
что он нарочно говорит себе это, нарочно, чтобы подкрепить свое основное
решение ехать в Египет или вообще туда, где готовится окончательный
разгром железноголовых. И принять участие в этом, а не в булавочных
уколах. Для Хаджи Михали и такие уколы - дело, потому что у него терпения
много. Но для него, Ниса, - нет. Он слишком нетерпелив, слишком томится
чувством бессилия, невозможностью прямо вцепиться в горло железноголовым и
метаксистам. Старшим и младшим братцам.
- Я все-таки не знаю, для чего тебе, собственно, понадобилась связь с
англичанами, - сказал он Хаджи Михали, продолжая нить своих мыслей.
- Для того чтобы не действовать особняком. Иначе мы только и можем, что
дергать железноголовых за волосы.
- А что же делать?
- Англичане скажут что. Им нужна будет военная помощь.
- Много вы им тут поможете, - сказал Нис.
Лодка теперь легко скользила вдоль берега к бухте Литтос, до которой
осталось не больше мили.
- Мы больше всех можем помочь.
- Но чем, чем? - настаивал Нис.
- Вот таким сопротивлением, - сказал Хаджи Михали. - Только мы можем
оказать настоящее сопротивление железноголовым. У нас все было готово для
отпора метаксистам. Теперь мы это используем против железноголовых, вот и
все.
- Вас задушат.
- Всех не задушить. Останутся другие. Есть литтосийцы. Есть крепкие
люди на Ласити, и среди сфакиотов тоже немало найдется. А ты думаешь, в
Дикте или даже в городах будут молчать? Нет. Нет. Но действовать могут
только те, кто готовился к организованной борьбе с метаксистами. Другим
это еще не под силу. Только революционеры могут выступить сразу.
- Неплохо, - сказал Нис. - Совсем неплохо. А англичане знают про это?
- А вот для того я и послал к ним Экса. Но я думаю, они и так знают. И
всегда знали.
- А если знали, то не очень считались с этим, иначе бы они не
поддерживали Метаксаса.
- Да, правда, - сказал Хаджи Михали, прощая англичанам былые грехи. -
Но это было раньше, когда они, быть может, боялись крутых перемен. Понятно
тебе? Сейчас другое дело. Было бы просто глупо не понимать этого.
- Для них, может быть, не так уж глупо.
- Почему?
- Может быть, они предпочитают метаксистов нам.
- Ну, не настолько уж они глупы, их цель сейчас - разбить
железноголовых. Если кто-нибудь может помочь им в этом здесь, так не
метаксисты, а мы. А это для них сейчас самое важное.
Нис согласился. Он спорил с Хаджи Михали так же, как недавно Стоун
спорил с ним. Ему нужно было, чтобы его самого все время убеждали. И он
обрадовался, поняв, что Хаджи Михали смотрит на дело так же, как и он. Ему
хорошо запомнилось, с каким цинизмом даже Стоун толковал об этом. Но
сейчас дело было не в интересе англичан к внутренней политике Греции. Дело
было в том, что здесь они могли найти существенное подкрепление в борьбе
против железноголовых. Вся Греция будет против железноголовых. Вся Греция,
кроме метаксистов. Да, да, да.
Разговор между тем сделался общим, все литтосийцы и ловцы губок,
сидевшие в лодке, приняли в нем участие, и все сказанное было повторено с
начала, с обстоятельным перечислением всех за и против. Нис слушал краем
уха. Он смотрел на приближающуюся деревню и думал: а что, если туда пришли
железноголовые?
- Наверно, уже сидят там и ждут нас, - сказал Берн. Он отгадал мысли
Ниса.
- Не знаю, - сказал Стоун. - Я знаю только, что я хочу спать.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 [ 40 ] 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.