read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



светлые глаза его странно вспыхивают и заметно бледнеют покрытые
золотистым пушком щеки. Он стискивает кулаки и, захлебываясь, кричит:
- Не цапай!.. Убью!.. Моя Музка, понял?!. Моя!.. С Гвимаром не пошла, на
миллионы его плюнула!.. А на тебя, копеечника, гниду, и не посмотрит!.. Ни
с кем не пойдет!.. С Ермаковым даже не пойдет! Понял?! Ни с кем! А со мной
на край света!.. Пальцем только поманю!..
- Чтобы ты ее там завалил? - насмешливо осведомляюсь я.
- У-у!..
Совко по-тигриному, стремительно кидается на меня. Я даже не успеваю
вскочить и бью его двумя ногами, когда он уже совсем близко и защиты от
этого удара нет.
Он валится на пол и истошно орет. Это уже симуляция. Я ударил его в
четверть силы, это, скорее, был даже не удар, а толчок, который лишь
свалил его. Но Совко орет истошно, симулируя боль и истерику.
Я по-прежнему сижу на диване. Кузьмич невозмутимо крутит в руках очки. Мы
терпеливо и равнодушно ждем. Совко постепенно затихает и настороженно
поглядывает на нас, продолжая лежать на полу.
- Так, - говорит наконец Кузьмич. - Ну, вставайте, Совко. Чего уж там.
Но Совко продолжает лежать, неудобно подвернув под себя ногу и закрыв
локтями лицо; мне виден только один его глаз, в нем настороженность и
злоба прямо-таки волчья.
- Решил отдохнуть, - насмешливо говорю я. - Собраться с мыслями хочет,
чего бы такое еще выкинуть.
Совко меняет позу, нога, видно, затекла. И это движение заставляет его
невольно сделать еще одно, потом еще. В конце концов он медленно
поднимается и, ни на кого не глядя, усаживается на стул, машинально
поддернув на коленях брюки. Ишь ты, навыки какие заимел.
- Ну вот, - удовлетворенно говорит Кузьмич. - Если не возражаете, то
продолжим наш разговор.
К такому обращению Совко, кажется, не привык. Он недоверчиво взглядывает
на Кузьмича и усмехается.
- Можно и продолжить, - снисходительно соглашается он.
- Тогда перейдем от людей к фактам, - говорит Кузьмич. - Как договорились.
Напомню только, что о половине из названных мною людей вы нам ничего еще
не успели рассказать. Так будем считать.
- Не последний раз видимся, еще успею, - приходит в себя и пытается
острить Совко.
- Уж это конечно, - спокойно соглашается Кузьмич. - А мы не забудем
спросить. Так вот, факты. Первый из них - это убийство Семанского. Вы не
будете отрицать, что присутствовали при нем?
- Во, во, - удовлетворенно подхватывает Совко. - Присутствовал. Это точно.
- Так и Красиков говорит, - замечает Кузьмич.
При этом он словно не замечает ошарашенного взгляда Совко. Как это так,
"Леха говорит", если его тут нет и никогда не было.
- Он же сказал и про лампочку, и про сарай, - как ни в чем не бывало
продолжает Кузьмич. - Между прочим, вы с того двора сначала бежать было
собрались, а потом вернулись. Почему?
- Леха его в сарай уволочь захотел.
- Леха? - переспрашивает Кузьмич. - Стоит ли в этом пункте путать, Совко?
- Леха, - упрямо повторяет тот.
- Давай, давай, вали на него все, - говорю я. - Он тебе пока ответить не
может. Но мне он сказал, что ты велел вернуться.
- Врет.
- Кто врет, это мы скоро разберемся, будь спокоен.
- А может, и не он, и не вы? - спрашивает Кузьмич. - Может... Лев
Игнатьевич велел, ну-ка, получше вспомните.
- Не было его там, - твердо говорит Совко.
- Но спрятать он мог велеть. Днем-то он в том дворе бывал, сараи видел.
- Откуда взяли, что бывал?
- Откуда, - усмехается Кузьмич, - про это мы друг друга пока спрашивать не
будем.
Это звучит у него вполне миролюбиво, даже деловито и располагает к
спокойному разговору. А Совко, видимо, уже устал от напряжения, от
необходимости все время быть начеку, все время что-то придумывать и что-то
скрывать. Ему сейчас страсть как хочется поговорить спокойно, как бы
доверительно и тихонько попытаться выяснить, что же мы в конце концов
знаем, чем располагаем. Я же вижу, сейчас у него в голове от наших
разнообразных и неожиданных вопросов полный ералаш. И это больше всего его
волнует.
- Так правильно я говорю насчет Льва Игнатьевича? - спрашивает Кузьмич. -
Мы ведь договорились очевидные вещи не отрицать.
Ничего тут, конечно, очевидного нет, но фраза эта толкает на
откровенность. И Совко сейчас не до ее точного смысла.
- Да не влезает он в такие дела, - машет он рукой.
- Ладно, - соглашается Кузьмич. - Не влезает так не влезает. Кстати, где
он сейчас находится, вы, конечно, не знаете?
- Само собой, - нахально улыбается Совко.
- Напрасно. Впрочем, подумайте. Может быть, он тоже подтвердит, что не вы
совершили убийство. Одних ваших слов мало, сами понимаете. И на Красикова
надежды тоже мало, ему себя надо будет спасать. Словом, я вас не тороплю.
Подумайте. Ничего страшнее этого обвинения вам не грозит. И тут каждый
свидетель важен. Кстати, с какого этажа спускался в тот вечер во двор
Семанский?
- Черт его знает, с какого, - рассеянно отвечает Совко.
Похоже, он всерьез задумался над словами Кузьмича, и ему не до пустяковых
вопросов.
- Красиков сказал, с третьего...
- Ага. Вроде с третьего.
- Кто там живет, не знаете?
- Деятель какой-то. Гвимар к нему все шастал.
- Как этого деятеля зовут?
- А хрен его знает.
- Ты же его квартиру обчистил, - насмешливо замечаю я со своего дивана. -
Хоть бы узнал, кого грабишь.
- Пошел ты к... - Совко мгновенно вскипает. - Не знаю никакой кражи. Понял?
Смотри-ка, убийство признает, а квартирную кражу признавать не желает.
Интересное кино. Впрочем, от убийства он надеется отвертеться, а от кражи
не удастся. Кроме того, кража - это немалая добыча, и в ней немалая его
доля, которую он надеется, видно, получить, когда выйдет на свободу.
Интересно, дожмет его сейчас по этому пункту Кузьмич или отложит.
- Ладно, - говорит Кузьмич. - И это тоже оставлю вам для размышлений.
Только имейте в виду, по краже мы имеем в отношении вас прямые улики. Так
что отрицаете вы сейчас тоже очевидную вещь. И еще, - многозначительно
добавляет Кузьмич, - впереди у нас с вами разговор о Ермакове.
- Чего?! - ошеломленно спрашивает Совко и таращит свои светлые, пустые
глаза на Кузьмича.
- О Ермакове, - властно повторяет Кузьмич.
Совко уже, конечно, забыл, что в припадке ярости случайно назвал эту
фамилию: "Даже с Ермаковым", по его мнению, не уйдет Муза. "Даже"! И вот
сейчас, когда эту фамилию называет Кузьмич, на Совко такая осведомленность
действует, конечно, ошеломляюще.
В таком состоянии и уводит его конвой.
Допрос окончен.
Теперь Совко будет мучительно соображать, в какую ловушку он угодил, что
нам еще известно и что ему грозит теперь. Не позавидуешь его состоянию.
Но и нам тоже не позавидуешь. Дело все больше осложняется, все новые люди
появляются в нем, все загадочнее их роль, все запутанней связи.
- Давай-ка, милый мой, подведем кое-какие итоги, - предлагает Кузьмич,
когда мы остаемся одни. - Кое-что мы до конца все-таки не довели, как
считаешь?
- И кое-что новое нам открылось, - добавляю я.
- Именно что, - кивает Кузьмич. - Словом, давай, разберемся, пока все в
памяти свежо. И кое-какие пункты себе запишем. Возьми-ка листок, - он
достает из ящика стола лист бумаги, протягивает мне, потом придвигает к
себе стопку остро очиненных карандашей и продолжает: - Значит, первое.
Кое-какие пункты мы не дожали, их запомнить надо и потом Виктору
Анатольевичу передать. Например, об этом самом Семанском. Раз уж Совко
признал, что знаком с ним, надо было поглубже копнуть: чего он про него
знает? Вот, допустим, он сказал, что тот шастал часто к Купрейчику. А
зачем? Случайное знакомство ведь.
- Это по словам самого Купрейчика, - с ударением подчеркиваю я. - И якобы
исключительно из-за интереса обоих к живописи.
- Вот, вот. Словом, пункт этот остается открытым. До следующего допроса.
Так. Что еще?
- Еще неведомый Лев Игнатьевич, - напоминаю я. - Кроме имени мы,
по-видимому, и приметы его знаем.
- М-да... - задумчиво соглашается Кузьмич. - Фигура, кажется, интересная.
Это с ним Совко приходил обедать в ресторан к Музе. И его видели во дворе.
Но тут... Да, тут, пожалуй, рано подступать к Совко. Тут, милый ты мой,
надо будет чуток подготовиться. Для начала сделаем-ка мы о нем запрос в
Южноморск, а? Запиши-ка это вторым пунктом, запиши.
Я добросовестно записываю.
- Сейчас и позвони, - добавляет Кузьмич. - Прямо по спецсвязи. Может, у
них что и есть на этого Льва Игнатьевича. Тоже небось оттуда. Вот так, -
он удовлетворенно вздыхает. - Ну-с, что там еще у нас?
- А еще Ермаков, - говорю я, - если пока по людям идти. Это и вовсе для
нас темное место.
- Да уж. Прямо удивительно, как это у него сорвалось. Ты его, между
прочим, довел, чего уж там говорить.
И непонятно, чего больше в этот момент в голосе Кузьмича - удовлетворения



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 [ 40 ] 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.