read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



проблемой и разрешу ее не позже октября. Законы в Австрии суровы, но не
настолько, чтобы лишать доходов финансовую олигархию, а это значит, что в
законах есть лазейки. Например, такие: каждый крупный банк курирует две, три
и больше страховые компании и открывает счета их клиентуре без лишних
сложностей и проволочек. В целом схема выглядела так: мартьяновский знакомец
приобретает полис, а также рекомендацию страховщиков; по ней ему открывают
счет на сумму втрое-вчетверо больше страховки, и с этого вклада
перечисляются взносы в страховую компанию. Средства, вложенные в полис,
приносят пять-шесть процентов годовых и лет через десять возвращаются к
владельцу с изрядной прибылью. Все законно, все путем! Осталось лишь
подобрать надежную компанию и патронирующий банк да получить ?добро? на
таможне? Но это уже не мой вопрос. В четверг, закончив трудиться над
программой, я инициировал оба варианта текста, на русском и английском
языках, занес их на дискеты, распечатал и уничтожил в памяти компьютера.
Чтобы случайно не наткнуться и не прочитать. А чтоб не перепутать, кому
какой материал, дискеты и распечатки пришлось разложить по конвертам,
изобразив на них стилизованных орлов: двуглавого российского и
американского, с одной башкой, но очень хищной. В это историческое мгновение
я ощущал себя дьяволом-обманщиком, этаким агентом-двойником, который водит
за нос британскую МИ-6 и ведомство папы Мюллера, а может, кого-нибудь еще -
МОССАД, ЦРУ или недоброй памяти Лаврентия Палыча Берию. Но это были пустые
фантазии. Пока что я обманул по-крупному лишь одного человека, расколотив
молотком алый гипноглиф и черную пробку с бутылки от кетчупа.
Да, обманул!.. Не слишком достойный поступок, но что поделаешь? Амулет
власти являлся моей единственной надеждой и защитой, броней, отгородившей
меня от неприятностей и бед. От мелких и крупных, и от того, что случилось с
Сергеем Арнатовым. Крысоловы наивностью не отличаются, и я понимал, что
неизбежно наступит момент, когда моя жизнь повиснет на волоске - в тот миг,
когда отдам дискету, и до того, как ее прочитают. Когда прочитают, все
позабудут - о Косталевском, о гипноглифах и обо мне, но эти два события
могли разделяться минутами или часами. Это время нужно пережить. Весьма
опасный период, когда я стану не посредником, а лишним свидетелем, коего,
рассуждая логически, надо быстрее спровадить в ящик. Может, так не случится,
может, сперва решат прочитать, выяснить ценность доставленного, но мне
что-то не хотелось рисковать. Месяца не прошло, а пять покойников уже
маршировали в ад, и я не собирался стать шестым в их дружной шеренге.
Вот почему черный гипноглиф занял место алого в корпусе из-под часов, и
этот браслет я таскал весь день, а ночью, чтоб не заметила Дарья, прятал под
кроватью в тапки. Не потому, что боялся внезапных налетов и похищений, а
ради создания привычки. Привычка - вторая натура: где интеллект подведет,
где интуиция откажет, там выручит привычка. И, разумеется, тренировка. Для
тренировки я показал свой амулет Петруше и принялся внушать ему строгим
голосом:
- Я - твой хозяин, хохлатый охальник. Слушай внимательно и повинуйся!
Во-первых, ты должен забыть все нехорошие слова. Если не понимаешь, какое
слово гадкое, а какое - нет, то позабудь их все. Уяснил алгоритм? Выполняй!
Теперь во-вторых: увидев меня, ты должен кричать: ?Дмитррий, прривет
пррофессор!? Увидев Дарью: ?Даррья, крреолка, кррасавица!? А еще - ?пррошу
прростить покоррно!? И если хочешь банан, не вопи ?жрать, жрать!?, а
попроси, как полагается интеллигентной птице, - ?фррукт, хочу фррукт!?
Понял, сухогрузный недоумок?
Во время этой речи я водил гипноглифом у петрушиного клюва, а он, склонив
хохлатую голову к крылу, косился круглым глазом на темную обсидиановую
спираль с мерцающими в глубине серебристыми искорками. Казалось, что он
поддается гипнотическому воздействию, что резонанс между сознательным и
подсознательным сейчас наступит и я услышу наконец: ?Прошу простить
покорно?. Или хотя бы:
"Дмитрий, привет!? Но вот мощный изогнутый клюв приоткрылся и раздалось:
- Прр-нография, прр-ридурок! Порр-тянка! Прр-резираю! Я плюнул, вытащил
радиотелефон, дар полномочного агента Бартона, и трижды нажал кнопку
?pause?. Через минуту в аппарате пискнуло, потом заверещало, и все кнопки
озарились мертвенным зеленым сиянием. Сквозь эту иллюминацию пробился гулкий
голос:
- Гудмен? Сукин ты сын, Гудмен!
- А что такое? - спросил я с откровенным интересом.
- Ты что нам подсунул, Гудмен? Ты что обещал, немочь белесая? Ты обещал
бойца! Скорость реакции, уверенность, отвага и потрясающий прилив сил! Или я
в чем-то ошибся?
- А разве прилива сил не было?
Мой собеседник внезапно хихикнул:
- Был, но совсем в другом месте! Не там, где договаривались, понимаешь?
Но если разобраться, Гудмен, я не в обиде. Штучка-то забавная? редкостный
раритет, посильней виагры? как раз для белых извращенцев. - Может, и другую
подарю. Та - специально для черных, - пообещал я, вызвал в памяти свою
воображаемую схему и раскрасил рамочку команды бета в цвет небесной
голубизны.
- Ну, к делу! - распорядился Бартон. - Есть новости?
- Есть хорошие новости, мой чернокожий друг.
- Отлично! Хорошие новости нам пригодятся. Где и когда?
- Завтра. На том же месте, в тот же час.
- Машина будет ждать. А как твои? хм? спутники? Помощь нужна?
- Нет. Теперь уже нет. Спутники ко мне претензий не имеют. Он снова
хмыкнул и отключился. Я посидел минут пять, разглядывая умолкнувший аппарат
и размышляя, сколько штыков и сабель имеется в строю у Бартона. Получалось,
что не очень много, но и не так уж мало: он сам плюс мормоныш, плюс шофер
голубого ?БМВ? и тот парень в цветочной лавочке, мастер переодеваний;
конечно, были и другие люди, раз отыскался тип, похожий на меня. Но вряд ли
они вникали в суть и смысл операции; вполне возможно, кроме зулуса и
мормоныша, в курсе был лишь один человек, гипотетический резидент ЦРУ в
Петербурге. Так или иначе, дискетка до него доберется? до него и прочих
заинтересованных лиц? Представьте, как ее передают друг другу, все дальше и
дальше, все выше и выше по служебной лесенке, и каждый прочитавший текст
недоуменно пожимает плечами, хмыкает и тащит ее начальнику - мол,
ознакомьтесь, сэр, какую чушь понаписали? сам я уже позабыл про эти бредни,
но вас они, возможно, развлекут? вот так, сэр, а мне позвольте заниматься
делом. Дискетка, мой троянский конь, капля амнезийного бальзама? Я сознавал,
что, выпустив ее из рук, совершу насилие над личностью, над многими
личностями, в памяти коих внезапно возникнет трещина. Должен признаться, эта
мысль меня не радовала. Конечно, мы свыклись с насилием: оно сопровождает
нас на протяжении тысячелетий, и вся история хомо сапиенс - сплошная
эскалация насилия. Насилия над телом и насилия над духом? В этом смысле
Косталевский не изобрел ничего нового, так как идеология и религия действуют
тем же насильственным путем, как и его гипноглифы. Если разобраться, что
такое внешний стимул, который порождает те или иные желания, двигает нас к
тем или иным поступкам? Это символы и фетиши, придуманные человечеством, это
святые книги, непогрешимые догматы и зажигательные речи? ?Все это -
прр-ропаганда - прр-ропади она прр-ропадом!? - как сказал бы Петруша. Это
запомни, в то поверь, а се - позабудь? Чтобы успешнее справиться с муками
совести, я включил телевизор. Как оказалось, два последних дня на российских
просторах топтался красный петух. Всюду что-то горело: горело просто так или
сначала взрывалось, а уж потом начинало полыхать. В Петрозаводске - от
протечек газа, в Самаре - от короткого замыкания, в Грозном - от канистр с
бензином, в Нижнем Тагиле и Ельце - от всеобщей безалаберности. Горели
троллейбусы и храмы, вокзалы и банки, тюрьмы и шахты, автомобили и
резиденции мэров, воздушные лайнеры и леса. Кроме того, в Новосибирске
разгромили синагогу, а в Москве бабушка за семьдесят зарезала дедушку под
восемьдесят, который регулярно напивался и бил ее ногами. На фоне таких
событий мои намерения казались даже не мелким злодейством, а так, каплей
верблюжьей мочи на тропке меж аравийских барханов. Приободрившись, я
позвонил остроносому и доложил, что описание готово. Текст будет представлен
в двух экземплярах, на гибком диске и на бумаге, с грифом высшей секретности
- перед прочтением сжечь (эту идею я позаимствовал у братьев Стругацких).
- Сейчас приеду, - откликнулся Скуратов, намереваясь бросить трубку. - Не
спешите, Иван Иванович, - осадил я его. - Во-первых, документации у меня еще
нет, а будет завтра, после конспиративной встречи с профессором
Косталевским. Во-вторых, свидетели рандеву нам не нужны, так что отзовите
своих барбосов. А в-третьих, где благодарность? И где генерал? - Доставим и
то и другое прямиком из столицы, - пообещал остроносый. - Но вот насчет
барбосов? Тут вы, Дмитрий Григорьич, не правы, сильно не правы!
Недооцениваете сложность ситуации. Разве случай с Чернозубом вас ничему не
научил? Тоже хотите поплавать кверху задом? Представьте, что за вами вслед
пойдут не наши, а другие люди, и не барбосы, а ротвейлеры; пойдут, накроют
вас вместе с профессором, и конспирации конец. Что скажете о таком варианте?
- Накроют, буду молчать, как партизан, - ответил я. - Итак, завтра у
метро ?Горьковская?, в семнадцать ноль-ноль. Скажите генералу, чтобы
погладил парадный китель.

***
Когда моя птичка прилетела в гнездышко после дневных трудов, я стоял в
прихожей ее квартиры с топором в руке и примерялся к стенному шкафу. Стенка,
в которую его вмонтировали, была у нас общей, то есть с другой стороны, в
моей прихожей, располагался точно такой же шкаф размерами метр семьдесят на
два шестьдесят. Не надо быть знатоком топологии, чтобы додуматься до идеи:
если снести шкафы, получится проем, объединяющий две прихожие - и тем самым
две квартиры, - в нечто более просторное, величественное и пригодное для
обитания. Этот ?ап грейт? я и готовился совершить.
Представьте теперь пейзаж: явилась девушка домой, а шкаф ее нараспашку,
коробки с обувью на полу, на них - простынки, пододеяльники и шляпки,
полотенца свалены на стуле, плащ и пальто - на вешалке, а шубка вообще



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 [ 40 ] 41 42 43 44 45 46 47 48 49
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.