read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



двинулись не отставая. Тяжесть совсем исчезла, и даже ветерком как будто
пахнуло, свежим таким и солоноватым, как утренний бриз где-нибудь под
Одессой. Только здесь была не Одесса, и загадочный ветерок нас не
успокоил, а напугал.
- Откуда? - спросил я чисто риторически, зная, что мне все равно никто
не ответит.
Никто и не ответил. Вместе с ветерком из глубины коридора доносился и
еле слышный звук - не то свист, не то шуршание, словно ветерок по пути
шелестел в камышах. Не безобидно шелестел - тревожно. Кто-то предостерегал
нас или угрожал, приказывал отступить, вернуться, не переходить какой-то
неведомой нам границы. И вдруг не Мартин, который обычно рисковал первым,
а я самонадеянно шагнул вперед.
И получил сильнейший удар под ложечку, причем так больно и неожиданно,
что согнулся вдвое, судорожно скривив рот: даже дыхание перехватило.
- Что с тобой? - удивился Мартин.
Он не успел продолжить, а я ответить. Нелепо взмахнув руками, он
отлетел назад и грохнулся навзничь. Что было с Зерновым, я не видал: новый
удар, на этот раз по ногам, бросил меня в нокдаун. И самое интересное: мы
не видели нападающих. Невидимка наносил удары, а мы валились как чурки.
Преодолевая тупую боль в затылке, я снова поднялся, готовый к отпору.
Мартин стоял рядом, ощупывая челюсть.
- Не вывихнул?
- Цела. Посмотри, что с Борисом.
Зернов лежал поодаль ничком и, по-видимому, без сознания. Невидимка
сбил и его. А может, их было несколько? И почему "было"? Они же, наверное,
перед нами. Я протянул руку и встретил воздух. Шагнул к Зернову - и новый
удар едва не свалил меня опять. Но я уже был подготовлен психологически и
ответил ударом... в воздух. А юркий невидимка полоснул меня по спине
сверху вниз с оттяжкой, как плеткой с металлическим наконечником. Мне
показалось, что ремень рассек и мундир, и рубаху и даже кожи на спине уже
нет. Я обернулся, и в глазах потемнело от боли: невидимка ударил меня в
лицо. Этот удар был последним: колени у меня подогнулись, и, уже теряя
сознание, я инстинктивно вытянул вперед руки, чтобы, падая, не разбить
голову.
Очнулся я оттого, что кто-то мягко, но настойчиво хлестал меня по
щекам. Открыв глаза, я увидал над собой встревоженные лица Зернова и
Мартина.
- Каков нокаут! - подмигнул мне Мартин. - Пять минут привожу тебя в
чувство.
- Что это было? - спросил я, еле ворочая языком.
- Поля, - коротко ответил Борис. - Силовые поля с определенной
концентрацией направления.
- Для чего?
- Полагаю, не для нашего развлечения.
Я только поежился от боли: все тело ныло, как после крепкой тренировки
на ринге.
- Незачем было лезть в драку, - наставительно заметил Мартин. - Они
лежачих не бьют. Вот я и отлеживался, пока они не исчезли.
- Их уже нет, - коротко пояснил Зернов, помогая мне встать. - И
перегрузок нет. Путь свободен.
Зернов ошибался: впереди был тупик - красная стена, как и в начале
коридора. Пройдем мы ее или нет?



27. ИДИЛЛИЯ
Прошли, но с трудом. Стена оказалась покрепче прежних - жесткая
плоскость с ничтожной упругостью. То ли в механизме проходимости что-то
заело, то ли нас действительно не хотели пускать, но проторчали мы в
коридоре довольно долго. Открылся проход внезапно, когда мы, меньше всего
ожидая этого, уселись перед ним, чтобы обсудить положение. Да и открылась
стена по-иному, не размякла, а растаяла, оставив в воздухе лишь розовый
туман.
То, что открылось за ней, показалось бредом, галлюцинацией, волшебным
миражем в красной пустыне. Впрочем, и пустыни не было, не только красной.
Перед нами расстилалось зеленое поле, расшитое бело-розовыми стежками
клевера и золотистыми пятнышками ромашек. Обыкновенное земное поле,
широкое и холмистое, как в Швейцарии или в Подмосковье у Звенигорода. И
голубая речушка вдали, почему-то очень знакомая, и виданный-перевиданный
проселок, сухой и пыльный, с накатанными колеями от полуторок и трехтонок.
Даже мост через речонку - не бетонный и не стальной - встречал знакомыми
нетесаными бревнами. А за рекой, за дорогой - что за наваждение! - паслись
коровы, белые, рыжие, пятнистые, с колокольчиками на шее, с надпиленными
рогами, меланхоличные, разомлевшие от жары. И уже совсем далеко виднелась
темно-зеленая полоска леса, не похожего на здешние даже издали.
И все-таки в пейзаже было что-то странное и чужое. Я сразу понял что:
не было следов человека и его дел. Ни телеграфных столбов вдоль дороги, ни
линии высоковольтной передачи, ни пастуха с подпасками, ни удочек,
закинутых над черными заводями, ни грузовиков на дороге, ни путников -
никого.
Из коридора в поле вели ступеньки - деревянные, щербатые, потемневшие
от времени и дождей. Они противно скрипели под ногами. Я первым ступил на
траву, побежал навстречу теплому ветерку и крикнул:
- А ну сюда!
И осекся. Зернов и Мартин уже сошли со щербатых ступенек, но еще не
видели, что и ступеньки, и розовая вуаль стены, и коридор за ней, и вообще
все, что могло хоть приблизительно напоминать покинутый нами завод, - все
исчезло. Позади простиралось то же поле, и дорога, поворачивая прихотливой
петлей, ползла к горизонту с такой же полоской леса. Это было так страшно,
что я вскрикнул. Мартин потом говорил, что у меня был вид человека,
узревшего привидение. Не знаю, как выглядел я, но у Мартина с Зерновым вид
был не лучше.
- Трансформация интерьера, - задумчиво произнес Зернов, - как в
Сен-Дизье, - и замолчал.
Мы не знали, радоваться нам или плакать. Радоваться идиллическому концу
нашего путешествия - а впрочем, конец ли это? - или плакать по так и не
открытой тайне завода. Мы сидели на росистой траве и молчали. Не помню,
сколько прошло - полчаса, час, не хотелось ни думать, ни говорить: слишком
резким был переход от сверхпроходимости и невидимок к этой зеленой
идиллии.
Но Зернов оставался Зерновым; он посмотрел на часы и сказал:
- А солнце-то бутафорское.
Мы поглядели на солнце и ничего не поняли: солнце как солнце - желтое,
пламенеющее, с белесым ореолом вокруг диска.
- Я уже давно слежу за ним, - продолжал он. - Не сдвинулось ни на метр.
Висит, как люстра.
- Как ты это заметил? - спросил я.
- По тени. - Он указал на тоненькую тень от ножа Мартина, упиравшуюся
точно в стебель ромашки. - Как была, так и осталась.
- А нож откуда?
- Я воткнул, - подал голос Мартин. - Сидеть неудобно было - мешал.
- А я еще обратил внимание на тень от ножа, - засмеялся Зернов. - Очень
уж точно она в ромашку пришлась. А потом случайно взглянул: на том же
месте лежит, ни на миллиметр не сдвинулась. - Он снова засмеялся
беззаботно и весело, как будто его ничуточки не удивляло ни исчезновение
завода, ни загадочное поведение солнца.
- Не понимаю, чему ты радуешься.
- Ясности, Юрий, ясности. - Он вытащил из земли нож, щелкнул тоненьким
лезвием. - Ничто не исчезло и не растаяло. И никуда мы из завода не
выходили. Просто перешли в следующий цех сквозь очередную неправдоподобную
стену. И не наша вина, что этот цех оказался таким... обычным. И травка, и
коровки...
- Тоже бутафорские?
Я не включался в игру. А он продолжал с этаким гидовским
превосходством:
- Почему бутафорские? Настоящие. Только солнце иллюзорное, а все
остальное - и лужок, и буренки - вполне добротная модель. Даже молока, я
уверен, можно попробовать. Ну, кто умеет доить коров?
Вызвался Мартин: приходилось у отца на ферме.
Я с детства побаивался коров и не рискнул бы пройти сквозь стадо, но
эти буренки так равнодушно встретили нас, что и я осмелел. А Мартин и
совсем бесстрашно ощупывал набухшее вымя.
- Давно не доены, - сказал он.
Зернов не удивился:
- Так и должно быть.
Он по-прежнему говорил загадками, ничего толком не объясняя. Я так ему
и сказал.
- Не обижайся, - улыбнулся он. - Я и сам еще не все понимаю. А
непрочными гипотезами бросаться не хочется.
Мы подошли к Мартину, уже попробовавшему молока от флегматичной
пеструшки. Попробовали и мы, благо ведро оказалось под боком, словно
невидимые хозяева предвидели и такую возможность. И молоко оказалось
настоящим, вкусным, жирным и теплым - чудесное парное молоко от ухоженной
коровы. Не хватало лишь доброго каравая с хрустящей корочкой сверху.
Вероятно, Мартин подумал о том же, потому что спросил:
- А если нас продержат здесь не день и не два, что есть будем?
- Думаю, и об этом позаботятся, - сказал Зернов.
Он пристально всматривался в березовую рощицу поодаль - левитановский
холст, спроецированный в трехмерное пространство. Что-то похожее на стог



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 [ 40 ] 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.