read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



поглядел на себя в зеркало. Я не красавец, но и не уродина. Правда,
несколько полноват, за что ругаю себя. Я решил не ходить к Эне, то есть к
ее матери, до двенадцати или до часу дня. Пусть отдохнет, поговорим
спокойно, надо ее ободрить. Но из зеркала глядел на меня мужчина за
тридцать, весом под девяносто кило - мог ли он быть ей по душе? Я хорошо
вымылся, старательно побрился, захватил с собой в гараж чистые брюки и
сорочку, чтобы не идти к ней в комбинезоне.
В гараже старался работать как можно лучше, но не переставал думать о
своем. Часов в десять перед бензоколонкой остановился Микки: он вез в
город лес. Мы отправились к Брошару выпить кофе. Говорили о жаре, что
церковь зря штукатурили, обветшалой она смотрелась лучше. Я знал, что он
заехал ко мне нарочно и что Фарральдо снова будет пилить его. Такой уж он,
наш Микки, глуповат, но не бросит в трудную минуту.
Когда я пришел, Эна сидела на разваленной стене, в незнакомом мне
платье, уставясь в землю. Снова походила на брошенную в угол куклу.
Заслышав мои шаги, повернула голову, широко улыбнулась, словно ей
полегчало, и побежала навстречу. Обняв меня, сказала: "Я ждала тебя. Я
ждала тебя с... с...", но не помнила, с какого часа. Я засмеялся. И был
счастлив. Она смотрела на меня, а я видел ее лицо без красок, без туши -
ее лицо. И услышал: "Я тебя огорчила. Уж прости меня за все, только сразу.
Это не моя вина". Я все смеялся. Она сказала мне: "Идем. Мать нас
покормит. Увидишь, она прекрасно готовит". Чего было о том говорить? Я уже
и так знал это. Но все, что она сейчас говорила, оставляло у меня какое-то
жуткое ощущение.
Держась за руки, мы пошли на кухню. Вполголоса она сказала: "Мама
сейчас наверху с папой. Понимаешь, он ведь болен". Она заметила, как я
передернулся, и вмиг стала прежней. "Думаешь, я свихнулась? Ошибаешься".
Она вынула из буфета бутылку дешевого вермута. Я спросил: "Ты сегодня
вечером домой вернешься?" Она несколько раз кивнула, потом села напротив
и, положив подбородок на руку, сказала с какой-то тенью былой веселости:
"Мы же теперь женаты. Тебе от меня так просто не отделаться". Мне она
всегда больше нравилась неподкрашенная. А в эту минуту я любил ее, как
никогда прежде, больше жизни.
Мы пообедали втроем, и Эна проводила меня до ворот. Шла медленно, обняв
меня, была какая-то домашняя, очень нежная. Я не хотел портить эту минуту
и решил потом уж спросить, что с нею случилось накануне, когда она
пропадала целую вечность.
Работа валилась у меня из рук, время словно остановилось, мне было
невтерпеж. Только я умылся, переоделся и собрался, как позвонили из
пожарки, что Ренуччи едет за мной - пожар над Грассом занялся пуще
прежнего. Я чуть не рявкнул. Но ответил: "Ладно".
Мчусь к ее матери, но Эна уже пошла к нам. Вместе с Бу-Бу и Коньятой
играла на кухне в карты. Была в джинсах и великоватой майке с собственным
портретом. Волосы собрала на затылке. Неподкрашенная, ну чудо. Оставлять
ее сейчас страсть какие хотелось.
Она поднялась со мной наверх. И пока я собирался, сказала: "Езжай
спокойно. Мне сегодня хорошо". Я спросил, что она делала накануне в Дине,
когда пропадала больше часа. Она ответила: "Ничего. Мне стало не по себе в
толпе, наверно, от жары. И захотелось пройтись. Потом головная боль
возобновилась с такой силой, что я не знала, где нахожусь. Да, это все
из-за солнца". Она смотрела мне прямо в глаза и вроде говорила правду.
Просто не припомню, чтобы она когда-нибудь так долго объясняла мне
что-либо. Я проговорил: "Похоже, ты получила солнечный удар. Надо было
надеть что-нибудь на голову".
Перед уходом я поцеловал ее в губы и потом - рот на майке. Она
засмеялась. Через материю я чувствовал ее крепкую грудь. Мне захотелось
по-настоящему поцеловаться. Но она отстранилась. И чтоб смягчить, сказала:
"Не надо. Тебе ведь ехать, а я заведусь". Это было так похоже на нее. Но я
ушел расстроенный.
На холмах между Лупом и Эстероном так и полыхало. Невозможно было
пробиться. Не было рядом и воды. Только огонь. Этот день оказался самым
тяжелым за все лето. На помощь вызвали войска - они уже научились
заниматься непривычным делом, но главный расчет был только на вертолеты с
цистернами, и они сновали взад и вперед сюда. Мы не спасли и четверти
того, что попало в зону пожара.
В деревню я вернулся вечером во вторник. Мать открыла мне и, пока я
мылся на кухне, стояла рядом в ночной сорочке. Потом подала ужин. От нее я
узнал, что весь день Эна почти не раскрывала рта, но и не дулась. Словно
витала в облаках. Раскладывала в комнате пасьянс. Потом гладила белье. Не
очень хорошо - просто по неумению. Стояла у дома до полуночи, поджидая
меня. Я спросил мать: "Что ты об этом скажешь?" Она пожала плечами, а
потом сказала: "Ее не понять. Вчера днем, пока ты был в гараже, вздумала
проводить меня на могилу твоего отца. Побыла там с минуту, а может, и
меньше, и ушла". Я ответил: "Ей захотелось сделать тебе приятное, но она
терпеть не может кладбища. Сам слышал".
Когда я тихо-тихо вошел в нашу комнату, она спала глубоким сном на
своей половине постели. Свет из коридора упал на нее. Во сне лицо было не
таким, как днем, а словно у ребенка - округлые щеки, маленький пухлый рот.
И расслышать дыхание было почти невозможно. Я не посмел ее будить. Ложась
на свою половину постели, я еще подумал, что никогда не хожу на могилу
своего отца, и уснул.
Проснулся поздно, но не чувствовал себя отдохнувшим. Меня мучили
страшные сны, которые никак не удавалось вспомнить. Наутро я вообще не
помню снов и могу только сказать, были они приятные или неприятные. Ее уже
не было в постели. Через окно я увидел, что она лежит около колодца на
животе, в одних трусиках от красного бикини, в очках, и читает старый
журнал из сарая. Я крикнул: "Как ты там?". Она подняла голову, прикрыла
рукой грудь и ответила: "Уф!".
Я подошел к ней с чашкой кофе. Она лежала на махровом полотенце. Я
спросил: "Тебе кажется, ты все еще недостаточно загорела?" Она объяснила:
"Загораю про запас, на всю зиму" - и спросила о пожаре, а потом захотела
отхлебнуть кофе. Бу-Бу шел к нам из кухни, и я попросил ее надеть лифчик,
а в ответ услыхал: "С тех пор как я живу в вашем доме, твой брат уже не
раз видел меня так". Но отвернулась и надела бюстгальтер.
Эна немного проводила меня, шла босая. Я спросил, что она собирается
делать в течение дня. Это была та самая проклятая среда, 28 июля. Она
передернула плечом и состроила рожицу. Я сказал: "Если будешь все время
лежать на солнце - заболеешь. Надень что-нибудь на голову". Она ответила:
"Шагай, парень" - или что-то вроде. Закрыв глаза, протянула губы для
поцелуя. Я видел, как она, по-прежнему ступая осторожно по камням на
дороге, пошла назад к воротам в своем бикини, раскачивая для равновесия
руками. Больше я ее не видел до субботы 7 августа.
В полдень той среды мы отправились вместе с Анри Четвертым взять на
прицеп грузовик около Энтрона. По дороге закусили бутербродами. Когда я
вернулся домой, мать сказала, что Эна ушла с большой матерчатой сумкой и
чемоданом, не пожелав им сказать куда. Бу-Бу находился вместе с Мари-Лор в
городском бассейне, и некому было ее удержать.
Сначала я поднялся в нашу комнату. Она унесла свой белый чемодан -
меньший из двух, косметику, белье и, насколько я понял, две пары туфель,
красный блейзер, бежевую юбку, платье со стоячим воротничком и платье из
голубого нейлона. Мать сказала, что Эна ушла в застиранных джинсах и
темно-синей водолазке.
Я отправился к Девиням. Ева Браун не видела ее с позавчерашнего дня. Я
спросил: "Она вам ничего не говорила?" Та медленно покачала головой,
опустив глаза. Я еще спросил: "Вы не догадываетесь, куда она могла
отправиться?" Та опять покачала головой. Я весь взмок. Глядя на эту
молчаливую и спокойную женщину, мне хотелось ее встряхнуть. Я пояснил:
"Она унесла чемодан с одеждой. И вы можете быть такой спокойной?"
Посмотрев мне в лицо, она ответила: "Если дочь не попрощалась со мной,
значит, вернется". Больше ничего не смог из нее вытянуть.
Когда пришел домой, Бу-Бу уже вернулся. По выражению моего лица он
понял, что я не нашел Эну, и отвернулся, ничего не сказав. Спустя полчаса
приехал Микки. И ему Эна ничего не говорила. Он понятия не имел, где она
может быть. Подбросил меня в гараж на своем желтом грузовике, и я стал
названивать мадемуазель Дье. Но там никто не отвечал. Положив мне руку на
плечо, Жюльетта сказала: "Не волнуйся, она вернется". А Анри Четвертый с
салфеткой за воротом стоял рядом, уставясь в пол и засунув руки в карманы.
До часу ночи я вместе с братьями ждал ее во дворе. Бу-Бу помалкивал, я
тоже. Лишь Микки строил догадки. Мол, захандрила и отправилась к
мадемуазель Дье - снова вместе поужинать, как в день рождения. Он еще
что-то болтал, сам не веря своим словам. А я знал, что это насовсем, что
она не вернется. Был уверен в этом. Но не хотелось разреветься перед ними,
и я сказал: "Пошли спать".
В восемь утра я дозвонился мадемуазель Дье. Она Эну не видела. Ничего
не знала. Я уже собирался повесить трубку, и она вдруг сказала:
"Обождите". Я подождал. Было слышно ее дыхание, словно она стояла рядом в
комнате. Наконец сказала: "Нет. Ничего Не знаю". Я заорал в трубку: "Если
вы что-нибудь знаете, скажите!". Та молчала. Я снова спросил: "Ну что?" -
и услышал: "Ничего не знаю. Если что-нибудь услышите или она вернется,
позвоните мне, пожалуйста". Если что-нибудь услышите! Я сказал, что она
может на меня рассчитывать, это будет моей первейшей заботой, и, не
попрощавшись, повесил трубку.
В полдень я опять пошел к Еве Браун. Она сидела во дворе с секачом в
руках и с красными глазами. Сказала со своим акцентом, который так
напоминал Эну: "Я уверена, что она пришлет мне весточку. Я знаю свою
дочь". Тогда я спросил: "А на каких ролях тут я? Собачьих?". Опустив
голову, та ответила: "Никто не мешает вам верить, как и мне, что она
напишет". Я сказал ей, вставая: "Она поехала повидать прежнего любовника,
вот что я думаю. И вы знаете кого. Она тихо покачала головой и вздохнула,
всем видом показывая, капая чушь пришла мне в голову. Потом растолковала:



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 [ 40 ] 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.