read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



дорожке, посмотрел на часы. - Я сейчас в ЦК, думаю, на час, не более. А ты
у меня посиди, чай попей. Когда напьешься, от моего имени срочно вызови
редактора газеты. Срочно! Чтоб к моему возвращению был.
- Будет исполнено, - стоя ответил Греков. Стакан он держал как ружье
на караул.
Уже в дверях Николай Александрович обернулся:
- Хорошо начинаешь, хорошо! Комсомольский задор, гражданский пафос и
человеческая страстность - не последнее в нашей работе. Отмечу тебя,
обязательно отмечу, не беспокойся.
И ушел. Греков сел на стул допивать чай. Приказали.

Сергей Ларионов по списку, составленному по рекомендации Вадика
Клока, и по собственным соображениям ума шерстил соответствующих марух.
Работенка эта была нервная.
Роман Казарян с пареньком отрабатывал Рижскую дорогу. Сколько их,
станций от Москвы до Волоколамска! И, на всякий случай, - до Шаховской. На
каждой сойди, на каждой в пивную зайди, на каждой с людьми поговори,
человечка подбери, фотографию Столба покажи как бы ненароком - кореша,
мол, ищу. Маета, как говорит любимый начальник Александр Смирнов.
А любимый начальник с удовольствием рассматривал карту-схему, которую
он составил по двум убийствам, когда зазвонил телефон.
- Он умрет, Саня, - сообщил далекий голос Алика.

Пятерка дударей задула в медные. Шестой ударил колотушкой по
старческой коже огромного барабана. Начался траурный, шопеновский марш. У
подъезда выноса тела ждала оживленная кучка старух. Немолодые приятели
вынесли крышку гроба, а гроб несли молодые.
- Еврей? - заглянувши в гроб, вопросительно поделилась с товаркой
своими соображениями одна из старушек. Товарка тоже глянула и не
согласилась:
- Не-е! Верно татарин!
И все стало на свои места. Ушел накат рыданий, который спазмами
навалился на Алика во время выноса гроба из квартиры, и он увидел
старушек, полуторку с откинутыми бортами, зеленый двор и детей, игравших в
песочнице. Носом убрал слезы из глаз и взял под руку тихо плачущую мать.
- Давай гроб сюда - зычно распорядился с полуторки председатель
профкома завода, который строил перед уходом на пенсию Иван Павлович
Спиридонов. Уважил завод, уважил: и полуторку прислал, и ограду к могилке,
и представительную делегацию из четырех человек.
- На руках понесем! - злобно ответил Александр Смирнов. И они несли
на руках, вернее, на плечах гроб до самого кладбища. Правда, и нести было
недалеко: до берега Таракановки, на маленькое уютное Арбатовское кладбище.
У выкопанной уже могилы, опершись на лопаты, стояли кладбищенские
старики. Божьим, а не хлебным делом было тогда еще копанье могил. Гроб
поставили на козлы, и председатель профкома авторитетно и скорбно
приступил:
- Мы провожаем в последний путь коммуниста и отличного
производственника Ивана Павловича Спиридонова. За время совместной работы
коллектив нашего предприятия горячо полюбил Ивана Павловича за
принципиальность, щедрость души, и глубоко партийное отношение к
порученному делу. Память о нем будет жить в наших сердцах, - и, сурово
насупив брови, отступил, предлагая продолжить начатое им. Все молчали,
прибитые ненужностью профсоюзных слов.
- Заканчивать будем? - негромко предложил один из кладбищенских
стариков.
- Обожди, - властно сказал Смирнов. Был он в форме, при
многочисленных наградах, и поэтому стал здесь главным. Он подошел к гробу,
глянул на усохшее мертвое лицо. - Мы осиротели. Осиротел Алька, осиротели
Лариса, которой сегодня нет с нами, осиротела Алевтина Евгеньевна.
Осиротел и я, его крестник, его приемыш. Осиротели мы все потому, что всем
нам он был отцом. Отцом, настоящим отцом своим детям, своей жене, чужому
будто пацану со двора - всем. Я помню все, что вы говорили мне, Палыч. Я
помню все и постараюсь быть таким, каким вы хотели меня видеть. Прощайте,
Иван Павлович.
Алевтина Евгеньевна икающе рыдала. Алик нежно гладил ее по спине.
Виллен Приоров шагнул вперед, скрипнул зубами и начал:
- Ушел из жизни замечательный человек, ушел преждевременно, до срока,
отпущенного ему природой, ушел, не успев сделать того, что мог, а мог он
многое, ушел, унеся с собой горечь несправедливых обид и бесчестных
наветов. Когда же постигнет кара тех, кто на много лет укоротил его жизнь?
Над этой могилой клянусь преследовать, разоблачать, уничтожать, оборотней,
вурдалаков, палачей, изломавших нашу жизнь!
Грустный немолодой гражданин усмехнулся на Вилленово слово и,
опираясь на палку, хромая, подошел к гробу.
- Жизнь ты прожил настоящую, Ваня. Мы гордимся тобой, твоими делами,
твоими мечтами, твоими наследниками. Я не говорю тебе, прощай. Если есть
какой-нибудь тот свет, то скоро свидимся. До свиданья, Ваня.
Смирнов кивнул кладбищенским старикам. Вонзились в голову удары
молотка. Господи, кто это придумал - заколачивать гроб гвоздями?
На веревках спустили гроб в могилу. Алевтина Евгеньевна наклонилась и
бросила на гроб первую горсть земли. Бросила и отошла от гроба, чтобы не
видеть дальнейшее! Бросили по горсти и все остальные. Что горсть? Замахали
лопатами старики. Опять рявкнул оркестр.
К могиле, опираясь на изящную трость, тихо приблизился высокий
поджарый седой человек. На взгляд не советский даже гражданин - залетная
чужеземная птица: светло-коричневый костюм, бежевая с короткими полями
жестко, по-американски, замятая шляпа, до остолбенения непривычный
галстук-бабочка и черно-красный креп на рукаве. Человек снял шляпу, он
понял, что уже все закончилось, увидел Алевтину Евгеньевну и подошел к
ней.
- Здравствуй, Аля, - сказал человек и, взяв ее руку обеими руками,
поцеловал. - Так и не удалось увидеть Ивана живым. Опоздал. Не по своей
вине опоздал. Прости.
Алевтина Евгеньевна не понимала сначала ничего, потом поняла и поняла
так много, что заговорила бессвязно:
- Ника, Ника! Ты разве живой? Да что я говорю: живой, живой.
Счастье-то какое! А Ваня умер. Не дождался тебя. - И заплакала, опять
заплакала.
- Утешить тебя нечем, Аля. Ивана нет, и это невосполнимо. Но надо
жить.
- Тебя совсем освободили? - осторожно спросила Алевтина Евгеньевна.
- Выпустили по подписке. Буду добиваться полного оправдания. -
Продолжить человек не смог: налетел Алик, сграбастал его, приподнял,
закружил, совсем забыв, где они находятся. Поставил на землю, полюбовался
и поздоровался:
- Дядя Ника, здравствуй!
- Алик? - боясь ошибиться, узнал человек. - Господи, совсем вымахал!
Подошел Смирнов, пожал человеку руку.
- Здравствуйте, Никифор Прокофьевич!
- Спасибо тебе, Александр.
- За что?
- За то, что войну выиграл. За то, что дрался с фашистами вместо
меня.
- Все дрались.
- А я не дрался. - Никифор Прокофьевич взял Алевтину Евгеньевну под
руку, и они подошли к холмику, на который наводили последний глянец
старички: лопатами придали могилке геометрическую правильность, воткнули в
рыхлую землю палку с фотографией под стеклом.
Хваткие заводские представители умело ставили ограду.
Все. Уложили венки, расправили ленты с торжественными надписями,
музыканты сыграли в последний раз.
- Всех прошу к нам помянуть Ивана, - пригласила Алевтина Евгеньевна.
Лабухи равнодушно вытряхивали слюни из медных мундштуков - это к ним
не относилось. Остальные цепочкой потянулись с кладбища.
На кладбище казалось, что народу мало, а в квартире набилось столько,
что молодым сидеть было негде. Алевтина Евгеньевна, Никифор Прокофьевич и
немолодые приятели Спиридонова-старшего тотчас организовали свою компанию,
представители составили свою, соседи со старого двора - свою. Молодые
выпили по первой, и Смирнов тихо приказал:
- Смываемся, ребята. Не будем мешать старикам, помянем Палыча
отдельно.
- Ко мне? - спросил Лешка.
- Нам бы просто вчетвером посидеть. Одним. А у меня как на грех, мать
с рейса.
- Ко мне пойдем, - решил Виллен.
Саня предупредил Алика, и они незаметно исчезли из квартиры.
- Только у меня в дому ни хрена нет, - предупредил на улице Виллен.
- Купим, - успокоил его Александр. - Все купим. Я вчера зарплату
получил.
- Ты не зарплату получил, а жалованье - поправил его Владлен Греков.
- А зарплату получаю я. И тоже вчера получил. Тронулись, бойцы?
Зашли в гастроном у метро "Сокол", отоварились под завязку и пошли в
Шебашевский, в маленький уютный бревенчатый дом с заросшим палисадником.
Смирнов оглядел внутреннее помещение и оценил с военно-милицейской
безапелляционностью:
- Бардак у тебя, Виля.
- Один живу.
- Бабу заводи.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 [ 40 ] 41 42 43 44 45 46 47
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.