read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



считать неотъемлемым свойством человеческой души.
- А что мы знаем о ней, кроме обещанного церковью ее бессмертия? - не
без некоторого юмора спросил Пьер Ферма.
- Я уже испытан вашей склонностью, юный друг мой, задавать окружающим
загадки, но на этот раз должен заметить, что нет вопроса более трудного из
всех могущих быть заданными, однако я все же попытаюсь дать ответ на него.
- Неужели? - с улыбкой спросил Пьер Ферма, жертвуя легкую фигуру для
начала атаки.
Его партнер задумался, стараясь хоть на этот раз уйти от разгрома и
не дать торжествовать над ним юнцу, столь же беспечно веселому, сколь и
недостаточно почтительному к более старшему по возрасту спутнику
дворянского звания. Но эта мысль не изменила снисходительного тона,
избранного офицером в отношении Пьера Ферма, хоть тот и выигрывал у него
одну за другой шахматные партии, которые все же скрашивали длительное
морское путешествие.
- Если говорить философски, мой юный друг, то душу надо рассматривать
как часть двуединого начала, соединяющего душу и тело.
- Извините за незрелые вопросы, сударь, - сказал Пьер Ферма, развивая
атаку на шахматной доске, - но как представляете вы себе эти двуединые
части целого, душу и тело?
- Премудро, да согласится со мной святой Доминик! - воскликнул
Ферма-старший. - Подобные рассуждения впору услышать от их преосвященств
во время теологического спора, не говоря уже о самом их
высокопреосвященстве господине кардинале!
- Мне приходилось выражать эти свои мысли именно его
высокопреосвященству, который, уверяю вас, отнесся с большим вниманием к
тому, что именно душа обладает мышлением, служа оживлением мертвого
механизма человеческого тела и обладая к тому же и волей. И особенного
внимания его высокопреосвященства заслужила формула "Я мыслю -
следовательно, существую!".
- Как же так? Как же так? Осел не мыслит, а существует! - воскликнул
Доминик Ферма.
Офицер усмехнулся:
- Возможно, вы, метр, согласитесь со мной в том, что человек может
быть ослом, но осел не может быть человеком, ибо не обладает душой.
- Вы говорили о войне для блага страны. Но может ли быть война благом
для людей? Не служит ли свидетельством обратному море, по которому мы
плывем?
- Что именно мыслит ваша душа, юный мой друг? Что подразумеваете под
морем, чуть ли не знаменующим войну?
- Если иметь в виду историю ее берегов, то это так.
- Историю? - удивился офицер. - Вы знаете историю его берегов?
- Конечно, недостаточно, но, изучая языки, а у меня к этому большое
влечение, я неизменно сталкивался с тем, что ушедшие в прошлое
классические языки - следы и завещания погибших в войнах культур. Хотя бы
Египет, куда мы держим курс! Надо ли говорить о его древнем величии? А
уничтоженный Римом Карфаген, на месте которого ныне, где Алжир, гранича с
новой Османской империей, процветает "государство пиратов"!
- Изучение языков, несомненно, пошло вам на пользу, мой юный друг, но
я, признавая вашу начитанность в вопросах истории, не рекомендовал бы вам
сейчас поминать государство пиратов, вдоль берегов которого мы плывем.
- О каких пиратах изволит говорить господин высокородный офицер? -
раздался хриплый голос шкипера; он подошел к играющим, чтобы узнать, на
какой заклад они бьются.
Партия закончилась в пользу Пьера Ферма, и он, положив золотую монету
в карман, стал помогать офицеру складывать фигуры в коробку с
инкрустациями.
Египтянин же, воздев глаза к небу, начал изрыгать хулу на неверных,
проигрывающих презренное золото не в благородные кости, вверяясь счастью
по воле аллаха, а в языческую игру ума, не упомянутую в коране. Все это
египтянин, давая выход своим чувствам, для надежности произнес
по-испански, не подозревая, что бакалавр поймет его.
Пьер же Ферма так возмутился, что решил проучить зарвавшегося хозяина
фелюги.
- Что ж, любезный шкипер, - начал он, - вы правы, называя золото
презренным, хотя и везете его на своей фелюге, в особенности если учесть
близость государства алжирских пиратов, где их кровавое ремесло почитается
за славное занятие, ничем не худшее, чем военные походы. И не пиратские ли
берега можем мы сейчас разглядеть? А что, если пираты осведомлены о том,
что в море плывет египетская фелюга с мешками золота, принадлежащего
французам? Есть все основания подозревать, что кое-кто, слушая торг на
набережной в порту, мог сообщить пиратам о такой доступной и лакомой
добыче, как наша фелюга. Не так ли, любезнейший?
- Да запечатает аллах ваши уста, молодой господин! - взмолился
шкипер. - Именно этого я боялся, выслушав богохульственные слова вашего
почтенного отца, который хотел отнять у меня правую веру, предлагая из-за
моих сварливых жен перейти в неверие. И аллах может наказать нас пиратским
кораблем, лишив своего верного раба сна и покоя.
Подавленный словами Пьера Ферма, шкипер, опустив голову и свесив
руки, пошел к рулю, где нес вахту один из двух чернокожих матросов, как
узнал Пьер Ферма, невольников. И он даже остался доволен в душе тем, что
"лишил египтянина-рабовладельца сна и покоя".
Шутка молодого бакалавра оказалась вещей, ибо не успел шкипер
добраться до руля, как один из его невольников крикнул от борта, что видит
корабль со стороны солнца.
Все вскочили, приложив руку к глазам, чтобы солнце не ослепляло. Но
именно потому, что солнце светило со стороны страшного пиратского берега,
распущенные паруса корабля казались черными, впрочем, может быть, они были
действительно сшиты из черной парусины.
- Алла, алла! - завопил шкипер. - Я знал, что великий аллах накажет
меня за то, что его правоверный решился якшаться с неверными французами,
да будет проклято их золото и да будет проклята их неверная вера, о горе,
горе мне, несчастному!
- Любезный, - строго прервал его офицер. - Я предупреждал тебя, что
моя шпага не любит шуток.
- Но шутил не я, высокородный господин. Его светлость сами изволили
слышать, как этот незрелый француз осмелился вспоминать о береге
пиратского государства, о пиратах, которые могли узнать о французском
золоте в мешках на моей несчастной фелюге! О горе, горе мне!
- Любезный, попридержи язык, иначе вмешается моя шпага. Если это
пираты, то мы должны встретить их достойно. Что же касается моего молодого
друга, то он был вправе предположить, что среди твоих приятелей с других
фелюг, слышавших ваш торг с метром о тысяче пистолей, оказались предатели,
которые вышли из порта вслед за твоей фелюгой, чтобы донести о ней
пиратам. Так что не пытайся свалить вину с твоих приятелей на моих
соотечественников, иначе... - И он выразительно коснулся рукой шпаги.
- О горе, горе мне! - причитал шкипер.
Меж тем корабль с черными или казавшимися черными парусами
приближался. Горячий ветер дул с берега и при большой парусности корабля
обеспечивал ему прекрасный ход. Несчастная фелюга со своим ничтожным
прямоугольным и косым парусом, казалось, стояла на месте.
Передав руль чернокожему невольнику, шкипер направился к французам.
- Ваша светлость и другие почтенные господа. Не думайте, что я
забочусь о своей жизни. Меня ждут в раю гурии, а здесь - сварливые жены. Я
беспокоюсь за вас, кого я взялся доставить в Аль-Искандарию.
- Что ты хочешь сказать, любезный? - строго спросил офицер.
- Нужно договориться с отважными пиратами, да спасет нас от них
аллах.
- То есть как это договориться? - забеспокоился и сразу обрел на
некоторое время потерянный дар речи метр Доминик Ферма.
- Я имею в виду, досточтимый метр, откупиться от них вашим золотом, о
котором они прослышали. Пусть они получат этот проклятый металл, вам
оставят жизни, а мне - фелюгу с невольниками, если те не перебегут на
корабль, чтобы тоже стать пиратами, будучи в душе разбойниками и всегда
причиняя мне тем заботы и хлопоты.
- Не болтай, любезный, если не хочешь быть проткнутым, как каплун
вертелом.
- Ваша светлость, пощадите, да простит мне аллах!
- Он хочет ограбить нас, клянусь святым Домиником! Ограбить раньше
пиратов, недаром он показался мне морским разбойником еще в Тулоне, -
вздыхал Ферма-старший.
Пьер Ферма тем временем вглядывался в приближающийся корабль:
- Паруса казались черными из-за находившегося позади них солнца,
теперь корабль чуть изменил курс, чтобы пересечь нам дорогу, а паруса его,
если заметите, стали кровавыми, отражая свет зари. Право, это прекрасное
зрелище.
- Если бы не выброшенный ими флаг, который не заалел от зари, а стал
еще чернее, - заметил офицер.
- Неужели это и впрямь пираты? Что нам делать, научи нас святой
Доминик.
- Что касается меня, господа, то вот мое слово офицера и вот вам моя
шпага. Я сумею защитить своих соотечественников, пока я мыслю, то есть
пока существую.
- Но ведь их десятки, сотни, - простонал метр Доминик Ферма.
- Эй, любезный шкипер, ко мне! - скомандовал офицер. - Я принимаю на
себя команду во время абордажа, на который, несомненно, пойдут пираты.
Поведение египтянина могло показаться странным, он расстилал перед
каютой молитвенный коврик и, неохотно повинуясь, направился к офицеру.
- Какое есть оружие на борту?
- Только старые турецкие сабли, ваша светлость, ятаганы.



Страницы: 1 2 3 4 [ 5 ] 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.