read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



на каждые сто триллионов частей пространства приходится одна часть твердой
земли, есть где развернуться межпланетным сообщениям. Да к тому же есть
столько звезд - этих больших портовых огней среди океана тьмы?" Но знаешь ли
ты, мой дорогой, почему именно астронавтика была таким трудным делом?
Этого я не знал.
- Как же так? - удивился Мурах и взглянул на меня сверху вниз.
Там, где у других людей бывают брови, у него были два маленьких
реденьких кустика седых волос, которые живо шевелились, будто участвовали в
беседе. Они часто смешили меня, отнимая силу доказательности у слов
профессора.
- Я попробую объяснить, мой недозрелый звездоплаватель, твою ошибку.
Известно ли тебе, что в свое время люди плавали по морям?
- На так называемых пароходах? - поспешил ответить я.
- Правильно. Но еще раньше, в древности, они плавали на парусниках,
используя движущую силу ветра. Так вот, пока они не усвоили точно
гидростатику, гидродинамику, теорию волнообразования и другие науки, они
строили корабли, понимаешь ли, на глазок, поэтому созданные ими суда
обладали индивидуальностью. Нельзя было найти двух кораблей, которые были бы
абсолютно схожи между собой, а самая незначительная разница в устройстве
мачт, киля, в форме корпуса приводила к тому, что суда по-разному слушались
руля. Испытывая опасности, приключения, терпя катастрофы, мореплаватели
накапливали опыт, из которого возникло великое искусство кораблевождения.
Это было, понимаешь ли, искусство, а не наука, потому что оно включало,
помимо действительно научных данных, немало сказок, преданий, предрассудков.
Чтобы водить суда, нужны были не только знания, но и личная храбрость,
мастерство и талант. Однако позднее наука вытеснила все это, и для искусства
оставалось все меньше места. Подобная же история повторилась сто лет назад в
звездоплавании.
- Значит, человек уже не может управлять ракетой? - спросил я. - Но я
хочу управлять ею! Неужели это кому-нибудь повредит?
- Да, повредит, - возразил профессор, и его брови задвигались, как
бородки невидимых гномов. - Повредит, потому что ты выполнял бы это
медленнее и не так точно, как автомат, а значит - хуже автомата, не говоря
уж о том, что человеку неприлично заниматься работой, которую могут
выполнить автоматы. Впрочем, ты сам знаешь, что это не годится.
- Но во время экскурсии или в горах мы часто сами пилим дрова, разводим
костры, варим пищу, а ведь ее можно приготовить при помощи кухонного
автомата!
- Во время экскурсий мы делаем то, что полезно для здоровья и
доставляет человеку удовольствие, А если ты поведешь ракету, то этим
подвергнешь опасности груз, не говоря уже о самом себе.
- Большое дело - одна ракета! - вырвалось у меня. Профессор рассмеялся:
- Видишь ли, ты сам сделал невольное признание - мечтая о
звездоплавании, ты не думаешь про труд и ответственность, тебе важна лишь их
видимость, такая их доля, которая придаст самому полету "серьезность" и тем
увеличит удовольствие. Двести лет назад звездоплавание было большим и
трудным искусством, достойным настоящих мужчин, требовавшим всей жизни тех,
кто ему отдавался, и имена великих астронавтов стали достоянием истории. Но
то, что было тогда необходимостью, сегодня в лучшем случае будет забавой, а
в худшем - бессмыслицей.
Я был зол и на профессора с его непререкаемой логикой, и на старого
хранителя кораблей, и на брата, словом, на весь мир. Однако от своего
намерения я не отказался: буду астронавтом, что-нибудь и для меня осталось.
Профессора я попытался обмануть тем, что ничего ему не ответил, но он,
очевидно, догадался о моих мыслях по скромно опущенным глазам.
- Значит, ты все-таки хочешь стать капитаном дальнего звездоплавания? -
настойчиво спросил он.
И я, несмотря на данную себе клятву молчать, невольно выпалил:
- Хочу!
Профессор сначала широко раскрыл глаза, потом долго смеялся. Наконец
заговорил серьезно:
- Верно ли, что ты недавно перегрыз зубами свинцовый кабель?
- Верно, - мрачно ответил я.
Хотя никто из взрослых не выразил ни малейшего энтузиазма по поводу
этого поступка, я все же гордился им.
- Зачем же ты это сделал?
- Побился об заклад, - ответил я, еще больше мрачнея.
- Ты очень упрям... Я слышал об этом от других, а теперь сам вижу.
Гм!.. Что ж, может, со временем успокоишься... А пока пойди почитай Руфуса.
Мурах смотрел на меня строго, но подвижные брови ясно говорили, что он
на моей стороне.
Это были годы горячих споров, годы активной подготовки к первому полету
за пределы солнечной системы. По всему земному шару возникали специальные
учреждения, в которых добровольцы подвергались тяжелым и опасным испытаниям:
никто не знал, как будет воздействовать на человеческий организм скорость,
превышающая десять тысяч километров в секунду. А ведь ракета, которая
полетит на ближайшую звезду, должна будет двигаться по крайней мере в десять
раз быстрее.
Я отправился в институт скоростных полетов, расположенный в ближайшем
городе, и предложил свои услуги в качестве добровольца. Ребенком я часто
встречал одетых в белое работников таких институтов. На левом рукаве у них
была нашита эмблема института - маленький серебряный луч. Они обычно
пользовались большим уважением, подобно самым видным ученым и артистам.
В институте ко мне отнеслись с несколько официальной любезностью:
вероятно, добровольцев, подобных мне, приходилось принимать по нескольку
десятков в день.
Помимо горячего желания, у меня, пожалуй, не было никаких других
данных, поэтому меня отправили домой, сказав, что если я буду хорошо
учиться, то через пять лет могу явиться вновь и тогда меня допустят к
вступительному экзамену.
Так я и отправился ни с чем. Жестоко разочарованный, я строил самые
фантастические планы. Мечтал взять одноместную ракету и полететь на ней в
космическое пространство; прежде чем кончатся все запасы, я повстречаю
какое-нибудь судно, которое окажет мне, как потерпевшему бедствие, помощь.
Потом стал обдумывать следующий план. Я тайно проберусь на одну из ракет,
совершающих рейсы на самые отдаленные планеты, а когда она оставит позади,
скажем, орбиту Марса, выйду на палубу. Пораженный моим энтузиазмом
руководитель экспедиции сделает меня по крайней мере своим помощником. Я
даже приготовил подходящую к случаю речь в нескольких вариантах.
Все эти проекты отнимали у меня много времени. Я читал запоем
космические романы, учился плохо, а когда меня в классе выводили из
"космической" задумчивости каким-нибудь вопросом, отвечал невпопад. Мне и в
голову не приходило, что добрая бабушка весьма своеобразно толкует мое
поведение. И, когда я за обедом, поднеся ложку ко рту, внезапно устремлял
взгляд в пространство, это в ее глазах было несомненным признаком
созревающего таланта художника.
Полная самых радужных предчувствий, она подарила мне ко дню рождения
прекрасный белый генетофор, на котором сама упражнялась одним пальцем. Я
попробовал на нем свои силы, чтобы доставить бабушке удовольствие, а также
потому, что меня действительно заинтересовала видеопластика. Это искусство
возникло из сочетания так называемого кино, литературы, объемного и цветного
телевидения. При помощи генетофора художник, для которого этот аппарат
является тем же, чем для композитора фортепьяно, может воспроизвести все,
что возникает в его воображении. Он может создавать драмы и комедии,
подлинные истории или сказки, действие которых развертывается в придуманных
мирах, может конструировать любые воображаемые существа, полурастения и
полуживотные. Все это происходит в результате комбинации световых полей,
возникающих при игре на генетофоре.
Первые попытки игры меня весьма обрадовали. Я запирался в комнате и
усаживался перед широким экраном, положив руки на клавиатуру, состоящую из
нескольких рядов клавиш. Пройдясь пальцами по десятку-другому клавиш, я
нажимал спуск, и вот в глубине экрана появлялся созданный мной образ. Но он
редко нравился мне, и я, нажав на педаль, убирал его и вызывал все новые
образы.
Конечно, каждый начинающий художник, упражняясь, терпит много неудач,
создавая неполноценные образы, но я в этом отношении побивал рекорды. Должен
признаться, что мне даже во сне являлись целые толпы созданных мной лиц,
страшные, дышащие местью за неумелое оживление и грубое устранение из этого
минутного бытия.
Видеопластика нисколько не отличается от различных форм искусства
древности, и генетофор представляет как бы усовершенствованную палитру или
перо. Но мне кажется, что видеопластика больше похожа на музыку:
видеопластик смешивает различные психические черты, как музыкант - звуки; у
музыканта возникает мелодия, а у видеопластика появляется герой драмы.
Композитор, оркеструющий симфоническую тему, прежде чем записать на нотной
бумаге хотя бы один знак, заранее слышит в своем воображении общее звучание
всех инструментов. Так и у видеопластика самая трудная, самая творческая
часть работы осуществляется до того, как он нажмет на первый клавиш
генетофора: он должен раньше создать героев в своем воображении, только
тогда могут возникнуть образы, которые подчинятся его воле и судьбы которых
будут волновать зрителей. Однако этому никто не может научить, если человек
лишен таланта. А одно лишь умение бегло играть на генетофоре создает
дергающихся кукол, действующих по искусственному сценарию. Именно это и
произошло со мной.
Многие лишь несколько лет спустя после начала занятий видеопластикой
понимают, насколько обманчив мираж творческого всесилия, которым их
соблазнило это искусство; какой огромной ложью становится оно, когда человек
забывает о подлинных судьбах человечества ради мечты о воображаемых мирах! К
счастью, отсутствие таланта у меня было столь явным, что я ни минуты не
подумал о том, чтобы стать видеопластиком. Дело кончилось тем, что я



Страницы: 1 2 3 4 [ 5 ] 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.