read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



на ноги, давая понять, что того же жду и от него. Он даже не пошевелился.
- Теперь мы должны отдохнуть часок, - заявил он.
- О'кей, - отозвался я. - Только отдыхать тебе придется в
одиночестве. Меня ждет дело.
Я пошел прочь, шагая по пятнистому снегу, и отошел уже шагов на
десять, когда мимо меня галопом промчалась гигантская шавка, развернулась
и преградила мне дорогу. Я попытался обойти ее справа, но пес снова встал
на моем пути. То же самое произошло и при левом повороте.
- Отдохни, Карл Паттон, - произнес сзади Голиаф. Он улегся на спину и
заложил руки под голову, закрыв глаза. Что ж, ладно, если я могу не давать
ему заснуть. Я вернулся и сел рядом с ним.
- Глухомань здесь, - сказал я. Он ничего не ответил. - Такое
впечатление, что здесь отродясь никто не бывал, - добавил я. - Даже мятой
жестянки из-под пива не видно.
Это тоже не возымело успеха.
- Чем, интересно, ты кормишься здесь? - спросил я. - Из чего делаешь
сыр и хлеб?
Он открыл глаза.
- Из сердцевины дерева-друга. Ее или размалывают в муку или делают
массу и сквашивают.
- Неплохо, - заметил я. - Но уж вино-то наверняка привозное.
- Вино нам дают плоды того же самого дерева, - он так произнес это
"нам", словно дома его ждала жена, шестеро ребятишек и недочитанная книга.
- Сначала, наверное, было очень тяжело, - сказал я. - Если вся
планета такова, то трудно даже представить себе, как твои предки
ухитрились выжить.
- Они боролись, - ответил великан так, будто это объясняло все.
- Но ведь больше незачем бороться, - возразил я. - Ты преспокойно
можешь покинуть эти скалы и жить где-нибудь беззаботно под не очень жарким
солнцем.
Великан задумчиво смотрел в небо.
- У нас есть легенда о месте, где воздух мягок, а прямо из земли
растут сочные фрукты. Я думаю, мне бы там не понравилось.
- Почему же? Тебе, наверное, кажется, что это особый шик - жить,
преодолевая трудности.
Он повернул голову и взглянул на меня.
- А ведь на самом деле это ты испытываешь трудности, Карл Паттон.
Я-то у себя дома, в то время как ты страдаешь от холода и усталости в
месте, чужом для тебя.
Я что-то проворчал себе под нос.
Джонни Гром так выворачивал все, что бы я ни сказал, что мои слова
рикошетом попадали в меня же.
- Я слышал, что здесь существует весьма кровожадная разновидность
животных, - сказал я. - Но до сих пор ни одного не встречал.
- Скоро встретишь.
- Тебе интуиция подсказывает, или...
- Нас уже несколько часов преследует стая снежных скорпионов. Когда
мы выйдем на открытое место, ты их увидишь.
- Откуда ты знаешь?
- Так говорит мне Вула.
Я взглянул на огромную гончую, улегшуюся на землю и положившую голову
на лапы. Она выглядела усталой.
- А откуда у вас взялись собаки?
- У нас всегда были собаки.
- Наверное, в первом корабле была пара, - предположил я. - Или, может
быть, замороженные эмбрионы. Скорее всего, так оно и было. Переселенцы
наверняка везли с собой зародышей самых различных животных.
- Вула происходит из породы военных псов. Ее предком был могучий
Стэндфаст, который одолел псов Короля Руна на Поле Сломанного Клинка.
- Вы что же - воевали?
Он ничего не ответил. Я фыркнул.
- Я-то думал, что при тех колоссальных усилиях, которые вам
приходилось прикладывать, чтобы выжить, вы не слишком дорого ценили свои
жизни.
- Чего стоит жизнь без правды? Король Рун сражался за свои убеждения.
Принц Дал сражался за свои.
- И кто же победил?
- Они бились двадцать часов, и один раз принц Дал упал, и тогда
король Рун отступил назад и убедил его подняться. Но, в конце концов, Дал
сломал королю спину.
- Ну, так значит... разве это послужило доказательством его правоты?
- Какое значение имеет, во что верит человек, Карл Паттон, раз он
верит в это всем сердцем и душой?
- Чушь. Фактам безразлично, кто убежден в них.
Тут великан сел и указал рукой на белые вершины, мерцающие вдали.
- Правы горы, - произнес он. Затем взглянул на небо, где в вышине
темно-пурпурные облака громоздились подобно крепостным укреплениям. - Небо
право. И эта правота означает гораздо больше, чем факты скал и газа.
- Я никак не могу вникнуть в твои поэтические доводы, - сказал я. - Я
знаю одно - что хорошо вкусно есть, спать в мягкой постели и иметь в своем
распоряжении все самое лучшее. И тот, кто утверждает обратное, либо
несчастный, либо дурак.
- А что такое "самое лучшее", Карл Паттон? Разве может быть лучшее
ложе, чем усталость? Лучшая приправа, чем аппетит?
- Ты, видно, вычитал это в книге...
- Если ты преклоняешься перед легкой роскошью, о которой ты говорил,
то почему же ты здесь?
- О, это проще некуда. Чтобы заработать денег на все остальное.
- И потом... если ты не погибнешь на этом пути - неужели ты
отправишься туда, на свой прелестный мирок, и будешь поедать сочные плоды,
взращенные кем-то другим?
- Еще бы, - ответил я. - А почему бы и нет?
Тут я почувствовал, что слова мои - это слова безумца, и не понял,
почему. Это окончательно вывело меня из равновесия. Но спорить я не стал и
сделал вид, что уснул.
Через четыре часа мы добрались до вершины длинного склона, и перед
нами предстала целая тысяча миль, леса и ледника - пространство, достойно
соответствующее масштабам мира под названием Вэнгард.
Мы уже девять часов были в пути и, несмотря на все свои хитроумные
приспособления, я начал уставать. Верзила же был как новенький. Он поднес
к глазам ладонь, защищаясь от солнца, которое было каким-то особенно
маленьким и пронзительно ярким, как перед бурей, и указал на пик, который
отделяла от нас долина. До него было, примерно, с милю или две.
- Там мы будем ночевать, - сказал он.
- Он лежит в стороне от нашего пути, - заметил я. - Почему бы нам не
заночевать прямо здесь?
- Нам необходима крыша над головой и очаг. Холгримм ничего не будет
иметь против.
- Какой еще Холгримм?
- Там находится его дом.
Я почувствовал, как по спине у меня поползли мурашки. Так бывает,
когда в ваш разговор вдруг вмешается привидение. И не то, чтобы я боялся
привидений, просто так считается среди людей.
Остаток пути мы проделали в молчании. Вула подолгу принюхивалась и
фыркала все чаще по мере того, как мы приближались к хижине. Она была
сложена из бревен, когда-то обтесанных, а теперь потемневших. Крыша была
высокой, покрытой черепицей, а в окна были вставлены разноцветные стекла в
свинцовых переплетах. Когда мы оказались на открытом месте, великан
некоторое время стоял, опираясь на свой посох и прислушиваясь. Дом, как
будто, довольно хорошо сохранился. Но ведь и сложен он был из тех же скал
и деревьев, что стояли вокруг, потому что ничто не выдержало бы схватки с
непогодой.
- Послушай, Карл Паттон, - сказал великан. - Кажется, будто вот-вот
послышится голос Холгримма, и он гостеприимно распахнет дверь, приглашая
нас войти.
- Да, если бы он был жив, - отозвался я.
Я прошел мимо него и подошел к входу, который представлял собой
деревянную дверь из темно-пурпурного дерева, которая вполне могла бы
служить воротами в Собор Парижской Богоматери. Я обеими руками потянул на
себя огромную железную дверную ручку, но без малейшего успеха. Джонни Гром
открыл ее буквально мизинцем.
В большой комнате было холодно. Изморозь, покрывающая пол, хрустела у
нас под ногами. В полумраке я заметил шкуры, развешанные по стенам и
отливающие зеленым, красным и золотым мехом, словно это были не шкуры, а
хвосты павлинов. Были здесь и другие трофеи: огромный череп с длинным
клювом длиной фута три и ветвистыми рогами, похожими на громадную корону
из слоновой кости, острые кончики которых были выгнуты вперед и остры, как
кинжалы. Была обтянутая кожей голова, которая состояла из одних челюстей и
зубов, и потемневших от времени боевой топор с рукояткой длиной футов
десять и затейливым лезвием. Посреди комнаты стоял длинный стол, до
которого, наверное, в свое время доходило тепло от очага, огромного, как
городская квартира.
Я заметил отблеск дневного света на стоящих на столе кубках,
тарелках, приборах. Вокруг стола были расставлены кресла с высокими
спинками, и в кресле, стоявшем у дальнего конца стола, лицом ко мне с
мечом в руке восседал седобородый гигант. Пес завыл, что вполне
соответствовало охватившему меня чувству.
- Холгримм ждет нас, - мягко произнес позади меня Джонни. Он двинулся
вперед, я за ним, переборов, наконец, оцепенение. Приблизившись, я
различил мелкие кристаллики инея, сплошь покрывшие тело сидящего гиганта.



Страницы: 1 2 3 4 [ 5 ] 6 7 8 9 10 11 12 13
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.