read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



Понятно. А почему мой лоб украшает здоровущая шишка?
"Заодно ты захотела показать, как разбиваются лбом твердые предметы типа "кирпич". Так как оного не нашлось, на замену пошел подходящий по размерам булыжник".
Та-а-ак. Отчего же после вышеперечисленных подвигов я проснулась не в подвальной келье, а собственной кровати?
"В честь праздника решили простить, тем более не ты одна отличилась. А какие задушевные песни ты пела!".
Кошмар! И праздничный фейерверк пропустила, а девчата столько о нем рассказывали...
"Ничего. Попросишь, они еще и про вчерашний салют поведают".
Не хочу повторяться, но... Язва.
Вино действительно превосходное - похмелья не наблюдалось. Его олицетворением в общей спальне появилась аалона Валента. Тоже слегка помятая, к слову сказать.
- Долой с лежанок! - гаркнула она.
Я выкатилась из кровати и мухой метнулась в душевую, плавно огибая по дороге препятствия в виде чужих коек. По опыту знаю, что если в душ не успеешь сразу, потом своей очереди замучаешься ждать. Благодаря такой прыти оказалась готовой раньше всех, чем заслужила скупую улыбку аалоны, больше напоминавшую болезненную гримасу. Как с утра после злоупотребления спиртным накануне. Возможно, все так и было....
Солнце палило немилосердно, превращая тренировочную площадку в раскаленную сковороду, на которой наш коллектив доводила до состояния готовности наставница. Застывшее марево испуганно вздрагивало, потревоженное звоном клинков. Жара стояла такая, что потом, выжатым из нашей одежды, после утренней пробежки и тренировки можно было полить средних размеров огород. Принимая во внимание вчерашние возлияния, упражнения давались не легко.
Мы уже месяц с лишним тренировались на настоящих мечах, чередуя занятия с боевыми и деревянными клинками. Этому знаменательному событию предшествовало торжественное вручение оружия каждой из послушниц - Ночь Выбора.

***

Церемония, обставленная с размахом, началась в полночь, время сосредоточения Силы. Нас, сменивших ради такого случая штаны и рубахи на длинные парадные одеяния, привели в главный зал, где уже собрался весь орден. Мечей на ярко-синих подушках в руках алон покоилось не по числу алоний, а много больше. Оружие разнилось между собой так же, как и послушницы. Хищно изогнутые ятаганы; благородные мечи: короткие и длинные, надежно широкие и изысканно узкие, безукоризненно прямые и причудливо изогнутые; небольшие клинки, легкие сабли. Они наполняли своим присутствием зал, призывая Силу.
Тем не менее, из такого разнообразия свою красавицу я узнала безошибочно. Взгляд лениво прошелся, по первому ряду алон, не останавливаясь на втором, третьем, скользнул дальше, чтобы замереть на последнем. Она царственно возлежала на своем бархатном ложе, излучая превосходство над окружающим ее железом, маня блеском идеально отточенного металла. Длина слегка изогнутого узкого клинка - ровно с мою руку при раскрытой ладони. Кольцо, искусно выплетенное из стальных нитей, свивающихся в пленяющий рисунок, отделяло рукоять от острейшего лезвия цвета моих глаз. Стального с зеленым отливом. Ладонь зудела от едва контролируемого желания обхватить рукоять, обмотанную полосками бархатистой черной кожи.
Я зачарованно сделала один шаг в сторону поразившего мое воображение оружия. Лэнар схватила меня за руку, кивком указывая на алну, которая как раз собиралась разразиться торжественной речью. Пафосные высказывания настоятельницы Ордена, не затрагивая слуха, пролетали мимо, пока мои глаза алчно пожирали меч. Наконец, был дан сигнал начала Выбора, поддержанный всеобщим выдохом: "Хвала Единому!" и шелестом рукавов темно-синих одеяний при ритуальном касании лба. В отличие от большинства послушниц, потеряно бродивших среди всего этого великолепия, я уверенно направилась в нужную сторону. Но мою уже потянувшуюся за мечом руку опередили.
- Уй! - взвизгнула Мера, отдергивая пальцы, которые окрасились выступившей из глубокого пореза кровью.
Я не стала ждать, пока оружие приглянется кому-то другому. Моя рука на секунду опередила громкий крик алны.
- Лия, нет!
Но настоятельница безнадежно опоздала. Рукоять совершенно естественно улеглась в ладонь. Это был мой меч. И не он - она, истинная подруга воительницы, без жалости разящая врагов. Неотразимая. Чем не имя для оружия?
"А не слишком самонадеянно?". Ну и пусть, мне нравится. Здоровая доля оптимизма в таком деле только на пользу.
Я любовно погладила идеально наточенное лезвие, с удивлением отмечая, что на огрубевшей от тренировок коже не осталось не единой капельки крови. Острие со свистом рассекло воздух впереди, без дрожи замирая в вытянутой руке. Баланс был идеален. Пусть только попробуют ее отобрать!
Ална приблизилась демоном возмездия. Мои руки крепче взялись за рукоять, успокаивающая бархатистость которой уняла предательскую дрожь.
- Как это очутилось здесь? - заданный свистящим шепотом вопрос настоятельницы был обращен к перепуганной алоне, беспомощно вцепившуюся в пустую подушку.
- Светлейшая, - упала на колени провинившаяся монахиня. - Вы сами приказали - все клинки...
- Но не проклятые же! - оборвала ее очень тихим голосом ална, отлично слышным в примолкшем зале. Она круто развернулась в мою сторону, хлестнув подолом одеяния коленопреклоненную алону.
- Лия, - невозможно ласковым тоном попросила настоятельница. - Может быть, ты изменишь своему предпочтению?
Я отрицательно мотнула головой, смело глядя ей прямо в глаза.
- Что ж, это твой выбор! - веско уронила Астела. Потом с непроницаемым лицом обернулась к другим послушницам и сделала приглашающий жест. - Дочери Ордена, ищите свое оружие. Не ошибитесь в предпочтениях.
Притихшие девушки одна за другой выбирали себе оружие и присоединялись ко мне. Последующий за Выбором праздничный банкет, проходивший в похоронном молчании, до боли напоминал тризну, щедро сдобренную многочисленными косыми взглядами в мою сторону.
С тех пор прошло больше месяца напряженных тренировок. Мои вопросы об источнике проклятия остались безответными, но меня перестали сторониться и перешептываться за спиной. Каждый вечер после насыщенного трудового дня я не уставала нежно заботиться о Неотразимой. Сушила ее тальком, с тревогой простукивала молоточком - не отзовется ли где битым хрусталем трещина, протирала выклянченным у Ранель ценой бесконечных восхвалений непревзойденным сальгрийским маслом. И все не могла ею налюбоваться.

***

Неотразимая уже не порхала бабочкой в воздухе, как в начале тренировки, с каждым проведенным на площадке часом прибавляя в весе. Карие глаза противницы терпеливо дожидались моей оплошности. Эту приятную в другое время девушку с русой косой до пояса, задорным курносым носом и россыпью золотистых веснушек звали Клессия. Бой длился больше получаса, что говорило о моих несомненных успехах в ратном деле. Искусство поединка состояло отнюдь не в том, чтобы красиво танцевать вокруг противника, соблюдая весь ритуал честного поединка. Цель - молниеносно вытащить из ножен меч и убить ворога с одного удара. Нападала я - она не справилась - очко в мою пользу. Мы продолжали выжидающе кружить вокруг друг друга, изредка обмениваясь раззадоривающими фразами, стараясь вывести противника из себя.
- Лия, пожалей свою хворостинку! Переломится, - поддела Клессия, метя мне в шею легким широким, но коротким мечом.
- А от твоего оружия, как я погляжу, уже кто-то оттяпал половину, - не осталась в долгу я, уходя вниз от удара.
Аалона Валента с видом надсмотрщицы прохаживалась между сражающимися парами, по ходу бросая едкие реплики.
- Мера, куда мажешь! Лия, хочешь отрубить руку - руби, не стесняйся! Ранель, метя в пах, представляй, что эта тварь лишила чести твою младшую сестру! Тала, что ты флиртуешь с ней, как шлюха из квартала развлечений!
Если поединок не закончить в ближайшее время, комментарии станут куда более ядовитыми. Здесь главное предоставить инициативу противнику и правильно воспользоваться ситуацией. За этим дело не стало. Алония метнулась вперед, вероломно метя в беззащитный живот. Тело, обтесанное и натасканное болезненными тренировками, легко сместилось с линии атаки. Неотразимая плавно поддела лезвие нападающего меча, высвобождая место для маневра. Коса при стремительном развороте больно стеганула плечи, лезвие, дрожа, застыло в миллиметре от поясницы соперницы. Клессия опустила меч, полностью признавая свое поражение. Если дело происходило в реальном бою, оружие рассекло потенциального противника до позвоночника. А при доброй силушке, да желании - можно и пополам разрубить. Чистая победа.
"Красиво". А то.
Три месяца в Ордене ни для кого бы не прошли даром. И я не зря помучилась на ритуале, схватывая теперь приемы с одного - двух раз, иногда даже быстрее, чем другие сестры. Наука боя вбита в мышцы на совесть.
Как всегда внезапно наступило время обеда. Хотя с утра ты стараешься поторопить желтый ленивый кругляш солнца, который еле ползет по небосводу, потом становится не до того: тебя постоянно кто-то старается побольней ударить, пнуть или хорошенечко приложить о землю. И вдруг ты уже окаченная прохладной водой, валяешься на траве в тени крепостной стены и жуешь безвкусные "опилки", считающиеся здесь самой полезной едой для молодых алоний. Такие моменты хочется продлить подольше, и уже не мешает припекающее солнце, даже лень поправить прилипшие к шее жаркие прядки, выбившиеся из косы. Но самое прекрасное - это чистая прохладно-сладкая вода, льющаяся в твое пересохшее горло.
"Имидж ничто - жажда все". Угу. Блаженство.
- Лия, а зачем ты вчера ползала на четвереньках, стуча лбом обо все встречающиеся камни? - вдруг поинтересовалась Голла.
Вода, так же неожиданно застрявшая в горле, извергнулась оттуда фонтаном.
- На прочность проверяла, - буркнула я, откашлявшись. - Голову...
В дремотной обеденной тишине выстрелом прозвучал сигнал охотничьего рога. Именно этот звук возвестил мое торжественное прибытие в Орден. Три месяца минуло... а, кажется, я здесь уже три года, такие глобальные изменения произошли за прошедшее время.
- Герцогиня приехала, - сказала, приподнимаясь на локтях, Ранель. - Неспроста...
- Да уж, просто так она ничего не делает, - пессимистично подхватила Лэнар.
- Не каркайте, - оборвала их я, испытывая разом все симптомы дурного предчувствия.
- Принесли же ее Сумерки! - в сердцах бросила Ания. - Могли бы еще на травке поваляться, а так Валента живо нас на площадку спровадит.
- Не богохульствуй!!! - взвилась Сеш.
Жаркому спору на религиозную тему не дали разгореться. Слова Ании оказались пророческими - аалона скомандовала подъем. Тренировка уже началась, когда во двор величавой поступью вступила прекрасная Велисса вместе с невысокой женщиной в пышном платье, смешно смотревшемся на ее необъятной фигуре. Она бегала вокруг герцогини, как квочка возле последнего цыпленка из выводка. К ним на встречу поспешила алона Тентра:
- Ваше сиятельство, чем обязаны столь скорому возвращению?
Расслышать ответ мне помешал довольно болезненный тычок в бок, который я получила, зазевавшись, от Талы, моей напарницы после обеда. Тренировка продолжилась уже без оружия, но проще она от этого не стала. К тому времени, когда я смогла отвлечься, двор опустел.
"За каким лешим герцогиня прикатила?". Самой интересно.
До конца дня ничего экстраординарного больше не произошло. Велисса не удосужилась спуститься в обеденный зал к ужину. Все было как обычно, включая и ежедневную проповедь отца Ванхеля. Но предчувствие под названием "жизнь готовит очередную свинью для подкладки" разыгралось не на шутку. Ощущение затишья перед бурей отзывалось противными скачками желудка. Перед предчувствием того, что скоро меня затянет в водоворот событий, где мало будут учитываться мои пожелания, аппетит позорно капитулировал. Я все ждала, что меня позовут к алне, но она обращала на меня внимание не больше, чем всегда.
Плотный полог прятал перепуганную Избранную от негромких разговоров, сестер и неяркого света. Было страшно до пугающей дрожи в теле и повлажневших рук. Вместо внутренностей - клубок толстых змей, вяло ворочавшихся, не в состоянии найти себе удобного положения. Я нуждалась хотя бы в такой иллюзии одиночества, чтобы утихомирить расшалившиеся нервы. Очень не хватало ободряющего прикосновения к прохладному металлу Неотразимой. Но она сейчас преспокойно лежала в специально отведенном для хранения оружия шкафу.
И с чего я решила, будто приехали за мной? Непонятно. Предчувствие серьезных изменений не оставляло, но я потихоньку успокаивалась.
"Никогда не бывает так плохо, как опасаешься". Утешает. Жаль, у этого правила есть и обратная сторона: так хорошо, как бы хотелось, тоже редко получается.

***

Утро также ничем от предыдущих не отличалось. Отбегав положенные круги, мы толпой повалили на тренировочную площадку. После обеда предстояли занятия с аалоной Тано. Вследствие чего Валента, как всегда в такие дни, старалась выжать из наших молодых тел за отпущенное время как можно больше. Со мной сегодня этот номер не прошел. Молоденькая лония, имени которой я не знала, отчаянно краснея от важности своей миссии, передала мне приглашение проследовать к алне. Наставница разрешающе кивнула, смущенно отводя взгляд в сторону.
Я сошла с площадки и с тоской посмотрела на сестер, будто видела их в последний раз. Окинула взглядом двор, крепостные стены, яркое небо, пытаясь навсегда запечатлеть этот летний день в памяти.
- Сестра, - подергала меня за рукав лония. - Вам пора...
Да, пора.
В кабинете алны ничего не изменилось. Он был таким же, каким я запомнила его в тот далекий первый день: массивный стол, шкафы, до отказа забитые книгами, внушающими трепет своей древностью, и два больших кресла, стоящих у потухшего камина. В одном из них и сидела мать-настоятельница, к подолу ее белоснежного одеяния тихонько подбирались солнечное пятно. Позади кресла стояла как всегда прекрасная и ошеломляющая Велисса, резко вдохнувшая при моем появлении.
Она сморщила свой прехорошенький носик и чуть погодя спрятала его в надушенном платочке.
- Вы добились потрясающих результатов, матушка, - комплименты с утра - плохая примета. - Она... она изменилась.
Простите, дорогой парфюмерией алоний здесь не балуют!
Я остро почувствовала, что лицо покрыто живописными разводами грязи, рубашка пропиталась потом, мокрые волосы слиплись в комок. На ее фоне, такой безупречно одетой и овеянной нежным ароматом, я смотрелась вызывающе неприлично. Почему-то в присутствии этой девушки меня мучил ужасный комплекс неполноценности, заставляя делать все наоборот.
"Зависть, дорогуша". Пречерная.
- Рада, что тебе нравится, Велисса, - усмехнулась Астела и обратилась ко мне. - Лия, пришло время покинуть эти стены, и происходит намного раньше, чем я планировала.
Драматические паузы алне всегда удавались. Герцогиня внимательно рассматривала свой платок, старательно делая вид, что ничего особенного не происходит. Я, переминаясь с ноги на ногу, соблюдала субординацию, вместо того чтобы нагло усесться в свободное кресло.
Кто бы оценил мою благовоспитанность...
- Тебе еще многому учиться, но все в руках Единого....
- Императора постигла ужасная болезнь, - встряла Велисса. - Ты нужна в столице.
Выпалив это, девушка осеклась под укоризненным взглядом настоятельницы и опять занялась разглядыванием своего туалета.
Неожиданностью это не стало, сюрпризом оказалась боль от расставания с Орденом, который за неполные три месяца стал мне домом. Нужно хотя бы попрощаться со всеми. Я буду очень скучать по девчонкам, наставницам и даже мучительнице аалоне Валенте. Словно прочитав мои мысли, ална сказала:
- Я попрощаюсь с сестрами за тебя. Беги собираться, Велисса потом по дороге все объяснит.
Как же, дождешься от нее объяснений, так я и поверила! Опять будет вещать что-то маловразумительное о моей избранности, заменяя особо важную информацию междометиями.
- Зачем ей собираться, все равно в столице мы поменяем ей весь гардероб, - эта красотка в своем репертуаре.
- Душ, по крайней мере, можно принять? Поездка дальняя, а я, простите, потная, только с тренировки, - герцогиня раздражала меня все больше, не доеду я с ней к Императору. Поубиваю.
- Иди-иди, дитя, - благословила ална. - Мы будем еженощно возносить молитвы Единому.
Как будто мне это поможет.
"Хуже точно не будет".
Кто знает?

***

Душ не затянулся, несмотря на все приложенные старания. К моему выходу из душевой на кровати дожидался походный вариант формы алоний. Согласно спецификации туда входили: сапоги кожаные мягкие с прилагающимися портянками - одна пара, штаны из плотной ткани - один экземпляр, хлопковая рубашка - также один экземпляр, жилет из по-особому скрученных кожаных шнуров, который не даст разворотить грудь враждебно настроенным когтям - в том же количестве, и конечно, плащ походный, длинный с капюшоном. Неброские ножны с Неотразимой нашли пристанище на спине, надежно скрепленные впереди ремнями. Для пользования мечом такое крепление не очень удобно, но для путешествия под вооруженной охраной - самое оно. Покидала в сумку пару сменного нижнего белья, непочатую фляжку сальгрийского масла, и была готова к отъезду.
Минут через сорок после разговора с алной я уже пересекала двор по направлению к распахнутым воротам. Надвинутый капюшон длинного плаща не позволил увидеть, как отреагировали сестры на мой отъезд. Зачем было прятать меня под ним, если каждому в крепости понятно, что это я, хотя бы потому, что все остальные алонии топтали площадку для тренировок, а алоны и лонии в обычные дни Орден не покидали. Под ворохом одежды нечем было дышать, но я терпела.
В последнее время я проявила прямо-таки чудеса покладистости: надо тренироваться - пожалуйста, не задавать вопросов - никаких проблем, ехать в столицу - нет ничего проще. Это настораживало, в голове часто-часто застучали тревожные молоточки, но пустая черепная коробка предпочла их проигнорировать. В ней царил такой вакуум перед расставанием, что не хотелось задумываться вообще ни о чем.
За воротами крепости поджидала карета - потрясающее бело-золотое сооружение с громоздкими колесами, запряженное четверкой белоснежных лошадей.
"Нездоровое какое-то пристрастие у неких высокородных особ к белому цвету". До чего верно подмечено. Интересно, кто моет это великолепие?
К транспорту прилагался эскорт, лица в котором были до боли знакомы - именно эти благородные рыцари сопровождали меня в моей поездке сюда, а приятный молодой человек, помогающий нам погрузиться в карету, вообще всю дорогу вез меня на своей лошади. Судя по отсутствующему выражению его лица, он меня не признал. Немудрено. Я и сама себя не узнавала.
Внутри уже находилась женщина, прибывшая с герцогиней. Она тут же бросилась устраивать поудобнее хозяйку, своими бестолковыми метаниями больше мешая, чем помогая. Мне и без такого почета было неплохо: я самостоятельно чудесно расположилась в пустом углу кареты на мягких подушках, предварительно избавившись от лишнего облачения и аккуратно пристроив ножны с оружием рядом. Мягкий толчок возвестил о начале путешествия - наша карета покатила по обширным землям Империи в ее почти одноименную столицу Тилану.


Глава 7

Умеренная трезвость еще никому не повредила

Узкая щель на неплотно задернутых шторах скупо пропускала свет в карету. Мягкий полумрак расслаблял тело, настолько притерпевшееся за долгое время к тренировкам в дневное время, что ему нисколько не мешала нудная тряска. Две пары глаз напротив настороженно ловили каждое мое движение. Не разочаровывать же их! Вслед за плащом и жилетом я освободилась от стеснявшей обуви, тут же развесила портянки и закинула ноги на пустое сиденье рядом. По выражению лиц спутниц однозначно читалось, что принятую позу осудили, как не сочетающуюся с аристократической честью. Но повисшего молчания никто из них не нарушил.
Я хотела, было уже прикорнуть, удобно устроившись у себя в углу, но вовремя вспомнила об обещанной мне алной Ордена консультации от недалече сидящей гражданки Велиссы. Так, с чего бы начать?
- Как зовут вашу спутницу?
Звуки человеческой речи воспринимались здесь неадекватно: Велисса закатила глаза, а предмету моего вопроса, так и вовсе стало нехорошо.
- Это Айда, моя камеристка, - подозрительно глядя на меня, сказала герцогиня. Вид у нее при этом был такой, как будто она выдала государственную тайну. Никак не меньше.
- Я просто подумала, что надо бы представиться, а то как-то неудобно получается. Давайте знакомиться, меня зовут Лия.
Айда проблеяла что-то неразборчивое в ответ, и предпочла проигнорировать протянутую руку.
Что ж, все формальности были мной соблюдены.
- Ну, раз мы уже здесь все знакомы, я уверена, Ваше сиятельство не откажется дать ответы на несколько несложных вопросов. Тем более что ална Астела убедительно просила вас разъяснить мне некоторые моменты.
- Постараюсь сделать все, что в моих силах, алония, - тон, которым это было сказано, у всякого другого отбил охоту спрашивать, но со мной она просчиталась.
- Сколько провинций в империи? Как она велика? Правда, что она занимает целый материк?
Если Велисса ожидала каких-либо вопросов, то очевидно не этих. Что касается меня, то в ордене я стеснялась спрашивать такие элементарные вещи, о которых другие девушки знали с пеленок, а вложить эти знания в мою до отказа заполненную голову маги как-то не озаботились.
"Может, места не хватило?". Все может быть.
Кто знает, что еще в моей бедной головушке обретается?
Информацию Велисса выдавала крохотными дозами, как красноармеец на допросе у "белых". Несмотря на все старания сиятельных особ, некоторая картина все же вырисовывалась. Да, действительно империя занимала целый материк. В ее состав входили двадцать и одна провинция. Были еще Вольные острова, которые не принадлежали империи, и где, по всей видимости, процветала демократия (а может и анархия - не разберешь!). Там власть выбиралась всенародно, но с ними был заключен взаимовыгодный договор о мире и сотрудничестве. Все эти сведения вкупе с названиями провинций как-то плохо укладывались у меня в голове, и я затребовала карту. Таковая нашлась у капитана, сопровождающего нас отряда. Этот невысокий с непропорционально широкими плечами и окладистой каштановой бородой мужчина, командующий рыцарями еще в первое наше путешествие, отзывался на имя Лассен.
В то время как я рассматривала карту, Ее Сиятельство дулись, из-за того, что пришлось останавливаться. Нечего забирать меня раньше времени, может быть, я бы уже все это знала!
Лоскут кожи с махристыми неровными краями, на котором были нарисованы топографические подробности этого мира, вызывал самые нехорошие ассоциации. По виду совсем как человечья. Возраст изделия определению не поддавался, вызывая сомнения в достоверности изображенных сведений. Но в целом наглядное пособие со своей миссией дать общее представление справлялось.
От материка, на котором красивым замысловатым шрифтом рука автора карты вывела "Тилан", был отколот огромный кусок земли. При взгляде на карту возникало чувство, что какой-то гигант взял меч и отсек ненужное. Образовавшиеся в результате неизвестного катаклизма острова, своей формой свидетельствовали в пользу этой версии. Отколовшаяся земля не носила на карте никакого названия. На вопрос о данном феномене я получила пространный ответ:
- Это Сумеречные земли.
За этим последовало многозначительное молчание, как будто этим было все сказано.
Айда шумно вздохнула, приложила пальцы к середине лба и исступленно зашептала молитву "Слава Единому Во Гневе", которую я и так помнила назубок. Выходило у нее не хуже, чем у Сеш.
- Сумеречные земли и что? - не думала смущаться я. - Что это такое?
Камеристка без промедленья затянула следующую молитву, которую я уже не имела чести знать. У герцогини оказались более крепкие нервы, поэтому мне удалось узнать, что Единый во второе свое пришествие ("Было еще и первое!", нужно не забыть попозже спросить и об этом), увидел, что чада его в страшной опасности, и многих уже коснулось тлетворное влияние зла, отсек не поддающуюся очищению часть суши. Так возникли Сумеречные земли.
"Молодец! Рубить, так с плеча".
После грандиозного зрелища чада, естественно, свой лик от зла отвратили.
"Еще бы, после таких показательных выступлений... Зачем его лишний раз из себя выводить, а то разозлится еще больше и оставшиеся акры земли в капусту порубает".
Безусловно, небольшие очаги зла в Империи еще остались (куда без них!), но это все семечки по сравнению с Сумеречными землями и Островами Проклятых. Ладно, сделаем вид, что пока поверили этой детской сказочке.
Еще раз взглянув на карту, я насчитала двадцать две провинции, вместо ангажированных двадцати одной. Пересчитала повторно - никакой ошибки. Пришлось опять обратиться за разъяснениями.
- Неран, - лицо девушки перекосило, как от рези в животе. - Остров не принадлежит к Империи. Страна нечестивцев и еретиков. После войны, закончившейся более двухсот лет назад, отношения между нами несколько... м-мм... немного... а-а... напряженные.
Родные междометия. Значит, пошла по-настоящему интересная и важная информация, и название какое-то знакомое.... Однако дальше отвечать Велисса отказалась наотрез, довольно бездарно изобразив крайнюю усталость. С чего ей уставать? Она-то не скакала с утра козой по раскаленной площадке как некая Избранная, то есть я.
Большое багровое солнце устало опускалось за горизонт, когда мы подъехали к аккуратному небольшому городку под названием Нельм. Все в нем выглядело таким чистеньким и опрятным! Дорожки установленной ширины и длины, аккуратно посыпанные гравием, одинаковые бело-коричневые двухэтажные домики с красными черепичными крышами, стоящие в строго определенном порядке, деревья и кусты, посаженые будто по линеечке. Мне не довелось побывать заграницей, но именно так я себе и представляла маленькие городишки где-нибудь в Норвегии или Швеции, с их северной педантичностью. На здании гостиницы, которой посчастливилось заполучить нас в постояльцы, красовалась внушительная вывеска. На ней было написано "У Мэдди" и изображен добродушный мужчина с солидным пивным животиком, наверняка этот самый Мэдди.
Все это удалось увидеть, прильнув к узкой щелке в шторах, сквозь зубы поругивая больших рыцарских коней, существенно ограничивающих мне панораму. Перед выходом из кареты меня опять заставили полностью облачиться.
"Это чтобы никто не увидел твою несравненную красоту". Было бы еще на что любоваться!
Замучили они меня этой конспирацией. Если бы дело зимой происходило! В этом пекле под тяжелым теплым плащом пот начинал выделяться в невообразимых количествах, заставляя рубашку противно прилипать к взмокшей спине. Глупо разводить весь этот церемониал с секретами. Скорей всего запомнится именно таинственная фигура в плаще. А человек так устроен: если чего-то не знает, сам додумает. Потом еще приврет для красного словца. Не хотели показывать, что я алония, так одели бы нормально. Выдавали бы за ту же служанку. Правда, для обслуживающего персонала у меня угодливости маловато. Но я готова поучиться у Айды, лишь бы не скончаться от теплового удара.
Гостиница была классифицирована мной как четырех-звездочная. Коридоры освещались небольшими и не очень яркими светильниками магической работы. Моя комната с наглухо закрытыми ставнями находилась на втором этаже. После Ордена апартаменты казались просто шикарными: тут вам и мягкая двуспальная кровать, массивный комод, удобные кресла, стол на гнутых ножках, мягкий ворсистый ковер под ногами. Отсутствовала только ванная, но ее отлично заменяли таз и кувшин воды. Все это великолепие - для меня одной! После трех месяцев проведенных с чертовой дюжиной девушек в одном помещении и очередью в душ - предел мечтаний.

***

Негромкий стук предупредил о приходе камеристки Велиссы. Чем же я заслужила взгляд, рачительно припасаемый для особо опасных преступников?
"Улыбайся пореже. Людей это нервирует".
На деревянном подносе уместились тарелка, на которой возлежала (другими словами и не скажешь!) огромная отбивная рядом с горой жареной картошки, соусник, плошечка маринованных грибочков с лучком, парочка упругих сочных помидоров, а также литровая кружка кваса. В свободный уголок с трудом впихнули полкаравая ржаного хлеба. После аскетичности монастырских трапез, такая роскошь выглядела попросту разнузданно.
- Айда! - остановила я собирающуюся выйти женщину.
Та застыла, вцепившись в дверную ручку, как священник перед вампиром в нательный крест, затем медленно повернулась ко мне.



Страницы: 1 2 3 4 [ 5 ] 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.