read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



И в Люсел-Лоре действительно был мир. Революция, которая объединила всех военачальников, удержалась и после поражения нарцев. Это не считалось заслугой Люсилера, но Ричиус знал, что его друг-триец гордится этим достижением. Он неустанно трудился, чтобы прежний союз оставался прочным, и даже военачальники ценили его усилия. Время от времени они приезжали в цитадель, чтобы встретиться с Люсилером и обсудить свои трудности. Они знали, что Люсилер никому не может отказать.
Но Карлаз приехал в крепость не для того, чтобы просить об одолжении. Человек, который помогал Люсилеру больше всех, просил меньше всех. Его пригласили в Фалиндар потому, что он никогда не видел прекрасной цитадели, и просто потому, что Люсилеру хотелось хоть в какой-то степени выразить свою благодарность. В эти дни цитадель не могла похвалиться особыми богатствами, но по-прежнему была поразительно красива, а слуги умели приготовить прекрасную трапезу. Люсилер приказал, чтобы Карлаза принимали по-королевски: это было наградой за те услуги, которые его народ оказывал всему Люсел-Лору.
Первые несколько дней прошли удивительно хорошо. А потом взбесился лев. Карлаз не мог этого объяснить - он только сказал, что со старыми животными такое порой происходит. Между львом и всадником существовали хрупкие узы, и в очень редких случаях они разрывались - либо из-за болезни, либо из-за старения. Ричиус сопереживал Карла-зу. Он успел полюбить гигантских кошек, которые оберегали страну от Нара, и не мог забыть скорби Карлаза. Они с Люсилером возвращались в Фалиндар мрачными, не говоря ни слова.
Фалиндар был прекрасен.
Всадники проехали по длинной широкой дороге к цитадели, любуясь её идеально расположенными шпилями, ярко сверкавшими на солнце. Вдали шумел прибой, наполняя воздух запахом морской воды. Стая чаек пролетела над головой, направляясь к океану. Вокруг замка видны были суетящиеся слуги. На башнях несли охрану стражники в синих куртках, распустив по плечам молочно-белые волосы.
Ричиусу до боли хотелось снова увидеть жену и дочь. Дьяна о нем тревожится. Она всегда о нем тревожится - и он любит её за это ещё сильнее. Он повернулся к Люсилеру. Лицо трийца было печальным и отчужденным.
- Я пошел, - сказал Ричиус. - Мы увидимся сегодня вечером?
Люсилер пожал плечами:
- Может быть. У меня дела.
- Понимаю, - отозвался Ричиус, Он уже повернулся, чтобы уйти, но потом резко остановился. Люсилер вопросительно посмотрел на него:
- В чем дело?
- Мне очень жаль, - сказал Ричиус. - Я знаю, что ты этого не хотел.
Люсилер с трудом улыбнулся.
- Ты прав, - ответил он, указывая на цитадель. - Я ничего этого не хотел.
- Я готовил о Карлазе, - поправил его Ричиус. - И о Хакане. Но это не твоя вина. Помни об этом, хорошо?
Люсилер снова посмотрел на Фалиндар.
- Иногда все это становится мне невыносимо. И мы по-прежнему не знаем, где Хакан. Боги, что я скажу его жене?
- Я пойду с тобой, - предложил Ричиус. - Пошли. Мы сделаем это прямо сейчас.
- Нет, - ответил Люсилер, выпрямляясь в седле. - Я должен сделать это сам. Если я намерен быть господином этим людям, мне надо соответственно себя вести.
- И что ты скажешь?
- Что его по-прежнему не могут найти, - ответил Люсилер. - Что ещё я могу сказать? Ричиус поморщился:
- Ты знаешь, что я думаю.
- Знаю, - мрачно подтвердил Люсилер. - Но я этому не верю. Прошло уже больше года, Ричиус. По-моему, ты боишься призраков.
- Люсилер...
- Нет! - огрызнулся триец. - Прекрати сейчас же. Прекрати и живи нормальной жизнью.

На этот раз Люсилер быстро повернулся и направился к цитадели. Ричиус проглотил проклятие и не стал спешить следом за другом. Вместо этого он помедлил, дожидаясь, чтобы Люсилер скрылся в крепости. Это время было трудным для Люсилера, и он изменился. Он никогда не был особенно жизнерадостным, но теперь груз нежеланной власти лишил его остатков добродушия. Ричиусу не хватало своего прежнего друга. Ему не хватало того человека, которым Люсилер был прежде. В Арамуре Ричиус успел узнать, какими тяжелыми могут быть обязанности правителя. Это было единственным, о чем он не жалел, вспоминая родину, которую у него отняли.
Когда Ричиус подождал достаточно, чтобы не столкнуться с Люсилером на внутреннем дворе, он и сам проехал по вьющейся серпантином дороге, ведущей в крепость. Там он увидел Треш, подругу и няньку Дьяны: она сидела под огромным дубом с бесформенной кучей вязанья на коленях. Она была старше их всех - ей было не меньше сорока, но глаза у неё оставались яркими и молодыми. Углубившись в свое рукоделье, она не заметила Ричиуса, пока он не подъехал настолько близко, что заслонил ей солнце.
- Ричиус! - с облегчением воскликнула она. - Вы вернулись!
Как и многие трийцы в Фалиндаре, Треш свободно говорила по-нарски. Это было наследием тех дней, когда в Люсел-Лоре верили словам хитроумного императора Нара, когда нарцы и трийцы приезжали друг к другу под видом дружбы. Прежний правитель цитадели заставил своих слуг выучить нарский язык - якобы для того, чтобы они могли принимать гостей из Нара. Но какова бы ни была его истинная цель, Ричиус был благодарен мертвому дэгогу. Он уже умел говорить по-трийски, но не слишком хорошо. Спешившись, он улыбнулся Треш, которая отложила вязанье и похлопала по земле рядом с собой.
- У вас усталый вид, - сказала она. - Сядьте. Отдыхайте.
- Не могу, Треш, - ответил Ричиус. - Я ищу Дьяну. Ты не знаешь, где она?
- Она с ребенком. Они играют. - Треш поморщилась.
- За северной башней.
Ричиус побледнел.
- За стенами? Треш!
- Знаю, - огорченно ответила нянька. - Но она не желает меня слушать, Ричиус. Она никогда меня не слушает. Я сказала ей, что вы рассердитесь...
- Присмотри за конем! - рявкнул Ричиус.
Он помчался к северной башне. Кто-то из друзей окликнул его, махая руками, но он не ответил. Стремительно пройдя через внутренний двор, он вскоре оказался в задней части цитадели.
Здесь из земли вырастала северная башня, которая могла показаться маленькой только по сравнению с бесконечным океаном, расстилавшимся позади нее. В этой безлюдной части замка любила сидеть Дьяна, пока её дочка играла. Иногда она сажала Шани себе на колени, и они вдвоем смотрели на море, пока Дьяна рассказывала ей длинные истории. Однако это приятное воспоминание не заставило Ричиуса смягчиться. Даже когда он их увидел, его ярость не улеглась. Они ходили вдоль обрыва. Крошечная ручка Шани была в руке матери, рядом с которой она неуверенно ковыляла. Теплый ветерок шевелил волосы Дьяны, заставляя её казаться ещё прекраснее. Ричиус закусил губу. Ему не хотелось сейчас чувствовать любовь к ней. Ему хотелось злиться.
- Дьяна! - крикнул он.
Дьяна подняла голову и стала смотреть сквозь солнечный свет. Узнав Ричиуса, она радостно замахала ему рукой и потянула дочку за руку, заставив рассмеяться. Они встретились на середине склона, и Ричиус наклонился. Взяв дочь на руки, он крепко прижал её к себе.
- Ричиус, - безмятежно сказала Дьяна. - Когда ты вернулся?
- Только что, - напряженно ответил он.
Она потянулась его поцеловать, но он отвернулся и гневно зашагал с дочерью к цитадели. Позади себя он услышал вздох жены.
- Ричиус, пожалуйста...
- Я не хочу говорить, Дьяна, - ответил он, не останавливаясь.
- Вы нашли льва?
- Да.
Дьяна догнала его и схватила за рукав.
- Скажи мне! - попросила она. - С тобой ничего не случилось?
- Ни с кем ничего не случилось, - сказал он.
Шани увлеклась его лицом: её крошечные пальчики исследовали линию его носа. Она захихикала, когда отец посадил её к себе на плечи.
- Почему ты сердишься? - спросила Дьяна. Наконец Ричиус остановился и повернулся к ней.
- Ты знаешь почему, - ответил он. - Боже всесильный, Дьяна, о чем ты думала? Неужели ты не слушаешь то что я тебе говорю? Из крепости выходить опасно!
- Не опасно, - возразила Дьяна.
Она снова дотронулась до его руки, но он сбросил её пальцы.
- Не делай этого! - предостерег он её.
- Ты сердишься, - отозвалась Дьяна, - но повода нет. Мы здесь в безопасности, Ричиус. Посмотри... - Она указала на башню, где ходил дозор из двух воинов в синих куртках Фалиндара. - Они раньше нас заметят угрозу. Здесь ничего нет. Нигде ничего нет.
Ричиус раздраженно зашагал к крепости.
- Не надо больше об этом спорить, Дьяна. Когда меня рядом нет, ты остаешься в крепости. Понятно? Не выходи за стены без меня. Особенно с Шани.
На этот раз Дьяна обогнала его и загородила ему дорогу.
- Я не буду пленницей у себя дома, Ричиус! Больше не буду. Прошло уже больше года. С нами ничего не случится.
- Ты просто не желаешь ничего понимать, да? Ты не представляешь себе, какой он. Год для него ничего не значит. Он возглавляет Рошаннов, Дьяна! Будь ты из Нара, ты бы знала, что это означает. - Он покачал головой. - Но ты не из Нара. Вы все ничего не знаете. Один только я. Тогда почему вы все не желаете меня слушать, черт побери?
- Успокойся, - попросила Дьяна. Она подняла руку, чтобы погладить его по щеке, и на этот раз он не отстранился. - У тебя усталый вид.
Она сняла Шани с его плеч и поставила на землю. Шани зашаталась, но не упала. Ричиус улыбнулся. Ему не хотелось, чтобы его возвращение домой было таким. Весь обратный путь он мечтал увидеть их - и теперь все испортил своей яростью.
- О боже, ты права! - простонал он, тяжело опускаясь на землю. - Я устал. - Подняв руки, он притянул жену к себе. Ее рука казалась такой хрупкой и слабой! - Садись со мной и позволь мне рассказать тебе, какой я подонок.
Дьяна рассмеялась.
- Ты - чудовище! - согласилась она. Но потом её лицо стало серьезным, и она положила голову ему на плечо. - Я рада, что ты дома. Я о тебе тревожилась. - Немного помедлив, она задала неизбежный вопрос: - Что случилось?
- Мы его нашли у пещеры, - ответил Ричиус. - Он мертв. Карлаз его убил.
- Хорошо.
- Утром он поймал у реки фермера. Мы нашли его в пещере. Он тоже был мертв. Дьяна теснее прижалась к нему.
- Любимый...
- Нет, ничего. - Ричиус смотрел, как Шани неуверенно ковыляет вокруг них, подбирая веточки и пробуя их на вкус. Он уже перестал пытаться отучить её от этой привычки. Теперь он просто следил за тем, что она ест. - Карлаз задержался, чтобы его похоронить. Видела бы ты его, Дьяна! Он был убит горем. Я помню, как потерял коня, когда вернулся домой в Арамур после первой войны. Мой отец уже погиб, я был растерян и испуган. Но Грома мне подарил отец, и он был для меня всем.
- Что случилось? - спросила Дьяна.
- Как-то утром мы поехали верхом. Накануне ночью шел снег. Мы ехали через лес, когда на нас напала стая волков. - Его голос звучал все тише. - Они убили Грома. Они выволокли его из-под меня и убили.
- Ричиус...
- Этот конь был для меня всем, - продолжал Ричиус. - Он был одним из моих лучших друзей. Наверное, так же было и с Карлазом. Это все равно что потерять друга. - Он крепче обнял Дьяну. От неё пахло морем. - Мы оба так много потеряли, Дьяна, - сказал он. - Я не хочу новых потерь. Я не хочу, чтобы с вами что-то случилось. Ты можешь это понять?
- Конечно...
- Прости, что я злился, но если что-то случится... Она поспешно заставила его замолчать.
- С нами все хорошо. Мы все здесь в безопасности, Ричиус. С нами ничего не может случиться.
- Ты ошибаешься, - возразил Ричиус. - Бьяджио не человек. Он дьявол. И он по-прежнему силен, какие бы слухи к нам ни приходили. В Наре его все боятся. И его Рошаннов.
- Он сейчас никто, мой любимый, - сказала Дьяна. - Он сломлен, он в изгнании.
- Ах если бы! - невесело засмеялся Ричиус. - Но он не таков. Так легко он от трона не откажется. И его агенты всегда ему верны. В Наре есть поговорка: "Рошанны повсюду". Говорят, что по распоряжению Аркуса Бьяджио поместил по одному Рошанну при всех дворах нарских правителей, чтобы следить за ними и держать их в страхе. Они действительно повсюду. И они могут достать нас даже здесь.
- Ричиус, прошло уже так много времени! И если он борется за трон, то зачем ему думать о нас? По-моему, ты беспокоишься понапрасну. Не думаю, чтобы мы были ему так важны.
- Но ему важен был Аркус. Он любил старика, и он винит в его смерти меня. Меня послали сюда, чтобы я нашел магию, которая спасла бы Аркуса. Бьяджио никогда не простит мне того, что я не оправдал их доверия.
- Он слишком занят епископом, - возразила Дьяна. - Это ведь епископ, да? Ричиус пожал плечами.
- Не знаю, - с горечью ответил он. - Боже, мы здесь так слепы! У меня не было никаких сведений с тех пор, как лиссцы отплыли воевать с Наром.
Одного упоминания о Лиссе было достаточно, чтобы Дьяна вся напряглась.
- Давай не будем о них говорить! - попросила она. - Пожалуйста! Только не сегодня.
- Не сегодня? И не завтра? Тогда когда же? Дьяна закрыла глаза:
- Никогда.
- Дьяна...
- Пожалуйста, Ричиус! Я этого не вынесу. Я знаю, что ты хочешь к ним присоединиться, но я надеюсь, что они никогда за тобой не вернутся.
Ее любовь была нестерпимой. Он прижался губами к её лбу и запечатлел на нем нежный поцелуй, гладя её спину и пытаясь её утешить. Лисе был темой, которая постоянно вызывала у них разногласия, а последние слухи о том, что островная страна наконец начала нападать на Нар, сделали Дьяну ещё более пугливой. Теперь она называла их пиратами - так же, как Бьяджио. Она ненавидела их, забыв обо всем, что они сделали для Люсел-Лора во время его войны против империи. Дьяна перестала видеть в них союзников. Для неё они превратились в поджигателей войны, которым надо было отнять у неё мужа.
- Прошло уже много времени, Дьяна, - сказал Ричиус. - Я даже не надеялся получить такую передышку. Я же говорил тебе, что когда-нибудь уеду.
- Когда-нибудь, - ответила она. - Тогда это казалось таким далеким.
Но именно так и должно было случиться. Для Ричиуса альтернативы не было. Он безуспешно пытался убедить её в этом и теперь понимал, что никогда не убедит. Но это ничего не меняло. Его сердце по-прежнему жаждало мщения: за его попранную родину и за Сабрину, которая все ещё порой являлась ему в снах с отчаянными криками. Они убили её - его первую жену - просто потому, что ненавидели его. Этот приказ отдал Бьяджио. Аркус мертв, и Блэквуд Гэйл тоже. Но золотой человек Нара все ещё жив. И пока он живет, им грозит опасность.
- Тебе здесь плохо, - сказала Дьяна. - Я пыталась. Я надеялась, что нас с Шани будет достаточно. Я думала, время тебе поможет. Но ты не хочешь мира.
Это были ужасные слова, но Ричиус почувствовал их справедливость.
- Мне очень жаль, - мягко проговорил он. - Но так уж обстоят дела.
- Нет, - возразила Дьяна. - Дела обстоят так, как ты ими распоряжаешься. Если Пракна вернется за тобой и ты уедешь с ним, это будет твоим решением. Не называй это судьбой, Ричиус. Ты хочешь отомстить. Ты позволяешь этому желанию разрушать тебя... и нас.
- А чего ты от меня хочешь? - вспылил он. - Допустить, чтобы Арамур навечно остался под пятой Нара? Жить как трусу, пока лиссцы за меня воюют? Я - король Арамура. Дьяна медленно высвободилась из его объятий.
- Арамура больше не существует. Он - часть Талистана. И тебе этого никогда не изменить. Лисе не поможет тебе получить его обратно.
- Но они сражаются, - возразил Ричиус. - Они защищают свою честь!
- Они воюют только ради мести, - сказала Дьяна. - Нар им больше не угрожает, тогда зачем им понадобилось на него нападать? Потому что их сердца полны яда, как и твое. Ты хочешь отомстить за смерть тех, кого ты любил, но тебе их не оживить. А если ты присоединишься к лиссцам, ты оставишь нас с Шани одних. - Она отвела взгляд. - Это заставляет меня сомневаться, когда ты говоришь, что нас любишь.
Ричиус вскочил.
- Никогда не сомневайся в этом! Ради тебя я отказался от всего. Я люблю тебя, Дьяна. И Шани тоже. Больше всего на свете.
- Не считая мести. - Она встала, стряхнула пыль с платья и направилась туда, где Шани завороженно наблюдала за сверчком. - Мы уходим, - бросила она через плечо. - Ради тебя мы запремся у себя в спальне.
В её голосе было столько холода, что Ричиусу оставалось только дать им уйти. Когда они скрылись в крепости, он устремил взгляд на океан. Где-то там под парусами плыл флот Лисса. Его шхуны были вооружены и готовы взять дань с Черной империи. Возможно, на одном из этих кораблей находится Пракна. И, возможно, лисский командир думает о Нарском Шакале.

4
Железный круг

Бьяджио решил, что предзнаменований было достаточно. Он просто не обращал на них внимания.
Рошанны - "Порядок" Бьяджио - за много месяцев до смерти императора предупреждали его. Ослепленный своим стремлением спасти Аркуса от старости, Бьяджио не заметил возвышения Эррита, пока не стало уже слишком поздно. Еще до того, как император погрузился в маразм, Эррит уже строил планы совместно с Форто и убеждал аристократов Нара присоединиться к нему. Уверенный в том, что Аркус никогда не умрет, Бьяджио позволил епископу вести опасную игру. В этом он винил себя - и больше никого. Нар попал в руки фанатика, и Черный Ренессанс начали уничтожать.
Бьяджио было приятно снова оказаться дома. Он обожал Кроут почти так же, как и столицу Нара. После свержения отца он очень мало времени проводил на острове, и вынужденное изгнание заставило его посмотреть на остров новыми глазами. Он теперь высоко ценил его - как прежде ценил его отец, - и даже виноград и оливки почему-то стали казаться ему слаще. Ветер с моря был теплым и ласкающим, последние солнечные недели вернули его коже естественный бронзовый оттенок. Более того - спокойствие Кроута благотворно подействовало на его перенапряженный мозг.
У него появилось время подумать.
Граф Ренато Бьяджио с кошачьей грацией шел по мраморным коридорам своей виллы, звонко цокая каблуками по узорным плиткам пола. Каменные глаза его бесценных скульптур смотрели ему вслед: десятки драгоценных стражей, купленных или захваченных по всей империи. В конце коридора в темноту спускалась изогнутая лестница. Бьяджио находился в той части дворца, куда гостям заходить воспрещалось: это крыло отводилось ему одному и превосходило роскошью все остальные помещения. Если не считать рабов и слуг, которые время от времени беспокоили графа, эти покои с ним теперь никто не делил.
Бьяджио перешагивал через две ступеньки: настроение у него было приподнятое. Свет факелов быстро окружил его со всех сторон. Щебет птиц стих вдали. У самого конца лестницы оказалась пара крошечных сапог, небрежно брошенных в углу. Впереди слышны стали какие-то звяканье и стук. Он сделал ещё один неслышный шаг и всмотрелся в дымный свет. Коридор заканчивался похожей на пещеру мастерской, стены которой были уставлены книжными шкафами и полками с разными диковинками. На полу валялись инструменты и разный хлам: мотки веревки, металлические скребки, небольшая наковальня. Укрепленные на стенках факелы отбрасывали свет и тени, и казалось, что в мастерской колышется мрак. Высокий потолок был покрыт пятнами сажи. В центре комнаты стоял дубовый стол, а на столе - причудливый аппарат, нечто вроде металлического цилиндра с множеством трубок, почти живой в своей сложности. Его блестящие трубки свисали на стол, а на куполообразном верху был пружинный рычаг, похожий на дверную ручку.
Под столом скорчился Бовейдин, заглядывающий в сделанную в дереве прорезь. В пальцах босых ног ученый держал длинную тонкую пилу, а маленькие руки манипулировали трубками, торчащими из его странного творения. Досадливо щурясь, он заглядывал в центр аппарата, обеими руками засовывая в него металлические трубки. Заметив Бьяджио, он досадливо выругался и рявкнул:
- В чем дело?
Бьяджио опасливо шагнул ближе. Он не любил тревожить ученого, особенно во время такой важной работы. В комнате было прохладно, и граф потер руки.
- Мне надо с тобой поговорить, - сказал Бьяджио.
- Сейчас?
- Да.
Бовейдин вздохнул. Нога с пилой принялась работать над куском трубы. Бьяджио наблюдал за ним, завороженный такой странной точностью. Это было похоже на работу обезьяны.
- Ну, что? - кисло осведомился Бовейдин.
- У меня есть новости, - объявил Бьяджио, подходя к Бовейдину.
Оказавшись у стола, он стал рассматривать странное устройство, водя рукой по гладкой поверхности. Аппарат со странными отростками напоминал серебряного осьминога.
- Новости хорошие, - добавил Бьяджио, продолжая рассматривать устройство. - Ты будешь рад.
Из-под стола откликнулся пронзительный голос Бовейдина.
- Рад? Значит ли это, что мы можем возвращаться домой?
- Твое горючее прибыло. Никабар только что приехал.
Под столом снова начали пилить. Бьяджио улыбнулся и присел на корточки, чтобы видеть лицо Бовейдина. Ученый смотрел на него с облегчением.
- Он получил все? - спросил Бовейдин. - Три партии, как я просил?
- Три партии, - подтвердил граф. - Как ты и просил. Бовейдин расплылся в улыбке:
- Благодарение Богу!
- Благодарение мне, - поправил его Бьяджио. - И Никабару. Везя этот груз для тебя так далеко на юг, он рисковал тем, что весь его корабль взлетит на воздух. Но он не встретился с лиссцами. Наверное, это удача.
Бовейдин кивнул:
- Твой герцог с Драконьего Клюва нас не подвел, Ренато. Извини, что я в тебе сомневался. Улыбка Бьяджио стала шире.
- Меня часто недооценивают. К герцогу Энли есть ключи. Как и к любому другому человеку. Нужно было только найти нужные. Я знал, что у него по-прежнему есть топливо, которое тебе нужно. Я помню, как твои военные лаборатории заключили с ним соглашение.
- Я тоже помню, - сказал ученый. - Но я считал, что его давно уже нет. Даже так далеко на севере топливо распадается, становится опасным. Герцог Энли рисковал, храня его так долго.
- Герцог Энли хранит все оружие, какое когда бы то ни было получал, мой друг. Наверное, боится брата. Я знал, что топливо по-прежнему будет у него. Мне только нужно было, чтобы Никабар его убедил.
- Он его ещё не разгружал, надеюсь? Мне надо при этом присутствовать!
- Подходи так близко, как захочешь, - с ухмылкой сказал Бьяджио. - Меня рядом не будет.
Граф выпрямился, чтобы ещё раз посмотреть на прибор, удивляясь его сложности. На этот раз гениальный карлик превзошел самого себя. Устройство было тяжелое: стол под ним прогибался. После загрузки топливом оно станет ещё тяжелее. И таким нестабильным топливом... Как ему удастся держать его охлажденным?
- Как он работает? - спросил Бьяджио. - Покажи мне.
- Ренато, я сейчас занят.
- Для чего все эти трубки?



Страницы: 1 2 3 4 [ 5 ] 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.