read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



Он поднялся и, чувствуя, что ноги его не держат, хватался за край стола и
таращил глаза в темноту, пытаясь хоть что-нибудь разглядеть. Но ничего не
увидев, осторожно оторвался от стола и, как был в одном сапоге, направился
туда, где, по его мнению, находилась Людмила. Он шел бесконечно долго и в
конце своего пути напоролся на табуретку, повалил ее, чуть не свалился сам
и сильно зашиб колено. Табуретка упала с таким грохотом, что ему
показалось: сейчас он поднимет весь дом. И действительно, старуха на печи
коротко вскрикнула, но, должно быть, во сне, потому что тут же опять
захрапела и зачмокала губами. Он понял, что забрал слишком сильно вправо,
и пошел дальше, стараясь держаться левее, и наткнулся на какую-то тряпку и
догадался, что это занавеска, за которой спал сын Людмилы. Он отшатнулся,
но занавеска оказалась и сзади. И слева, и справа. Чтобы освободиться от
нее, он стал делать над головой такие движения руками, как будто отбивался
от целого роя пчел, запутался окончательно и, не видя иного способа
вырваться, дернулся что было сил в сторону, где-то что-то затрещало,
Алтынник рухнул па пол и на этот раз ударился головой. "Господи! -
подумал он с тоской. - Так я сегодня и вовсе убьюсь". Он попытался
подняться, но никаких сил для этого не было. Тогда он пошарил вокруг себя
руками, наткнулся на какой-то веник, подложил его под голову и уснул,



8
Проснулся он от того, что стало больно глазам. Солнце светило прямо ему в
лицо сквозь полузамерзшие стекла. Слегка повернув голову, он увидел, что
лежит в комнате, совершенно ему не знакомой, на широкой кровати, и под ним
мягкая перина и огромная пуховая подушка. За круглым столом посреди
комнаты между окном и зеркальным шкафом сидел парень лет четырнадцати в
старой школьной форме. Должно быть, считалось, что парень сейчас делает
уроки, на самом же деле он одну за другой зажигал спички, совал их,
зажженные, в рот, а потом перед зеркалом шкафа выдыхал дым и делал страшные
рожи. Алтынник стал за ним следить через зеркало. Парень чиркнул
очередной спичкой, раскрыл рот и в этот момент встретился с отраженным в
зеркале Алтынником. Он вздрогнул, закрыл рот, а спичку зажал в кулаке и,
наверно, обжегся. Потом повернулся, и они оба бесконечно долго
разглядывали друг друга. Парень первый нарушил молчание.
- Мамка побегла в магазин, - сказал он.
- У-У, - промычал Иван в знак того, что ему все ясно, хотя ему ничего не
было ясно. - Ты в каком же классе? - спросил он парнишку.
- В восьмом.
"Ничего себе", -удивился Алтынник. Сам он кончил только семь классов.
- А зовут тебя как?
- Вадик.
- Молодец, - похвалил Алтынник и прикрыл глаза. Побаливала голова. То ли
оттого что он вчера немного перебрал, то ли оттого, что он, кажется, обо
что-то вчера ударился. Было у него еще такое ощущение, будто из его памяти
выпало какое-то очень важное звено, но он не мог понять, какое именно.
Смутно помнилось, вроде он ночью что-то искал, не нашел, улегся на полу.
Но как он попал в кровать? И в мозгу его слабо забрезжило воспоминание,
что будто бы Людмила подняла его с пола и положила к себе в постель и между
ними как будто что-то было, а она его потом спросила:
- Почему же ты говорил, что маланец?
А он спросил:
- Что такое маланец?
- Еврей.
- А почему ж маланец?
- Ну, сказать человеку "еврей" неудобно.
Теперь никак он не мог припомнить, приснилось ему это все или было на самом
деле. Но думать не хотелось, и он вскоре уснул.



9
Когда он открыл снова глаза, Вадика в комнате не было. Решив, что уже
поздно, Алтынник встал, надел штаны (они вместе с гимнастеркой висели на
спинке стула перед кроватью), сунул ноги без портянок в сапоги и вышел в
соседнюю комнату.
Старуха в разорванном под мышками ситцевом платье (нижняя рубаха
выглядывала из-под него) стояла спиной к Алтыннику возле печи и,
нагнувшись, раздувала самовар. Алтынник подошел к старухе сзади и крикнул
в самое ухо:
- Бабка, где тут у вас уборная?
- Ой, батюшки-светы! - вскрикнула старуха и подняла па Алтынника
перепуганные глаза. -Ой, напужал-то! Ты чего кричишь?
- Я думал, ты глухая, - махнул рукой Алтынник. Он поморщился. - Ой,
бабка, мутит меня что-то и голова вот прямо как чугун, честное слово.
- Похмелиться надо, - сочувственно улыбнулась бабка.
- Что ты, бабка! Какое там похмелиться. Мне это вино и на глаза не
показывай, так там внутре, как будто крысу проглотил, честное слово. Чего-
нибудь бы холодненького испить бы, а, бабка?
- Кваску, - нараспев сказала старуха.
- А холодный? - оживился Алтынник.
- А как же. Чистый лед!
Алтынник обрадовался.
- Давай, бабка, быстрей, не то помру, -заторопил он.
Старуха сбегала в сени и вернулась с трехлитровой бутылью красного
свекольного кваса. Алтынник хватил целую кружку.
- У-у-у! - загудел он довольно. - Вот это квас! Аж дух зашибает.
Погоди, бабка, не уноси. Сейчас я сбегаю по малому делу, еще выпью, а то
уже некуда, под завязку.
На улице было морозно и солнечно. Жмурясь от слепящего глаза снега,
Алтынник пробежал через огород к уборной и обратно, ворвался в избу
немножко оживший, выпил еще квасу, попробовал закурить, не пошло - бросил.
Поинтересовался у старухи, не пришла ли Людмила.
- Да еще не верталась, - Старуха все возилась у самовара.
- А Вадик где же?
- Гуляет.
- А ну-ка, бабка, подвинься, я дуну, - сказал Иван и отодвинул бабку
плечом.
У него дело пошло лучше, и скоро самовар загудел.
- Во как надо дуть, - не удержался и похвастал Алтынник. Три раза дунул -
и порядок. У меня, бабка, легкие знаешь какие. Смотри, как грудь
раздувается. - Он действительно набрал полную грудь воздуха, да еще и
выпятил ее до невозможности, - Поняла? Ты, бабка, не смотри, что я росту
среднего. Я на гражданке лабухом был. В духовом оркестре учился. На
трубе играл. Она маленькая, а играть потяжельше, чем на басу. На басу
просто, хотя и здоровый. Знай только щеки раздувай побольше, ума не надо.
А на трубе, бабка, губы покрепче сожмешь и вот так делаешь: пу-пу-пу, И
звук получается, бабка, чистый, тонкий. Бас, он мычит все равно что баран:
бэ-э, бэ-э, а труба...-Алтынник взял в руки воображаемую трубу и стал
перебирать пальцами, словно нажимал клавиши. Но только собрался изобразить
он, какой звук издает труба, как во дворе заиграла гармошка и,
приблизившись к дому, смолкла. В сенях загремели тяжелые чьи-то шаги.
Дверь распахнулась, и на пороге появилась фигура огромного мужика в синем
зимнем пальто и валенках, подвернутых у колен. На груди у него висела
маленькая для его роста гармошка. Алтынник все еще держал руки, как будто
собирался играть на трубе.
Вошедший, не обращая ни на кого внимания и не здороваясь, снял и поставил
гармошку на лавку рядом с ведрами, взял в углу веник и стал не спеша
обмахивать валенки.
- Ох, погодка хороша, - сказал он, видимо, обращаясь к старухе.
- Один приехал? - спросила старуха.
- Один. Верушка простыла, температурит, ну Нинка с ней и осталась.
Бросив веник на прежнее место, он прошел мимо Алтынника и сел к столу.
- А в прошлое воскресенье чего не приехал?
- А этого хоронили... как его... Ваську Морозова, - сказал он все в той
же своей бесстрастной манере.
- Ай помер? - удивилась старуха.
- Ну. С прорабом своим древесного спирту нажрался. Прораб ослеп на оба
глаза, а Васька... В среду это они, значит, выпили, а в четверг утром,
Райка евоная рассказывает, на работу сбирался. Нормально все, встал,
умылся, завтракать она ему подала. Он сел, все как положено. "Радио,
говорит, надо включить, время проверить". И потянулся к приемнику, а
приемник от его так примерно с метр, нет, даже меньше, ну, сантиметров
девяносто... Так потянулся он и вдруг как захрипит да брык со стула.
Райка к ему: "Вася, Вася", а Вася уже не живой.
- О господи! - вздохнула старуха. - Райка-то, чай, убивается?
- Сука, -махнул рукой мужик. -Она ж с этим... с Гришкой- милиционером
путалась. Вся улица знала. Да и Васька сам знал. Уж он, бывало, бил ее и
к кровати привязывал - никакого внимания. А теперь, конечно, убивается.
Невдобно ж перед людями.
Он прошел мимо Алтынника и сел у стола. Алтынник постоял немного и тоже
сел. Исподволь стали друг друга разглядывать. Алтынник заметил, что у
мужика много сходства с Людмилой, и дога дался, что это, наверное, тот
самый брат, который убил собаку. Оба неловко молчали. Старуха возилась у
печки.
- А это кто? - неожиданно громко спросил мужик у старухи, показывая кивком
головы на Алтынника, как будто Алтынник был для него какой-нибудь шкаф или



Страницы: 1 2 3 4 [ 5 ] 6 7 8 9 10 11 12 13
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2022г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.