read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



- Ох, мне так неловко тебе просить, но если бы ты помог мне подняться...
- Что за вопрос! - Сергей явно обрадовался. - Сейчас мигом тебе донесу!
- Нет, нести не надо, - Лена слегка остудила его пыл, - давай я лучше обопрусь на твою руку, я все же не инвалид безногий.
Сергей не стал настаивать, и она, периодически жалобно вздыхая и очень эффектно кривясь от боли, поднялась до своего этажа. У двери квартиры она заметила, что Ангелина дома, поэтому, чтобы ее позлить, пригласила Сергея в дом.
- Сережа, ты ведь не откажешься от кофе?
- Да, если это.., тебя не затруднит. - Сергей стал смущаться, вообще его отношение к ней понемногу менялось, что бы это значило?
Ангелина, открывшая на звонок, вытаращила глаза и даже забыла ответить на приветствие Сергея. Они с племянником как раз собрались уходить, чему Лена очень обрадовалась. Ангелина же, наоборот, расстроилась, что пропустит подробности, но делать было нечего, они уже стояли в прихожей одетые, и сын ныл, что хочет гулять. Когда за ними закрылась дверь, Лена отправила Сергея на кухню, показала, где кофеварка, а сама занялась приведением своей внешности в относительно пристойное состояние.
К тому времени, как Сергей принес из кухни дымящийся кофе, Лена уже смогла узнать свое отражение в зеркале. Зато Сергей, увидев преображенную Лену, чуть не уронил поднос с кофе, что показалось Лене удивительным. Чашка хорошо сваренного кофе подняла ей настроение, и она решила, что зря привела в дом незнакомого человека и что свои неприятности она преодолеет в одиночку. Сергей смотрел на нее с восхищением, Лена подумала, что он не избалован женским вниманием. Он рвался выслушать ее, утешить, защитить. Но Лене разговаривать с ним уже не очень хотелось, и она наскоро сочинила трогательную историю о том, как к ней вяжется бабник-начальник, доводит ее до слез, а работа хорошая, высокооплачиваемая, и бросать ее жалко. Вот из-за этого она сегодня в расстроенных чувствах чуть не угодила под машину. Хорошо, что Сергей оказался порядочным человеком, еще и до дома довез.., в общем, она навешала ему лапши на уши, наговорила комплиментов и отправила восвояси в самом умиротворенном настроении, убедив, что с бабником-начальником разберется сама.

* * *

Инна Казакова многим была обязана Светлане Анатольевне. Когда ее сын вернулся из чеченского плена, вошел в свою комнату и лег на диван лицом к стене, ни с кем не разговаривая, не отвечая на вопросы и на вставая даже, чтобы поесть, Светлана Анатольевна предоставила Инне отпуск, несмотря на то что на носу был квартальный отчет, и дала денег в долг. "Потом отработаешь", - сказала она, и Инна старалась отработать свои долги. Правда, это ей никак не удавалось - Павлику все время нужны были новые лекарства, очень дорогие, и Инне приходилось обращаться к Светлане Анатольевне снова и снова... Светлана никогда ей не отказывала, но всегда напоминала, как многим ей обязана Инна.
Что делать, ради сына Инна была готова на все.
Павлик начал хотя бы вставать с постели, он бесцельно слонялся по квартире, стараясь побыстрее миновать окна. Чужих людей он совершенно не мог переносить - бледнел, начинал дрожать крупной дрожью и пытался спрятаться. В квартире, кроме них с матерью, жила только соседка тетя Даша, простая и добрая деревенская старуха, Павлик знал ее с детства и теперь быстро привык оставаться с ней дома, пока Инна работала.
Сам он никогда не рассказывал о том, что пережил в плену, а Инна его, разумеется, не расспрашивала. Однажды, месяца через три после возвращения Павлика, к ним пришел демобилизованный солдат, его однополчанин. Павлик, увидев его, затрясся и заплакал, тогда Инна вышла с парнем на улицу - проводить, и поговорили в скверике возле дома. Парень рассказал Инне, как они нашли живого Павлика под грудой искалеченных мертвых тел в захваченном горном ауле, как он тогда уже трясся и плакал, и пытался уползти в темноту, чтобы спрятаться от людей и света... Его психика не смогла справиться с пережитым ужасом, и в нем, казалось, не осталось ничего человеческого...
Ночами Инна сидела у постели сына, смотрела на его изможденное, измученное лицо, гладила покрытый испариной лоб. Она видела, что ему снятся кошмары - он стонал и метался во сне, а иногда начинал бормотать на незнакомом гортанном языке.
Лекарства и материнская любовь понемногу делали свое дело, сын хотя бы внешне становился постепенно похож на прежнего Павлика, исчезла его страшная худоба, сошел странный желто-серый загар - Инне казалось, что такой загар может быть только у грешников в аду, она только не понимала, за какие грехи попал в ад ее Павлик?
Светлана Анатольевна не раз заставляла Инну подписывать достаточно сомнительные документы. В первый раз, когда Инна заметила несоответствие в цифрах и осмелилась обратить на это Светланино внимание, та посмотрела на Инну долгим внимательным взглядом и сказала вполголоса:
- Ты не хочешь это подписывать... А не забыла ли ты, сколько ты мне должна? Я говорю не только о деньгах... Мне кажется, я всегда тебе помогала, чем могла. Но люди не помнят добра... Что ж, я думаю, ты не забыла очереди в службе занятости...
Инна очень хорошо помнила те очереди. Она провела в них полгода, и каждый раз инспектор говорил ей одну и ту же фразу:
- Извините, для вас ничего нет. Одно место было, но фирма выбрала более молодого кандидата.
К счастью, в то время Павлик был еще в армии. Как бы она прожила с ним на жалкое пособие по безработице, Инна не могла себе даже представить.
Когда все средства найти работу были испробованы, она решилась позвонить Светлане. Когда-то, давным-давно, они вместе учились в школе, в одном классе, но Светлана тогда была девочкой из обеспеченной семьи, и они близко не дружили. Несколько раз Инна была у нее дома, и четырехкомнатная квартира показалась ей излишне огромной.
"Как вы здесь убираете? - спросила она. - Это же столько работы!"
Светлана посмотрела на нее в недоумении, а потом громко расхохоталась. Инна раньше никогда не слышала слова "домработница".
Зато когда они однажды случайно зашли домой к Инне, и Светлана увидела ее жалкую комнату в коммуналке, то посмотрела на одноклассницу с таким презрением, что Инна никогда больше ее к себе не приглашала.
И вот, отчаявшись найти работу через службу занятости, Инна позвонила Светлане. Та узнала ее сразу, только, когда Инна обратилась к ней по имени, поправила;
- Не Светлана, а Светлана Анатольевна, - тем самым сразу поставив Инну на место.
Но это было не важно, потому что работу она действительно Инне предложила - в ее фирме тогда как раз был нужен бухгалтер со знанием персонального компьютера, и возраст Инны Светлану нисколько не пугал.
Упоминание об очередях на бирже достигло своей цели. Инна подписала сомнительные бумаги, не задавая лишних вопросов, и подписывала их в дальнейшем также без сопротивления.
Она не могла себе позволить потерять работу, имея на руках больного сына.
Так прошло больше года, и однажды Светлана Анатольевна вызвала Инну в свой кабинет.
- Завтра ты поедешь в фирму "Виза-Бизнес" и оформишь себе загранпаспорт. Деньги на оформление я тебе выдам.
Инна привыкла не задавать вопросов, но сейчас распоряжение было настолько необычным, что она замерла перед столом с изумлением на лице. Светлана Анатольевна правильно поняла ее изумление и пояснила:
- Ты поедешь на Кипр. Там ты должна будешь прийти в банк, я подробно объясню, где он находится, как называется и прочее, но ты ни в коем случае не должна ничего записывать, все выучи наизусть. В банке ты предъявишь номер счета и код доступа и снимешь со счета деньги наличными. Все деньги. Это будет очень большая сумма. Затем ты проедешь на машине - машину останови на улице, не рядом с банком, - проедешь к другому банку, где арендуешь сейф.
Деньги положишь в сейф, а ключ привезешь мне.
И все это ты сделаешь именно так, как я тебе сказала, - Светлана Анатольевна вперила в Инну холодный жесткий взгляд, - иначе ты пожалеешь, что родилась на свет. Все подписанные тобой бумаги хранятся у меня в сейфе. Их достаточно для того, чтобы посадить тебя лет на десять. Что тогда будет делать без тебя больной сын? И что он будет делать, если тебе придет в голову не возвращаться с Кипра, хапнуть эти деньги и пожить красивой жизнью?
Инна побледнела. Она представила, что такой человек, как Светлана Анатольевна, может сделать с Павликом, с ее Павликом.., и ей стало страшно. Впрочем, делать с ним ничего не нужно, Павлик просто умрет, оставшись без матери.
- Светлана Анатольевна, неужели вы во мне сомневаетесь? По-моему, я уже доказала вам свою преданность.
- Доказала, но тем не менее мой жизненный опыт говорит, что людям можно верить только тогда, когда держишь их за горло.
- Я сделаю все точно так, как вы мне скажете.
- Не сомневаюсь, милая. Я так только, для верности напомнила тебе о сыне и о документах в сейфе.

* * *

Костромин опять вызвал Лену к себе в кабинет. Во-первых, он выполнял указания управляющего, а во-вторых - что-то ему было не по себе.
Казалось, что он чего-то не предусмотрел, упустил. Он разглядывал сидящую напротив него девушку и поражался той перемене, что произошла в ней за несколько месяцев ее работы в банке.
В молодой женщине с трудом можно было узнать ту тихую скромницу, которая пришла к ним работать по рекомендации Строганова. Та не была дурнушкой, просто находилась вся в себе. И теперь за несколько месяцев из куколки появилась бабочка-красавица. Гладкие блестящие волосы, огромные глаза, одета со вкусом, держится с достоинством, но нет высокомерия и самоуверенности. И дело тут не в том, что теперь у нее появились деньги на одежду и прочие дамские штучки, это сделал Строганов. Хотя на пустом месте ничего не бывает. Все это было спрятано в ней глубоко, а он сумел разбудить и выпустить на поверхность ее очарование.
Костромин смотрел на Лену, глубоко задумавшись... Слишком, слишком хороша... И явно неглупа. Не ошибся ли Костромин, все ли сделал как надо?
- Леночка, - обратился он к ней ласково, - как вы себя чувствуете?
- Что вы этим хотите сказать? - удивленно отозвалась она.
- Ну я хотел сказать, - он сделал вид, что смутился, - вы так переживаете смерть Александра Васильевича...
Она демонстративно промолчала, тем самым давая ему понять, что не хочет обсуждать этот вопрос.
- Все это очень печально, - продолжал Коетромин, - но, видите ли, в чем дело. Я вынужден снова вас побеспокоить, ибо... - Он остановился, заметив в ее глазах насмешливые искорки, так она отреагировала на слово "ибо", раньше совершенно ему не свойственное.
Впрочем, она тут же придала взгляду спокойную безмятежность и опустила длинные ресницы.
Костромин против воли залюбовался ею и подумал, что если бы не сегодняшняя взрывоопасная ситуация в банке, он бы не отказался завести с ней легкую интрижку, совсем необременительную и ни к чему не обязывающую. Но тут же отбросил от себя эту мысль, потому что, во-первых, момент для интрижки сейчас был самый неподходящий, а во-вторых, в глубине души он понимал, что эта девушка не станет заводить мелкие интрижки вообще ни с кем, а уж с ним в особенности.
Лена, в свою очередь, рассматривала Костромина из-под ресниц и думала о том, как он ей неприятен. Казалось бы, во внешности его не было ничего отталкивающего и обращался он с ней подчеркнуто вежливо, но смутное чувство поднималось в ней всегда, когда они разговаривали или просто находились рядом. Чувство свое она понемногу определила, это было недоверие.
Лена никогда не доверяла этому человеку... Все началось с того, когда она, придя на работу через несколько дней после того, первого, свидания с Александром в квартире Костромина, поймала на себе его внимательный взгляд.
"Он знает!" - подумала тогда Лена.
И хотя на ее вопрос, знает ли Костромин, что именно она, Лена, была у него дома со Строгановым, а не какая-то другая женщина, Александр отвечал отрицательно, Лена поняла: Костромин все про нее знает. Это было неприятно. Случайно, не акцентируя внимания, она потихоньку расспрашивала Александра про Костромина - кто такой, откуда взялся.
- Мы старые знакомые, - отвечал Строганов, - учились вместе.
- Дружили? - уточнила Лена.
- Ну да, - ответил он, чуть помедлив, и этой крошечной паузы оказалось достаточно, чтобы Лена прониклась к Костромину еще большим недоверием.
И когда Вовчик, никак не хотевший угомониться и все преследовавший Лену, хотя она не давала ему никакого повода, выследил ее как-то со Строгановым у банка, а потом ворвался домой, устроил скандал, она сдуру пожаловалась Александру. Тот предложил поручить пустяковое дело Костромину, но Лена даже переменилась в лице.
- Ни в коем случае! Я сама все улажу!
- А то смотри, у него для этой цели есть ребята, научат твоего хахаля уму-разуму - на километр к тебе не подойдет! - Александр засмеялся как-то неприятно, и Лена поняла, что сделала большую глупость - ведь все мужчины ревнивы.
Давать Костромину такой козырь против себя Лена никак не могла. Следовало срочно нейтрализовать Вовчика, пока он не попался на глаза банковским. Пришлось привлечь к сотрудничеству его мать. Тетя Валя встретила Лену не слишком любезно, но увидев, как та теперь выглядит, только тяжело вздохнула - она поняла, что Вовчик Лене не пара. Лена умоляла ее повлиять на сына, и тетя Валя сделала все, что могла. Вовчика отправили за границу на месяц, там он подцепил новую девицу и понемногу успокоился, во всяком случае Лене больше не докучал.
Сейчас Лена была сильно обеспокоена: чего хочет от нее Костромин? Был ли он в курсе ее встреч с Гариком? Кто убил Гарика и почему?
- Лена, - перебил ее мысли Костромин, - с вами ничего за последнее время не случилось?
Уже после смерти Александра Васильевича.
- Ничего особенного. - Она пожала плечами.
- Ну а конкретней? - насторожился он.
- Потеряла перчатки, парижские, - вздохнула Лена, - вы не представляете, как жалко.
Да она издевается над ним! Костромин почувствовал, как вспотели ладони.
- Послушайте, дорогая моя девочка, - он заметил, что Лена слегка поморщилась от такой фамильярности, - вас брал на работу Александр Васильевич Строганов, и при всем моем уважении к покойному, сейчас, когда банк переживает тяжелые времена и грядет большое сокращение, я не смогу вас защитить, если вы сами не хотите пойти мне навстречу. Вам ясно?
- Куда уж яснее! - усмехнулась Лена. - Что вы хотите?
- Я хочу, чтобы вы рассказали мне, ничего не утаивая, какие события произошли с вами за последнее время.
- А почему вы думаете, что за последнее время со мной должно было что-либо произойти? - удивилась Лена, и он понял, что сболтнул лишнее.
"Он знает! - пронеслось в голове у Лены. - Он следит за мной по долгу службы или сам по себе, но он знает, что я встречалась с Гариком и что бедный попугайчик сообщил мне кое-что интересное. Но знает ли он, что именно Гарик мне сообщил? И кто же все-таки его убил?"
- Уверяю вас, Юрий Николаевич, вы ошибаетесь, со мной ничего не случилось.
"Все врет! - думал, в свою очередь, Костромин. - Она должна была рассказать мне хотя бы то, что за ней идет явная слежка. Она это скрыла, но почему? Что рассказал ей Строганов? Или она ведет свою игру?"
На столе у Костромина зажглась кнопка местной связи.
- Юрий Николаевич, возьмите трубку, это из прокуратуры, - раздался голос секретарши.
Костромин сухо кинул Лене: "Вы свободны!" - и взял трубку.
Лена выскочила из кабинета очень обеспокоенная. Костромин прямо угрожал ей увольнением. Она уже привыкла к этой мысли, ведь теперь, когда Строганова нет, она долго в банке не продержится. Она заскочила по пути в туалет, чтобы взглянуть на себя в зеркало. Копошась в сумочке, она заметила, какой там беспорядок. С тех пор, как она выскочила сломя голову из офиса убитого Гарика, руки не доходили привести содержимое сумки в порядок. Пока она нетерпеливо искала в этой беспорядочной куче мелочей пудреницу, ей под руку попалась какая-то бумажка. Листок был тонкий, почти прозрачный и, вероятно, разрезан пополам. На нем была напечатана цепочка цифр, обрывавшаяся по линии разреза. Очевидно, где-то существовала вторая половина разрезанного листка. Откуда бумажка попала к ней в сумку?
И Лена вспомнила, как она поспешно собирала высыпавшиеся из сумочки вещи там, возле мертвого Гарика. И листочек взяла с собой в суматохе, по ошибке, иначе никак нельзя было объяснить его появление. И что это за цифры? Лена в задумчивости сложила листок в четыре раза и убрала в потайное отделение сумочки, потом наскоро припудрила нос и щеки, подправила рисунок губ и поспешила на рабочее место.
Гарик сказал: "Все идет по плану", - и еще:
"Он мне должен". План явно не предусматривал для Гарика такого конца - убийства за собственным компьютером.
Нехорошие мысли преследовали Лену весь день. Вечером она ужинала в своей комнате и думала, думала... Что могло связывать двух таких разных людей - Гарика и Строганова? Какие у них были общие дела, за которые Александр остался должен бедному Гарику? Упоминание о Лондоне, номера счетов... Неужели Александр задумал ограбить собственный банк? Лена чуть не подавилась бутербродом. Все сходится, сделать это он хотел с помощью Гарика, тот сам сказал про себя Лене, что он классный хакер. С виду полное чучело, а голова верно соображала. Во всяком случае, первая половина плана явно удалась. Не зря Костромин так дергается - деньги пропали. Его тягают по начальству, потому что из банка уплыла крупная сумма денег, а вовсе не потому, что погиб Строганов. И Костромин так нервничает вовсе не из-за смерти своего друга, если можно так выразиться.
Всем, кто знал про деньги, велено молчать, но какие-то слухи и намеки доходят даже до Лены, а уж о том, что в банке неприятности, знают все.
Но получается, что те, кого могут обвинить в пропаже денег, сами убиты. Лена вспомнила, как Гарик не обращал внимания на ее слова про смерть Строганова... Стало быть, вот какой у них был план... Если в банке куда-то уплыла крупная сумма денег, то подозрение падает на того, кто об этом знал. А так получается - нет человека и спроса с него никакого.
Не могу поверить, сказала Лена самой себе, это чудовищно и абсолютно не правдоподобно.
Но почему же тогда Александр так странно вел себя в тот последний день? Ведь они всячески скрывали свою близость, он очень на этом настаивал, а в тот день вдруг подошел при всех, к ее столу, выдумал какую-то ерунду, оторвал от дела, а потом сказал тихонько, глядя в ее удивленные глаза:
- Поедем куда-нибудь пообедаем!
Лена подчинилась, недоумевая. И потом, когда спускались по лестнице, и он послал ее обратно в банк выяснить мелкий вопрос, Лена тоже удивилась, но пошла. Александр раньше никогда так не делал, он вообще никогда ничего не забывал. В первые дни после трагедии Лена думала, что Александр предчувствовал свою смерть и захотел проститься с ней, Леной. Но теперь-то она понимает, что все было задумано заранее.
Но ведь она видела его в горящей машине, возразила сама себе Лена.
"Нет, - ответил ей внутренний голос. - Ты видела, как он сел в машину, а потом только горящий факел, уже после взрыва, через секунду, но после. А милиции ты сказала, что видела все".
Она вообще тогда ослепла и оглохла от горя, и ничего не помнит. Неужели это тоже было частью его плана? Ее горе, ее рыдания там, у машины. Она - свидетель. Она рассказала, что видела, и ей поверили, вот какой замечательный план разработал Александр!
Допустим, сказала себе Лена. Допустим, она дура, ее использовали и заставили сделать все, что нужно. Судя по найденному билету и паспорту, Александр и дальше хотел ею управлять.
Но для этого он должен был с ней связаться. Он этого не сделал и с Гариком тоже не встретился.
Легкомысленный попугай забеспокоился и побежал к Лене. Очевидно, Строганов должен был передать ему оставшуюся плату за услуги. То ли произошел какой-то сбой, то ли Александр теперь действует по своему собственному плану, отличному от плана Гарика. Но тогда Гарик становится опасным для Александра, он слишком много знает и имеет доказательства...
Лена почувствовала, что не хватает воздуха, и раскрыла окно. Сердце пронзила такая боль, что она чуть не вскрикнула. Она поняла, кто убил Гарика.
Немного отдышавшись, она взяла в руки конверт с паспортом и билетом, засунула туда же половину листочка бумаги с колонкой цифр и задумалась, куда понадежнее спрятать документы, чтобы не нашла Ангелина. Она роется в Лениных вещах, Лена знает. Несмотря на замок на двери, она все же проникает в комнату и рыщет по углам. Что она пытается здесь найти? Скорее всего, бесится от нечего делать. Или хочет точно знать, сколько у Лены денег. Лена напряженно размышляла. Письменный стол не подходит, его Ангелина обыщет в первую очередь. Книжный шкаф? У Ангелины полно времени, она перетряхнет все книжки. В платяной шкаф, в белье?
Это не оригинально, Ангелина обязательно догадается там посмотреть.
Лена подошла к старинной швейной машинке, еще бабушкиной. Машина была с ножным управлением, убиралась внутрь, и сейчас в нерабочем состоянии напоминала небольшой изящный столик. Разумеется, Лена давно на ней не шила, но жалко было выбрасывать бабушкину память, и мама так считала. Ангелина при виде машинки пренебрежительно фыркала - зачем, мол, Лена держит в доме это старье, и никогда к ней и близко не подходила. Племянник тоже, потому что однажды, когда он полез тайком что-то там крутить и разбирать, ремень порвался, тяжеленная машина сверзилась на пол. Он успел отскочить, ничего себе не повредил, но ушибся и испугался, поэтому потерял к машине всяческий интерес. Лена вытащила машину, приклеила конверт скотчем к внутренней поверхности столика, потом опять убрала машину внутрь и легла спать, вздохнув с облегчением.
Утром, когда Костромин пришел в свой рабочий кабинет, у него на столе заверещал зуммер внутреннего телефона.
- Юрий Николаевич, - защебетала в трубке секретарь управляющего, - зайдите срочно к Артуру Виленовичу!
По ее тону Костромин понял, что дело нешуточное и действительно срочное. Он чуть не бегом отправился к шефу. В приемной секретарша Раечка шепнула ему, указывая на дверь:
- Двенадцать баллов!
Это было серьезно. До сих пор ее штормовые предупреждения не поднимались выше девяти.
Костромин глубоко вдохнул и выдохнул воздух, распахнул дверь и вошел в кабинет.
Шеф сидел за столом, набычившись, красный и толстый, как астраханский помидор, и смотрел на вошедшего взглядом, полным такой ненависти, что Костромин ощутил, как на нем дымится костюм.
- Артур Виленович, вызывали?
- Вызывал, вызывал, - голос управляющего был подозрительно тих, почти ласков, - ну и как у тебя идет расследование? Нашел пропавшие деньги?
- Артур Виленович, вы же понимаете, все непросто! Я, со своей стороны, делаю все возможное...
- Все возможное?! - заорал шеф так, что с полки свалился сувенирный хрустальный кубок и разбился вдребезги. - Все возможное ты делаешь?! А ты, козел, знаешь, что дружок твой Строганов жив-здоров и по городу шляется?
- Что вы, Артур Виленович, - забормотал Костромин, - как это возможно... Он же погиб, в машине сгорел напрочь... Прямо здесь, все видели...
На глазах свидетельницы... Этого никак не может быть, чтобы он жив...
- На глазах свидетельницы, так ее разэтак!
Свидетельница - его девка, весь банк про это знает, она не только покажет, что смерть его видела, она покажет, что он из мертвых воскрес, если он ей велит! Я когда еще сказал ее в работу взять, а ты, так твою разэтак!
- Артур Виленович, поясните, пожалуйста, откуда такая информация, что Строганов жив? - лебезил Костромин.
- Откуда-откуда! - Шеф начинал понемногу отходить, выбросив, видимо, излишек адреналина. - От верблюда! Следователь прокуратуры со мной разговаривала, Громова, оказывается у них есть сведения, что Строганова видели позавчера, живого и невредимого.
- Где его видели? - спросил Костромин сухим деловитым тоном.
- В почтовом отделении, почти рядом с домом, как говорится, по месту жительства. Корреспонденцию получал до востребования.
- Достоверны ли эти сведения? - позволил себе усомниться Костромин. - Даже если допустить, что Строганов действительно жив, - Костромин произнес эти слова с интонацией сугубого недоверия, - то неужели он пришел бы получать корреспонденцию под собственным именем, да еще рядом с домом? Ведь его кто угодно мог опознать - жена, соседи... Кроме того, ведь был же труп в машине!
- А кто тебе сказал, что это был его труп?
Положил вместо себя бомжа какого-нибудь, а сам смылся!
Юрий Костромин много лет отработавший в так называемых "компетентных органах", конечно, никогда не выдавал своих эмоций - он не краснел, не бледнел, не заикался; но одно внешнее проявление стресса он так и не научился контролировать. Когда он нервничал, у него потели ладони. Вот и сейчас, при последних словах управляющего, его ладони предательски покрылись испариной. Никак не выдавая волнения ни голосом, ни мимикой, он сказал управляющему:
- Все происходило на улице, днем.., нет, не могу себе представить, чтобы он успел выскочить из машины и заменить себя другим человеком!
Но теперь это уже не проверишь...
- Почему же не проверишь? Ты из себя дурака-то не строй. Следовательни.., как ее... Громова уже получила санкцию прокурора на эксгумацию трупа.
- Вот даже как! Но ведь там все сгорело!
- Ну почему же все.., зубы-то наверняка остались, а по зубам человека элементарно опознать можно... Он же лечился небось у зубного, там карточка есть, все написано - где пломба, где коронка... Так что, Юра, если дружок твой жив, - управляющий с явным злорадством сделала ударение на слове "дружок", - мы это уже послезавтра узнаем и будем сами его искать!
- Артур Виленович, очень хорошо, что следствие стронулось с мертвой точки, я этому искренне рад, - произнося эти слова, Костромин как бы ненароком отошел за сейф, где управляющему его не было видно, и вытер руки носовым платком - на тот случай, если он удостоится "высочайшего" рукопожатия.
- Вот ты мне и скажи - где твой дружок закадычный зубы лечил. Ты ведь по должности все про всех знать должен, а уж про него-то и подавно - небось все вместе делали - и в баню, и по бабам, и к зубному.
- Разумеется, я знаю. Кстати, мы с ним в разные поликлиники ходили, я - в "Меди", а он - в "Стому".
- Вот и славно. Завтра его, любезного, откопают, ты сообщишь.., как ее.., все фамилию забываю... Громова! Ты ей сообщишь, что дорогой покойник лечился в "Стоме", а там уж она пусть сама разбирается - сам он в машине сгорел или исполняющий его обязанности неизвестный.
И учти, Юра: если в машине не Строганов сгорел, - управляющий снова поднял на Костромина тяжелый взгляд, - ты у меня пожалеешь, что на свет родился.
Костромин беспокоился напрасно - Артур Виленович на прощание руки ему не пожал, а просто отпустил кивком головы. После его ухода управляющий задумался: раньше он никогда так много с Костроминым не общался, и теперь его терзал вопрос - от природы ли тот такой дурак и Строганов привел его в банк, чтобы иметь преданного человека, или Костромин весьма неудачно притворяется полным идиотом и размазней, чтобы свалить потом все дело на него, управляющего, и выставить его перед хозяевами денег в невыгодном свете. Он вызвал свою личную охрану и приказал в ближайшие два дня не спускать глаз с Костромина, а после этого еще долго сидел в кабинете, мрачно насупив брови.

* * *

Следователь Громова послала своего молодого сотрудника Диму Вострикова в стоматологическую фирму с недвусмысленным названием "Стома" за зубной картой покойного Строганова. Дима приехал в эту фирму не без мелкой внутренней дрожи - он, как и большинство настоящих мужчин, с детства ужасно боялся зубных врачей. Сейчас его страх был совершенно необъясним: он не собирался лечить свои зубы, в этой фирме ему лечиться было просто не по карману, но от правды никуда не денешься - Дима боялся.
Помещение фирмы было отделано с пугающей роскошью. Подвесной потолок чуть ли не золотой, отделка стен вызывала в памяти сказки тысячи и одной ночи. Дима робко вошел.., в обычной поликлинике это называют регистратурой, но в данном случае такое вульгарное слово было явно неуместно.
Очаровательная девушка в чем-то, на Димин неопытный взгляд, не то от "Диора", не то от "Кардена", стилизованном под белый халат медсестры, вспорхнула ему навстречу с ослепительной улыбкой. Правда, разглядев Димин неказистый костюм, девушка поубавила сияния.
- Чем я могу вам помочь?
- Я.., вот. - Дима очень смутился при виде красавицы и всего этого великолепия, покраснел и полез в папку за предписанием об изъятии медицинской стоматологической карты.
При виде официальной бумаги с солидной круглой печатью лицо девушки прошло ряд сложных трансформаций. От дежурной радостной улыбки при виде потенциального клиента (пусть даже не очень яркой по причине скромности его костюма) лицо ее перешло к мимолетному хорошо закамуфлированному испугу (Кто ж это? Инспектор? Санитарный, пожарный или, не дай Бог, налоговый?) и, наконец, к полному разочарованию, когда она поняла, что перед ней и не клиент, и не инспектор, а самый что ни на есть обыкновенный милиционер.
Быстро пробежав глазами предписание, она вернулась к своему столику и включила переговорное устройство.
- Девушка, вы проверьте, - пробасил ей еле справившийся со своим голосом Дима, - был ли Строганов А. В, вашим клиентом?



Страницы: 1 2 3 4 [ 5 ] 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2022г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.