read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



- Ну, Док... Кто меня свяжет с Тепловым? Я чуть больше часа посидела напротив него за столом и дважды обменялась томным взором. Кому придет в голову, что его арестовали за это?
- А мент? Ведь он узнает, а что знают двое, знает и свинья.
- Кто ж ему скажет? Я не хочу опять в психушку, а если человеку сказать "я умею читать мысли", он скорее всего посоветует мне малость подлечиться. Нет, посвящать Орлова в свои секреты я не собираюсь, а вот договор о сотрудничестве на взаимовыгодных условиях нам бы очень не помешал.
- Какую выгоду ты имеешь в виду? - удивился Док, а я пожала плечами:
- Ну, наперед никогда не знаешь. Может, и мент на что-нибудь сгодится.
- Ты рискуешь, - хмуро повторил Док. - Он не дурак и захочет узнать, откуда у тебя сведения.
- Дурак или нет, скоро выясним, а наша задача такая: желание сотрудничества должно перевесить в умном менте любопытство. А с дураком - и вовсе без проблем.
- Напрасно ты так легко к этому относишься. - Мысленно Док добавил еще кое-что, мол, короткая у людей память, а очень жаль...
- Послушай, - решила я немного утешить его. - Орлову я ничего объяснять не собираюсь, если кто-то в органах заинтересуется его источником информации, выкручиваться придется ему самому, иначе источник мгновенно иссякнет, ну а если заинтересуются ребятки...
- А почему бы и нет? - разозлился Док. - Продажных ментов полно, конечно, ты об этом узнаешь, но что толку, раз и они про тебя уже будут знать?
- Если у мальчиков имеются в голове извилины, они не купятся на байку мента: я месяц как в городе, знакомств в их среде у меня нет. Просто вечерами люблю просаживать в казино свои денежки, но какое это имеет отношение к беде, приключившейся с господином Тепловым? - Правда, в прошлый раз ребята на логику не напирали, а меня так и не выслушали - в этом Док, конечно, прав. Но два года назад я была чрезвычайно далека от таких дел, а сейчас у меня опыт, точнее, не опыт, а знания... Даст Бог, пригодятся. - В любом случае обсуждать все это поздно, - вздохнула я. - Я уже позвонила, уже назвалась, и он уже собрался в гости.
- Будем надеяться, что Орлов - человек порядочный, - проронил Док с таким видом, точно сильно в этом сомневался. Иногда он бывает прав.
Я сидела в кресле у окна и пыталась читать, взгляд то и дело возвращался к стрелкам часов. Хотя о точном времени с Орловым мы не договаривались, я начала нервничать. Док возился в кухне, готовил ужин, утверждая, что физическая работа его успокаивает. Я предложила ему уйти, в ответ он так посмотрел на меня и наградил такими мыслями, что я юркнула в свою комнату, замурлыкав невпопад: "Лютики-цветочки у меня в садочке..."
Док успел приготовить ужин, и мы успели его съесть, а мент все не шел.
- Может, не явится? - усомнился Док, а я удивилась:
- Шутишь? Он же должен быть любопытным... хоть немного. Работа у него тяжелая, график ненормированный, придется подождать.
Только-только я закончила лить слезы по поводу нелегкой ментовской доли, как в дверь позвонили.
- Я открою, - заявил Док почему-то шепотом. Я осталась в кресле. Док распахнул входную дверь, я прислушалась: судя по тишине, в прихожей случилась небольшая заминка. Видимо, Орлов никак не ожидал увидеть импозантного мужчину в хорошем костюме и решил, что попал не туда или того хуже: его попросту разыграли.
- Проходите, Евгений Петрович, - крикнула я, чтобы его успокоить.
- Как вы догадались, что это я? - спросил он, входя в комнату. - Даром предвидения обладаете?
- Все проще. - Я улыбнулась как можно душевнее. - К нам никто не заглядывает, а вас я ждала. Садитесь, пожалуйста, и чувствуйте себя как дома. Если желаете, можно организовать выпивку.
- Спасибо, - слабо усмехнулся он и сел в кресло напротив.
Док, войдя в комнату следом, немного поскучал у порога и исчез в кухне.
- Признаться, Варвара Сергеевна, вы меня заинтриговали. А теперь и лицо ваше мне кажется знакомым. Мы часом раньше не встречались?
- Встречались, - кивнула я, улыбаясь еще шире. - Больше двух лет назад.
Он внимательно смотрел на меня, молчал и даже хмурился. Где-то через пару минут сказал:
- Не может быть...
- Может, - хмыкнула я.
- Вы вроде бы уехали из города? А теперь вернулись?
- Да, начала скучать.
- Замуж вышли, супруг за границей, а вы к российским березам?
- Точно. Просто у меня какое-то стойкое неприятие заграницы, боюсь с тоски умереть, не годный я для эмиграции человек.
- Вы здорово изменились, - покачал он головой вроде бы с досадой. - Не узнать. Замужество на пользу пошло?
- Еще как. Ничто не красит женщину больше, чем настоящая любовь.
- Как же вы с такой любовью да врозь?
- Работа у мужчин всегда на первом месте, приходится проявлять понимание.
Мы внимательно смотрели друг на друга. Не знаю, что высмотрел он, а вот я - все, что хотела. И порадовалась. Боязнь, что с Орловым придется говорить долго, убеждать да уговаривать, разом исчезла. Заготовленная речь показалась смехотворной. Орлов был циником, причем убежденным, в законность верил, как я в обещания рекламы, а слово "справедливость" вызывало у него веселое фырканье. Бандитов он ненавидел зло и упорно по давней ментовской привычке и считал вполне искренне, что их следует вешать на фонарных столбах. Например, вдоль проспекта. Ночью взяли, утром повесили, а рядом их адвокатов, чтоб всякую сволочь не защищали. Висели бы они на фонарях на радость честным людям и для острастки всякой швали.
Таких дельных идей в его голове отыскалось много. Людей с убеждениями я всегда уважала, может, потому, что своих не имела. Помимо этих мыслей, его занимало еще кое-что, а именно карьера. Орлов перешагнул сорокалетний рубеж, звезд с неба не хватал, ментовская зарплата вгоняла в тоску, а постоянные нагоняи от начальства раздражали. Все чаще он с отчаянием думал, что большие чины не предвидятся, знакомств нужных нет, а талантами не блещет, значит, вскорости выйдет он на пенсию, унизительную в силу мизерности суммы, и пойдет куда-нибудь охранником или, того хуже, сторожем. И будет до конца жизни считать копейки, ходить под начальством да слушать упреки жены.
Как видно, мои пристальные взгляды его немного смутили, Орлов криво усмехнулся, устроился поудобнее в кресле и сказал:
- Что ж, я весь внимание...
- Не надеетесь ли вы услышать захватывающий рассказ? - в ответ усмехнулась я. - Я ведь просто хотела возобновить знакомство... справиться о здоровье вашем, ну и поблагодарить за то, что два года назад вы отнеслись ко мне с душевной теплотой.
- И только-то? - усомнился он, а я засмеялась.
- Нет, конечно. У меня есть предложение: давайте объединим усилия, будем бороться с преступностью и одновременно делать вашу карьеру. Выйдете на пенсию генералом. Как вам такая перспектива? Вдохновляет?
- Перспектива радужная, ничего не скажешь, - развеселился он. - Но генералов за просто так не дают.
- А вам не за просто так, вам дадут за доблесть в борьбе с организованной преступностью. Три-четыре удачных дельца каждый месяц, таких, например, как вчерашнее, - и на очередную звездочку можно рассчитывать. Или у вас тоже бардак и звездочки за доблесть не положено?
- Бог миловал, - вздохнул он, посверлил меня взглядом и спросил: - Вы это серьезно? Я не звездочки имею в виду, а вашу осведомленность.
- Вы сами могли убедиться в моей осведомленности, разве нет?
- Смог, Варвара...
- Можно без отчества, - перебила я. - Девушка я молодая, так что не обидите.
- Варя... надеюсь, вы отдаете себе отчет...
- Конечно, - опять перебила я. - Вы ж знаете, я ученая, по-глупому на рожон не полезу...
- Думаете в одиночку осилить бандитов?
- Почему в одиночку? - обиделась я. - А вы? А прокуратура? Нет, в одиночку я бы не стала...
- И как вы надеетесь получать сведения, ведь речь идет именно об этом, да?
- Это, извините, мое дело. Ваше - бандитов и жуликов арестовывать.
- Арестовать я всегда рад, если повод есть. Ну и засадить надолго тоже, было бы за что... Много у нас в городе всякой дряни развелось. Но...
- Евгений Петрович, - развела я руками. - Опять вы за свое? Я подставляться не собираюсь, а вы человек умный, придумаете, что своим рассказать... по непроверенным данным, и все такое. Может, я выражаюсь неправильно, извините. Знания у меня о вашей работе исключительно книжные, да вот беда: детективы не люблю, так что даже с этими знаниями туго. Но вчера на вашу работу смотреть было приятно, хоть и не дали полюбоваться вдоволь: прогнали. А жаль, очень впечатляло.
- Значит, вы еще и проверить решили, как мы сработаем? - покачал он головой.
- И вовсе не проверить. Любопытство одолело.
- Черта извинительная... - Орлов поразмышлял и вновь принялся меня увещевать, но уже больше для вида: - Вы стали женщиной редкой красоты и к чужим секретам доступ имеете, из этого я делаю вывод: есть у вас друг, который любит делиться с вами секретами. По опыту знаю, такие долго не живут. У преступников контрразведка отлажена будь здоров, вашего мальчика, каким бы хитрецом он ни был, в конце концов вычислят, а он и вас за собой потянет. Что дальше, вы сами хорошо знаете. Могу только добавить: второй раз вам вряд ли повезет. В том смысле, чтобы выжить.
- Странный вы человек, - обиделась я. - Женщина жаждет послужить правосудию, а вы ее отговариваете...
- Не отговариваю, а предостерегаю, - усмехнулся он. - Обязан, между прочим.
- Ну вот, а я в книжках читала, вы народ вербуете, чтобы на вас работали. Вроде бы даже деньги платите. А я из идейных побуждений...
- Хорошо, - хохотнул он. - А чего вы хотите от меня? Неужто одни идеи и никакого интереса?
- Есть интерес, каюсь. Обмен информацией. Кое-какие сведения о ваших подопечных, только то, что способно помочь в моей работе. Как видите, ничего особенного не прошу. Что ж, по рукам?
К этому моменту в голове Орлова бродило множество мыслей, суть их сводилась к следующему: "Девка вообразила себя Матой Хари, ну и черт с ней, пусть выпендривается. Мне от этого вреда никакого. О ней можно помалкивать, если узнает что путное - явная польза, а сгорит, что ж... я предупреждал".
- Соглашайтесь, - засмеялась я. - Не пожалеете. Опять же, вы ничем не рискуете, а генералом, может, и станете, чем черт не шутит, когда Бог спит.
И мы ударили по рукам. Явился Док, принес коньяк, кое-какой закуски, и мы втроем усидели бутылочку, разговаривая мирно и с интересом, все больше о криминальной обстановке в городе. Она внушала печаль органам и тревогу гражданам.
Док выглядел задумчивым, но в разговоре участвовал и слушал внимательно.
Уже ближе к одиннадцати, договорившись, куда и как мне надлежит звонить, придумали разные хитрые словечки на всякий случай, наподобие пароля, и Орлов отправился домой. На мгновение у него мелькнула мысль: кто кого завербовал сегодня? Мысль эта мелькнула и исчезла, не приобретя опасного размаха, и я с облегчением вздохнула.
- Ты довольна? - спросил Док. Я мыла посуду, а он курил, стоя возле форточки.
- Я буду довольна, когда из нашей дружбы выйдет что-либо путное.
На следующий вечер мы опять отправились в казино и две недели ходили туда, как на работу. Казино были разные, и люди в них тоже, а вот мысли у этих людей совершенно неинтересные. Конечно, кое-что удалось выудить, но так, мелочевку. Беспокоить Орлова по пустякам не хотелось. Он тоже мне не звонил, и жизнь начала пугать откровенной скукой.
От этой самой скуки я стала звонить в милицию и сообщать о различных происшествиях: например, свинтили колесики у "Волги", оставленной хозяином возле подъезда по такому-то адресу, так найти их можно в гараже у гражданина такого-то, адрес также прилагался. Что характерно, в органах к моим звонкам относились не только недоверчиво, но вроде бы даже злились на подобную осведомленность. Ну свинтили колесики и свинтили, нечего тачку без присмотра бросать на всю ночь, для этого есть платные автостоянки, заявление от потерпевшего приняли, что еще надо? Я была настойчива и этим раздражала еще больше. Звонить из квартиры не рисковала, а из автомата было неудобно: мало их, и очереди большие.
Вечерами мы исправно ходили в казино, а днем я звонила. Подозреваю, у ментов вырос на меня большой зуб, и они бы его с удовольствием рванули, бросив все силы на розыск непрошеного помощника, но, как говорится, не судьба.
Я всерьез беспокоилась, что так и останусь юным другом милиции, а Орлов умрет в майорах, но тут неожиданно привалила удача. Причем, как всегда случается в жизни, не просто привалила единожды, а пошла точно рыба в нерест, только успевай звонить Орлову.
Сначала он воспринимал информацию спокойно, потом насторожился, а затем вроде бы даже испугался. Не выдержал и спросил:
- Откуда вы черпаете ваши сведения?
"Прямо из голов бандитов", - едва не брякнула я, но вовремя опомнилась.
Такой великий улов объяснялся просто: активизацией противозаконной деятельности (надо полагать, на людей весна действовала) и сменой моей штаб-квартиры, если можно так выразиться. Казино в городе было больше десятка, я-то поначалу выбирала самые приличные, и, как выяснилось, - напрасно. Отправившись однажды поздно вечером на ловлю дурных мыслей в очередное злачное место, я вдруг заприметила заведение, расположенное в полуподвале древнего строения (когда-то, еще до моего рождения, здесь размещался кинотеатр). Окна были скрыты жалюзи, над дверью, массивной по виду, висел фонарь, а какая-либо вывеска отсутствовала.
- Док, давай подъедем поближе, - попросила я и ткнула пальцем в фонарь.
Мы подъехали, и вывеску я все-таки смогла разглядеть: слева от двери, неброскую, очень небольшого размера. Золотые буковки на голубом фоне сообщали, что за массивной дверью располагается казино, а также стриптиз-бар.
- По виду - притон, - заметил Док, сдерживая дрожь в голосе, злачные места он в принципе не уважал, а такие, с малюсенькой вывеской, его попросту пугали.
- Здесь ничего не сказано о том, что мы не можем войти, - возразила я и, обнаружив на стене кнопку, позвонила.
Ожило переговорное устройство, и мужской голос без намека на вежливость спросил:
- Чего надо?
- Попасть в казино, - удивилась я. - Если у вас вход по пропускам, то у меня его нет, пароль я тоже забыла, зато немного денег с собой прихватить догадалась.
Я еще не закончила своей речи, а дверь уже распахнулась. Парень лет двадцати с глазами навыкате, бритой головой и именем Витя на правой руке посмотрел на нас и кивнул.
- В казино? - переспросил он без особого интереса.
- Да, если вы не против, - раздвинув рот до ушей в дружеской улыбке, сообщила я. - Мы в первый раз. - Скромность вывески произвела впечатление.
- Проходите, - опять кивнул парень и даже добавил: - Пожалуйста.
"Чужак, - глядя на Дока, машинально отметил его мозг. - Какой-нибудь бизнесмен (далее следовал скабрезный эпитет, даже не один, а целых три), баба класс... тоже не из наших и на шлюху не похожа..." Он еще немного поразмышлял обо мне, а я успокоилась: ничего злодейского по отношению к нам не затевалось.
Тут из бокового коридора возник молодой человек в костюме, белой рубашке и полосатом галстуке, затылка не брил, а улыбался и разговаривал исключительно вежливо. Начал:
- Добрый день, господа. - Объяснил, что у них тут имеется и в какую дверь стоит войти, в какую выйти, чтобы получить максимум удовольствия, а закончил словами: - Желаю приятно провести вечер.
- Видишь, Док, - порадовалась я. - Везде цивилизованные люди, а ты не хотел идти.
Игорный зал был один и очень большой, а посетителей не так много. Кстати, называлось это чудо "У Рашели", и я пялила глаза, пытаясь углядеть эту самую Рашель. Не обнаружила и решила, что никакой Рашели в действительности не существует, а назвали так потому, что красиво, отдает заграницей и вообще... Доку название не понравилось, а публика и того меньше, и он начал вредничать:
- Это не казино, а самый настоящий притон.
Я к этому моменту уже осмотрелась, то есть прислушалась и потому ответила с усмешкой:
- Нет, Док, это не притон. Это пещера Али-Бабы, то есть сорока разбойников. Ну-ка пересчитай их, вдруг я ошиблась.
Конечно, далеко не все собравшиеся были отпетыми головорезами, встречались вполне приличные люди, но таких было немного. У большинства карманы и подмышки оттопыривались, глаза холодно мерцали, а сотовые звонили с интервалом в полминуты. Что же касается мыслей, пир для души, ей-Богу, а не мысли!
Через полчаса я едва не кусала пальцы и вполне серьезно решила заносить информацию в записную книжку, дабы все запомнить и ничего не перепутать. Док твердо сказал:
- Ты спятила.
Я и сама поняла, что с записной книжкой в руках, лихорадочно что-то строчащая, буду выглядеть довольно подозрительно, и от этой мысли отказалась.
Похныкав немного от обиды, я решила сосредоточиться максимум на трех клиентах и извлечь из них как можно больше пользы, то есть информации.
Приценившись, я выбрала двоих: рослого детину в ядовито-зеленом пиджаке, с огромными золотыми часами на запястье, и совсем молодого курносого парнишку с веснушками россыпью. Курносый симпатяга оказался киллером, три часа назад он в упор расстрелял человека возле его собственного дома и теперь сильно этому обстоятельству радовался, тискал девчушку лет пятнадцати с длинными рыжими волосами и обещал ей в скором времени поездку на Канары.
"На Колыму ты поедешь, - понаблюдав за ним, решила я. - Киллер хренов, пистолет в гараже спрятал, еще радуется, что тайник надежный, как же... завтра же и найдут. И алиби у тебя дохлое, копнут поглубже - и нет никакого алиби, я и копнуть помогу..." Курносый перестал меня интересовать, и я переключилась на Зеленый Пиджак. У того было большое горе, накануне погиб друг, и не просто так погиб, а вознесся к небесам на почти новеньком "Мерседесе" Зеленого Пиджака. Если б только друг - еще полбеды, а в паре с "мерсом" утрата выглядела непереносимой. Правда, сегодня Зеленый купил новую машину (не совсем новую, а почти, это тоже обидно), на ней, кстати, сюда и приехал. Из-за этого дурацкого взрыва деньги, можно сказать, были выброшены на ветер. Одно радовало: пластмассовая хреновина, подвешенная к днищу прежней тачки, предназначалась самому Зеленому Пиджаку, так что, как ни крути, горе горем, а вроде бы повезло... Мысль о везении оборвалась, и пошли совсем другие: кто-то эту штуку подвесил? Кто подвесил, дело десятое, а вот кому это выгодно, Зеленый Пиджак знает очень хорошо (Зеленым я продолжала называть его из вредности, имя, фамилия и даже адрес, по которому он проживал, к этому моменту мне уже были известны). Он задумался о своих недругах, и в его голове быстренько созрела идея, как с ними поквитаться. Идея не блистала особой оригинальностью, но, надо отдать Зеленому должное, могла нанести врагам ощутимый урон, как материальный, так и моральный.
Через пару часов Док проиграл всю наличность, я тоже была близка к этому, и мы с чистой совестью покинули заведение.
Молодой человек с вежливой улыбкой и полупоклоном проводил нас словами:
- Всегда вам рады.
- В следующий раз проиграй побольше, - сказала я Доку уже в машине. - Чтоб люди больше радовались.
- По-твоему, я нарочно проигрывал? - обиделся он.
Док иногда жадничал и всерьез думал, что деньги, которые мы бездарно выбрасывали на ветер, пригодились бы какой-нибудь больнице, могли бы, к примеру, улучшить психам питание... В этом месте он себя одергивал и вовсе переставал думать о деньгах.
Я вглядывалась в темноту за окном, с вожделением высматривая телефон. Мне не терпелось позвонить Орлову. Звонил Док, так как Евгения Петровича пришлось беспокоить дома (рабочий день давно закончился, да и время было уже позднее - или, наоборот, раннее, кому как нравится), трубку могла снять супруга и разгневаться, услышав мой голос.
Трубку снял Орлов, буркнул недовольно:
- Да, - а Док торопливо передал телефон мне, нашего бравого майора он почему-то побаивался. Я извинилась и быстренько изложила, по какой надобности звоню, но все равно это заняло много времени.
Орлов слушал внимательно, ни разу меня не перебил и, только когда я замолчала, поинтересовался:
- Это точные данные?
- Шутите? - ахнула я. - Я знаю только то, что знают эти двое... Сама я шуток не люблю, уж вы мне поверьте.
- Подождите, - со вздохом сказал он. - У меня возникли вопросы, и кое-что вам придется повторить, я запишу.
Я охотно повторила все, что он хотел. Простились с теплотой в голосе.
- Не нравится мне все это, - ворчал Док по дороге домой.
- Что не нравится? Борьба с преступностью? - удивилась я. - Ты же честный человек. И гражданин. Должен всемерно способствовать...
- Ты считаешь, что таким способом можно бороться с бандитами? - нахмурился он.
- А как же еще?
- Не знаю. Но то, что ты делаешь, опасно и как-то... - Он не рискнул произнести слово, рвущееся с языка, и отвернулся, почувствовав себя виноватым. Немного погодя спросил: - Чего ты добиваешься? Хочешь всех пересажать в тюрьму?
- На такое не замахиваюсь, - хмыкнула я. - Вряд ли это возможно. Хотя было бы неплохо.
- Варвара, мы ведь не пойдем туда завтра? - вдруг спросил он.
- Завтра? Обязательно. Мне там понравилось, опять же, ты не успел насладиться стриптизом, непременно загляни.
В ближайшие недели жизнь моя наполнилась смыслом, а у органов работы прибавилось: трудились мы рука об руку. Однако посещать каждый вечер притон "У Рашели" я не рисковала, да и сигнализировать Орлову обо всех новостях в ту же ночь тоже не спешила. Во-первых, нельзя человека то и дело тревожить по ночам. Ночью ему положено отдыхать. Во-вторых, какой-нибудь умник мог свести воедино мой вчерашний визит и сегодняшнюю прозорливость родной милиции. А если уж ребятишкам что-то в голову западет, разубедить их, как правило, трудно. В общем, информацию я придерживала и выдавала дозированно. Со временем вошла во вкус, ерундой не занималась, приберегая для Орлова самые лакомые кусочки.
Увлекшись, я не сразу заметила, что заведение "У Рашели" начало хиреть. То есть само заведение внешне ничуть не изменилось, а вот постоянные посетители куда-то исчезли. Обстановка стала нервозной, разговоры почти прекратились, зрачки сурового вида мужчин хищно сужались, общая атмосфера напоминала прифронтовую.
В остальных ночных заведениях наблюдалось примерно то же. Одним словом, ряды редели, причем не только из-за резко возросшего процента удачно проведенных соответствующими органами операций. Чувствуя, что происходит нечто непонятное, активно заработала вражеская контрразведка. Жертвы исчислялись десятками, положение не улучшалось, и тогда начался форменный психоз. Рвались старые связи, дружба со школы гроша ломаного не стоила, каждый верил только самому себе и то как-то неохотно.
Одно хорошо: умника до сих пор так и не нашлось, никто навалившуюся беду со мной не связывал. Не знаю, как на службе выкручивался Орлов, а вот я в казино вела себя скромно, но независимо. Если у кого-то возникал ко мне заметный интерес, я извинялась и звала Дока, от разговоров решительно уклонялась и за все время шатания по злачным местам не свела ни одного знакомства.
Док, видя, что вокруг творится такое, нервничал и своего страха больше не скрывал. Как-то вечером мы подъехали к любимому казино и обнаружили на массивной двери табличку: "Закрыто".
- Неужто они все кончились? - удивилась я.
- Кто? - вытаращил глаза мой спутник.
- Ну... - Я вздохнула и побрела к машине.
Мы поехали в другое местечко, потом в третье... публики мало, и выглядит невесело. Я тоже загрустила. Допустим, моими стараниями пересажают всех, кого можно зацепить, и что? Надо полагать, появятся другие деятели, придется ждать, когда они тоже дел наворотят, и опять сажать. Как-то это глупо, по-моему. И неинтересно.
Орлов радовался происходящему, ходил гоголем и в самом деле поверил, что помрет в генералах. Любопытен он был до безобразия и все приставал с вопросами. Как-то в досаде я послала его к черту и заявила, что он тоже не безгрешен, у меня и на него кое-что есть. Уточнять что - не стала. Он не поинтересовался, но запечалился. Ко мне начал относиться настороженно, моя осведомленность его пугала, и время от времени в голове у него появлялась мысль, что связался он со мной не к добру. А тут еще Док подлил в огонь маслица: как-то в одно из посещений Орлова принялся рассказывать о шагреневой коже (Док тяготел к классике и от безделья взялся перечитывать Бальзака). Орлов, не сумевший ранее свести короткого знакомства с Бальзаком, сначала слушал с интересом, а потом начал смотреть на меня с тоской и забивать свою голову всякой чертовщиной.
Чтобы его немного утешить, я в один прекрасный день сообщила ему, что мой бесценный источник информации пал в неравном бою с конкурентами и наша бурная деятельность прекращается до нахождения нового источника. Я взяла тайм-аут, чтобы определиться. Прежняя деятельность меня больше не увлекала, прелесть новизны исчезла. На смену одним бандитам лезли другие, конца этому не виделось, и во всем происходящем я не усматривала для себя ни радости, ни выгоды. Говоря проще, надоело мне это дело. А чем себя занять, в ум не шло. Может, опять в гадалки податься? Или в цирке выступать? Стану знаменитой, буду ездить по стране с гастролями.
Пару раз я даже забрела в церковь, в тайной надежде, что Валька была не совсем дура и мне следует ждать знака. Я смотрела на купол с ликом Спасителя и ждала озарения. Ждала довольно долго и оба раза совершенно напрасно. Сложилось впечатление, что до моих проблем совершенно никому нет дела, этой убежденности хватило для превращения моего скверного настроения в рекордно поганое.
Док не только не облегчал моих страданий, он еще больше все портил вечным брюзжанием, а главное - своими мыслями. Я уже говорила, Док просто помешан на поисках смысла жизни и, как видно, меня тоже заразил этим. Я все чаще думала, зачем мне мой дар, или что это там такое, если я знать не знаю, как распорядиться им с умом? Просто насмешка какая-то.
Пребывая в душевном смятении, я от безделья продолжала ходить в казино, Док злился, но терпел.
В тот вечер мы отправились очень поздно. Док надеялся устроить себе выходной, и я собралась было остаться дома, потому что шел дождь, по телевизору показывали смешную комедию, но неожиданно решилась и подняла Дока с дивана. Через два часа я назвала это судьбой.
Мы вошли в зал казино "Аметист", публика здесь была солидная, попадались иностранцы, и ничего интересного я здесь обнаружить не ожидала. Док бродил от стола к столу и демонстрировал мне свое неудовольствие. А я неожиданно увлеклась игрой. Через два часа рядом со мной образовалась изрядная стопка фишек, я сгребла их и отправилась получать выигрыш. Возможности своих ладоней не рассчитала, несколько фишек упало, я охнула, повернулась и... увидела рядом с собой Сашку Монаха. Хоть лбами мы не тюкнулись, но все равно стало не по себе: время словно вернулось вспять. Он собрал фишки и с улыбкой протянул их мне.
- Вам сегодня повезло? - спросил весело.
- Да, - нерешительно улыбнулась я и тут же задышала ровнее: он меня не узнал. Что неудивительно: от недостатка женского внимания Сашка не страдает, я была одной из многих, а с момента нашей встречи прошло больше двух лет. - Спасибо, - улыбнувшись чуть шире, кивнула я и направилась к окошку, он держался рядом.
- Вы здесь часто бываете?
- Иногда. - Особого интереса я не проявляла, но и суровой быть не хотела.
- Удивительно, что мы не встретились раньше, - запел он. Мысли его при этом стремительно унеслись под мой подол, однако вел он себя вполне пристойно и даже старался выглядеть джентльменом. Старательность надо приветствовать, а копаться в чужих мыслях меня никто не просит.
- Возможно, мы и встречались, просто вы не обратили внимания.



Страницы: 1 2 3 4 [ 5 ] 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2022г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.