read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



миледи загораживает лицо экраном. Сэр Лестер дремлет; но внезапно он
вскакивает с криком:
- Как? Что вы сказали?
- Я сказал, - отвечает мистер Талкингхорн, быстро поднявшись, - "боюсь,
что миледи Дедлок нездоровится".
- Мне дурно, - шепчет миледи побелевшими губами, - только и всего; но
дурно, как перед смертью. Не говорите со мной. Позвоните и проводите меня в
спальню!
Мистер Талкингхорн переходит в другую комнату; звонят колокольчики;
чьи-то шаги шаркают и топочут; но вот наступает тишина. Наконец Меркурий
приглашает мистера Талкингхорна вернуться.
- Ей лучше, - говорит сэр Лестер, жестом предлагая поверенному сесть и
читать вслух - теперь уже ему одному. - Я очень испугался. Насколько я знаю,
у миледи никогда в жизни не было обмороков. Правда, погода совершенно
невыносимая... и миледи до смерти соскучилась у нас в линкольширской
усадьбе.


ГЛАВА III
Жизненный путь
Мне очень трудно приступить к своей части этого повествования, - ведь я
знаю, что я не умная. Да и всегда знала. Помнится, еще в раннем детстве я
часто говорила своей кукле, когда мы с ней оставались вдвоем:
- Ты же отлично знаешь, куколка, что я дурочка, так будь добра, не
сердись на меня!
Румяная, с розовыми губками, она сидела в огромном кресле, откинувшись
на его спинку, и смотрела на меня, - или, пожалуй, не на меня, а в
пространство, - а я усердно делала стежок за стежком и поверяла ей все свои
тайны.
Милая старая кукла! Я была очень застенчивой девочкой, - не часто
решалась открыть рот, чтобы вымолвить слово, а сердца своего не открывала
никому, кроме нее. Плакать хочется, когда вспомнишь, как радостно было,
вернувшись домой из школы, взбежать наверх, в свою комнату, крикнуть:
"Милая, верная куколка, я знала, ты ждешь меня!", сесть на пол и,
прислонившись к подлокотнику огромного кресла, рассказывать ей обо всем, что
я видела с тех пор, как мы расстались, Я с детства была довольно
наблюдательная, - но не сразу все понимала, нет! - просто я молча наблюдала
за тем, что происходило вокруг, и мне хотелось понять это как можно лучше. Я
не могу соображать быстро. Но когда я очень нежно люблю кого-нибудь, я как
будто яснее вижу все. Впрочем, возможно, что мне это только кажется потому,
что я тщеславна.
С тех пор как я себя помню, меня, как принцесс в сказках (только
принцессы всегда красавицы, а я нет), воспитывала моя крестная. То есть мне
говорили, что она моя крестная. Это была добродетельная, очень
добродетельная женщина! Она часто ходила в церковь: по воскресеньям - три
раза в день, а по средам и пятницам - к утренней службе, кроме того, слушала
все проповеди, не пропуская ни одной. Она была красива, и если б улыбалась
хоть изредка, была бы прекрасна, как ангел (думала я тогда); но она никогда
не улыбалась. Всегда оставалась серьезной и суровой. И она была такая
добродетельная, что если и хмурилась всю жизнь, то лишь оттого, казалось
мне, что видела, как плохи другие люди. Я чувствовала, что не похожа на нее
ничем, что отличаюсь от нее гораздо больше, чем отличаются маленькие девочки
от взрослых женщин, и казалась себе такой жалкой, такой ничтожной, такой
чуждой ей, что при ней не могла держать себя свободно, мало того - не могла
даже любить ее так, как хотелось бы любить. Я с грустью сознавала, до чего
она добродетельна и до чего я недостойна ее, страстно надеялась, что
когда-нибудь стану лучше, и часто говорила об этом со своей милой куклой; но
все-таки я не любила крестной так, как должна была бы любить и любила бы,
будь я по-настоящему хорошей девочкой.
От этого, думается мне, я с течением времени сделалась более робкой и
застенчивой, чем была от природы, и привязалась к кукле - единственной
подруге, с которой чувствовала себя легко. Я была совсем маленькой девочкой,
когда случилось одно событие, еще больше укрепившее эту привязанность.
При мне никогда не говорили о моей маме. О папе тоже не говорили, но
больше всего мне хотелось знать о маме. Не помню, чтобы меня когда-нибудь
одевали в траурное платье. Мне ни разу не показали маминой могилы. Мне даже
не говорили, где находится ее могила. Однако меня учили молиться только за
крестную, - словно у меня и не было других родственников. Не раз пыталась я,
когда вечером уже лежала в постели, заговорить об этих волновавших меня
вопросах с нашей единственной служанкой, миссис Рейчел (тоже очень
добродетельной женщиной, но со мной обращавшейся строго), однако миссис
Рейчел отвечала только: "Спокойной ночи, Эстер!", брала мою свечу и уходила,
оставляя меня одну.
В нашей школе, где я была приходящей, училось семеро девочек, - они
называли меня "крошка Эстер Саммерсон", - но я ни к одной из них не ходила в
гости. Правда, все они были гораздо старше и умнее меня и знали гораздо
больше, чем я (я была много моложе других учениц), но, помимо разницы в
возрасте и развитии, нас, казалось мне, разделяло что-то еще. В первые же
дни после моего поступления в школу (я это отчетливо помню) одна девочка
пригласила меня к себе на вечеринку, чему я очень обрадовалась. Но крестная
в самых официальных выражениях написала за меня отказ, и я не пошла. Я ни у
кого не бывала в гостях.
Наступил день моего рождения. В дни рождения других девочек нас
отпускали из школы, а в мой нет. Дни рождения других девочек праздновали у
них дома - я слышала, как ученицы рассказывали об этом друг другу; мой не
праздновали. Мой день рождения был для меня самым грустным днем в году.
Я уже говорила, что, если меня не обманывает тщеславие (а я знаю, оно
способно обманывать, и, может быть, я очень тщеславна, сама того не
подозревая... впрочем, нет, не тщеславна), моя проницательность обостряется
вместе с любовью. Я крепко привязываюсь к людям, и если бы теперь меня
ранили, как в тот день рождения, мне, пожалуй, было бы так же больно, как
тогда; но подобную рану нельзя перенести дважды.
Мы уже пообедали и сидели с крестной за столом у камина. Часы тикали,
дрова потрескивали; не помню, как долго никаких других звуков не было слышно
в комнате, да и во всем доме. Наконец, оторвавшись от шитья, я робко
взглянула через стол на крестную, и в ее лице, в ее устремленном на меня
хмуром взгляде прочла: "Лучше б у тебя вовсе не было дня рождения, Эстер...
лучше бы ты и не родилась на свет!"
Я расплакалась и, всхлипывая, проговорила:
- Милая крестная, скажите мне, умоляю вас, скажите, моя мама умерла в
тот день, когда я родилась?
- Нет, - ответила она. - Не спрашивай меня, дитя.
- Пожалуйста, пожалуйста, расскажите мне что-нибудь о ней. Расскажите
же, наконец, милая крестная, пожалуйста, расскажите сейчас. За что она
покинула меня? Как я ее потеряла? Почему я так отличаюсь от других детей и
как получилось, что я сама в этом виновата, милая крестная? Нет, нет, нет,
не уходите! Скажите же мне что-нибудь!
Меня обуял какой-то страх, и я в отчаянии уцепилась за ее платье и
бросилась перед ней на колени. Она все время твердила: "Пусти меня!" Но
вдруг замерла.
Ее потемневшее лицо так поразило меня, что мой порыв угас. Я протянула
ей дрожащую ручонку и хотела было от всей души попросить прощения, но
крестная так посмотрела на меня, что я отдернула руку и прижала ее к своему
трепещущему сердцу. Она подняла меня и, поставив перед собой, села в кресло,
потом заговорила медленно, холодным, негромким голосом (я и сейчас вижу, как
она, сдвинув брови, показала на меня пальцем):
- Твоя мать покрыла тебя позором, Эстер, а ты навлекла позор на нее.
Настанет время - и очень скоро, - когда ты поймешь это лучше, чем теперь, и
почувствуешь так, как может чувствовать только женщина. То горе, что она
принесла мне, я ей простила, - однако лицо крестной не смягчилось, когда она
сказала это, - и я больше не буду о нем говорить, хотя это такое великое
горе, какого ты никогда не поймешь... да и никто не поймет, кроме меня,
страдалицы. А ты, несчастная девочка, осиротела и была опозорена в тот день,
когда родилась - в первый же из этих твоих постыдных дней рождения; так
молись каждодневно о том, чтобы чужие грехи не пали на твою голову, как
сказано в писании. Забудь о своей матери, и пусть люди забудут ее и этим
окажут величайшую милость ее несчастному ребенку. А теперь уйди.
Я хотела было уйти - так замерли во мне все чувства, - но крестная
остановила меня и сказала:
- Послушание, самоотречение, усердная работа - вот что может
подготовить тебя к жизни, на которую в самом ее начале пала подобная тень.
Ты не такая, как другие дети, Эстер, - потому что они рождены в узаконенном
грехе и вожделении, а ты - в незаконном. Ты стоишь особняком.
Я поднялась в свою комнату, забралась в постель, прижалась мокрой от
слез щекой к щечке куклы и, обнимая свою единственную подругу, плакала, пока
не уснула. Хоть я и плохо понимала причины своего горя, мне теперь стало
ясно, что никому на свете я не принесла радости и никто меня не любит так,
как я люблю свою куколку. Подумать только, как много времени я проводила с
нею после этого вечера, как часто я рассказывала ей о своем дне рождения и
заверяла ее, что всеми силами попытаюсь искупить тяготеющий на мне от
рождения грех (в котором покаянно считала себя без вины виноватой) и
постараюсь быть всегда прилежной и добросердечной, не жаловаться на свою
судьбу и по мере сил делать добро людям, а если удастся, то и заслужить
чью-нибудь любовь. Надеюсь, я не потворствую своим слабостям, если,
вспоминая об этом, плачу. Я очень довольна своей жизнью, я очень бодра
духом, но мне трудно удержаться.
Ну вот! Я вытерла глаза и могу продолжать. После этого дня я стала еще
сильнее ощущать свое отчуждение от крестной и страдать оттого, что занимаю в



Страницы: 1 2 3 4 [ 5 ] 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.