read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


- Что ты! "Свет" - корень? Разве корень бывает впереди слова? Где-тогда,
по-твоему, приставка?
- А приставки нет в этом слове.
- Разве так бывает, чтобы приставки не было?
- Конечно, бывает.
- То-то я ломал вчера голову: приставка есть, корень есть, а окончания не
получается.
- Эх, ты! - говорю п. - Мы ведь это еще в третьем классе проходили.
- Да я уж не помню. Значит, у тебя тут все правильно? Я так и спишу.
Я хотел рассказать ему, что такое корень, приставка и окончание, но тут
прозвонил звонок и в класс вошла Ольга Николаевна. Она сразу увидела на
стене морячка, и лицо у нее сделалось строгое.
- Это что еще за художества? - спросила она и обвела весь класс взглядом.
- Кто это нарисовал на стене? Все ребята молчали.
- Тот, кто испортил стену, должен встать и признаться, - сказала Ольга
Николаевна.
Все сидели молча. Никто не вставал и не признавался. Брови у Ольги
Николаевны нахмурились.
- Разве вы не знаете, что класс надо в чистоте держать? Что будет, если
каждый станет рисовать на стенах? Самим ведь неприятно в грязи сидеть. Или,
может быть, вам приятно?
- Нет, нет! - раздалось несколько нерешительных голосов.
- Кто же это сделал? Все молчали.
- Глеб Скамейкин, ты староста класса и должен знать, кто это сделал.
- Я не знаю, Ольга Николаевна. Когда я пришел, морячок уже был на стене.
- Удивительно! - сказала Ольга Николаевна. - Кто-нибудь да нарисовал же
его. Вчера стена была чистая, я последней уходила из класса. Кто сегодня
пришел в класс первым?
Никто из ребят не признавался. Каждый говорил, что он пришел, когда в
классе было уже много ребят.
Пока шел разговор об этом, Шишкин старательно списывал упражнение в свою
тетрадь. Кончил он тем, что посадил в моей тетради кляксу и отдал тетрадь
мне.
- Что же это такое? - говорю я. - Брал тетрадь без кляксы, а отдаешь с
кляксой!
- Я ведь не нарочно посадил кляксу.
- Какое мне дело, нарочно или не нарочно! Зачем мне в тетради клякса?
- Как же я отдам тебе тетрадь без кляксы, когда уже есть клякса? В другой
раз будет без кляксы. - В какой, - говорю, - другой раз?
- Ну, в другой раз, когда буду списывать.
- Так ты что, - говорю, - каждый раз у меня собираешься списывать?
- Зачем каждый раз? Иногда только.
На этом разговор кончился, потому что как раз в это время Ольга
Николаевна вызвала Шишкина к доске и велела решать задачу про маляров,
которые красили в школе стены, и нужно было узнать, сколько школа
израсходовала денег на окраску всех классов и коридоров.
"Ну, - думаю, - пропал бедный Шишкин! На доске задачу решать - это тебе
не с чужой тетрадки списывать!"
К моему удивлению, Шишкин очень хорошо справился с задачей. Правда, решал
он ее долго, до конца урока, потому что задача была длинная и довольно
трудная.
Мы все, конечно, догадались, что Ольга Николаевна нарочно задала нам
такую задачу, и чувствовали, что на этом дело не кончится. На последнем
уроке к нам в класс пришел директор школы Игорь Александрович. С виду Игорь
Александрович совсем не сердитый. Лицо у него всегда спокойное, голос тихий
и даже какой-то добрый, но я лично всегда побаиваюсь Игоря Александровича,
потому что он очень большой. Ростом он с моего папу, только еще повыше,
пиджак у него широкий, просторный, застегивается на три пуговицы, а на носу
очки.
Я думал, что Игорь Александрович раскричится па нас, но он спокойно
рассказал нам, сколько государство тратит денег на обучение каждого ученика
и как важно хорошо учиться и беречь школьное имущество и само" школу. Он
сказал, что тот, кто портит школьное имущество и стены, наносит ущерб
народу, потому что все средства на школы дает народ. Под конец Игорь
Александрович сказал:
- Тот, кто нарисовал на стенке, наверно, не хотел нанести ущерб школе.
Если он чистосердечно признается, то докажет, что он человек честный и
сделал это не подумавши.
На меня очень подействовало все, что сказал Игорь Александрович, и я
думал, что Игорь Грачев тут же встанет и признается, что это сделал он, но
Игорю, видно, вовсе не хотелось доказывать, что он честный человек, и он
молча сидел за своей партой. Тогда Игорь Александрович сказал, что тому, кто
разрисовал стену, наверно, стыдно признаться сейчас, но пусть он подумает
над своим поступком, а потом наберется смелости и придет к нему в кабинет.
После уроков председатель совета нашего пионеротряда Толя Д"жкин подошел
к Грачеву и сказал:
- Эх, ты! Кто тебя просил стену портить? Видишь, что вышло!
Игорь развел руками:
- Да я что? Я разве хотел?
- Зачем же нарисовал?
- Сам не знаю. Взял и нарисовал не подумавши.
- "Не подумавши"! Из-за тебя пятно на всем классе.
- Почему на всем классе?
- Потому что на каждого могут подумать.
- А может, это кто-нибудь из другого класса к нам забежал и нарисовал.
- Смотри, чтоб этого больше не было, - сказал Толя.
- Ладно, ребята, я больше не буду, я ведь так только - хотел попробовать,
- оправдывался Игорь.
Он взял тряпку и принялся стирать морячка со стены, но от этого
получилось только хуже. Морячок все-таки был виден, а вокруг него
образовалось большущее грязное пятно. Тогда ребята отняли у Игоря тряпку и
не позволили больше размазывать грязь по стене.
После школы мы снова пошли играть в футбол и играли опять до темноты, а
когда пошли домой, Шишкин затащил меня к себе. Оказалось, что он живет на
той же улице, что и я, в небольшом деревянном двухэтажном домике, совсем
недалеко от нас. На нашей улице псе дома большие, четырехэтажные и
пятиэтажные, как наш. Я давно уже думал: что это за люди, которые живут в
таком маленьком деревянном доме? А вот теперь, оказывается, здесь жил как
раз Шишкин.
Мне не хотелось идти к нему, потому что уже было поздно, по он сказал:
- Понимаешь, меня дома станут ругать за то, что я так долго играл, а если
ты придешь, меня не так будут ругать.
- Меня ведь тоже будут ругать, - говорю я.
- Ничего. Если хочешь, зайдем сначала ко мне, а потом вместе зайдем к
тебе, вот и тебя не будут ругать и меня тоже.
- Ну хорошо, - согласился я.
Мы вошли в парадное, поднялись по скрипучей деревянной лестнице с
щербатыми перилами, и Шишкин постучал в дверь, обитую черной клеенкой,
из-под которой в некоторых местах виднелись клочья рыжего войлока.
- Что же это такое, Костя! Где ты пропадаешь так поздно? - спросила его
мать, открывая нам дверь.
- Вот познакомься, мама, это мой школьный товарищ, Малеев. Мы с ним за
одной партой сидим.
- Ну заходите, заходите, - сказала мать уже не таким строгим голосом.
Мы вошли в коридор.
- Батюшки! Где же вы извозились так? Вы только на себя посмотрите!
Я посмотрел на Шишкина. Лицо у него было все красное. По щекам и по лбу
шли какие-то грязные разводы. Кончик носа был черный. Наверно, и я был не
лучше, потому что мне попало мячом в лицо. Шишкин толкнул меня локтем:
- Пойдем умоемся, а то тебе достанется, если ты в таком виде домой
явишься.
Мы вошли в комнату, и он познакомил меня со своей тетей:
- Тетя Зина, вот это мой школьный товарищ, Малеев. Мы в одном классе
учимся.
Тетя Зина была совсем молодая, и я сначала даже принял ее за старшую
сестру Шишкина, но она оказалась не сестра вовсе, а тетя. Она смотрела на
меня с усмешкой. Наверно, я очень смешной был, потому что грязный. Шишкин
толкнул меня в бок. Мы пошли к умывальнику и принялись умываться.
- Ты зверей любишь? - спрашивал меня Шишкин, пока я намыливал лицо мылом.
- Смотря каких, - говорю я. - Если таких, как тигры или крокодилы, то не
люблю. Они кусаются.
- Да я не про таких зверей спрашиваю. Мышей любишь?
- Мышей, - говорю, - тоже не люблю. Они портят вещи: грызут все, что ни
попадется.
- И ничего они не грызут. Что ты выдумываешь?
- Как - не грызут? Один раз они у меня даже книжку на полке изгрызли.
- Так ты, наверно, не кормил их?
- Вот еще! Стану я мышей кормить!
- А как же! Я каждый день их кормлю. Даже дом им выстроил.
- С ума, - говорю, - сошел! Кто же мышам дома строит?
- Надо же им где-нибудь жить. Вот пойдем посмотрим мышиный дом.
Мы кончили умываться и пошли на кухню. Там под столом стоял домик,
склеенный из пустых спичечных коробков, со множеством окон и дверей.
Какие-то маленькие белые зверушки то и дело вылезали из окон и дверей, ловко
карабкались по стенам и снова залезали обратно в домик. На крыше домика была
труба, а из трубы выглядывала точно такая же белая зверушка.
Я удивился.
- Что это за зверушки? - спрашиваю.
- Ну, мыши.
- Так мыши ведь серые, а эти какие-то белые.



Страницы: 1 2 3 4 [ 5 ] 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.