read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



Филотас сверился с информационным блоком и ответил:
— Население очень малочисленно. При последней переписи зарегистрировано немногим более девяти тысяч душ, в основном проживающих в нескольких маленьких селениях, в горах восточного континентального хребта.
— Что сделано для эвакуации их в более безопасное место? — снова задал вопрос лорд адмирал.
— Местному эксперту было послано предупреждение. Между этой планетой и Корделисом курсирует грузовой корабль, но трудно сказать, успеет ли он добраться до места раньше, чем авангард флотилии тиранидов.
— Проклятие! — недовольно буркнул Тибериус. — Чем больше миров падет под напором тиранидов, тем сильнее и многочисленнее будет их войско.
— Дальше, по направлению к центру системы, расположены две необитаемые планеты. Первая из них, Парос, обладает атмосферой, состоящей преимущественно из бензол-водородных элементов. Она очень токсична, и хотя эксперты не раз пытались изменить ее на более приемлемую для людей, они до сих пор не достигли ощутимых результатов. Вторая планета называется Йулан. Это нестабильное скальное геологическое образование, сотрясаемое вулканическими штормами, хотя на орбите постоянно присутствуют корабли-станции, которые перекачивают водородную плазму.
Филотас перевел карту в другой масштаб, чтобы подробнее рассмотреть центральную часть системы.
— Следом мы видим Корделис, небольшой, но густозаселенный мир, приспособленный под промышленное производство. Население составляет около шестнадцати миллионов человек, силы обороны — пятьдесят тысяч солдат. Процесс эвакуации идет по плану, но я бы посоветовал обойти Корделис стороной. Слишком много кораблей приземляется и взлетает в этом порту. Уже имели место несчастные случаи. После Корделиса идут две сельскохозяйственные планеты, Калумет и Калидон. Обе заселены в основном временными рабочими. Их эвакуация не представляет никакой сложности и уже заканчивается. И наконец, сама Тарсис Ультра с населением более шестидесяти миллионов.
— Сколько времени у нас в запасе до того момента, когда придется вступить в бой? — спросил Уриэль.
Филотас снова ввел какие-то данные в информационный блок, нажал несколько рун на клавиатуре, и темный экран пересекли разноцветные линии. Одна из них начиналась у точки, обозначающей «Горе побежденному», и тянулась через всю систему к Барбарусу I. По краю монитора снова вспыхнула колонка цифр. При помощи стальной линейки и циркуля Филотас определил необходимые показатели.
— При наших скоростях мы сможем добраться до орбиты Барбаруса через семь суток, — сказал он. — Тираниды придут туда первыми.
Озрик Неру наблюдал через смотровой люк за приближающимся облаком пришельцев с неподдельным, тошнотворным ужасом. Молитвы о спасении, которые он не вспоминал с самого детства, сами собой срывались с губ. Угрожающая туча обволокла всю станцию, стены вздрогнули от очередного удара, и Озрик испуганно вцепился в ограждение. Двадцать минут назад приближающийся рой выпустил струю похожих на споры организмов, и они, преодолев пустоту, приблизились к станции прослушивания. На некоторое время они замерли на месте, ритмично пульсируя, а потом безошибочно двинулись к стенам. При этом одни организмы взрывались наподобие небольших мин, другие, похожие на мешочки с жидкостью просто лопались, и их содержимое неумолимо разъедало внешнюю обшивку станции. В стальном корпусе уже появились бреши. Концентрированная кислота и вирусы пожирали металл.
Численность приближающегося флота поражала воображение. Тысячи дрейфующих существ окружали корабли пришельцев, образовав плотную завесу, не поддающуюся снарядам немногочисленных орудий станции. Кроме того, после непродолжительной стрельбы " боезапас подошел к концу.
Озрик проверил протокол орудийной стрельбы и подсчитал количество выпущенных снарядов. Оказалось, что по приближающейся туче врагов со станции было произведено более двадцати тысяч выстрелов. Потери пришельцев должны были быть огромными, но по сравнению с их численностью обстрел не нанес противнику видимого ущерба. Зато теперь станция оставалась почти без защиты.
Облако спор заметно сгустилось за окном, и Озрик, упав на колени, снова принялся читать молитвы.
— Неру! — окликнул его старший магистр. — Вернись на свой пост.
Озрик поднялся. Раздался следующий удар, и на экране вспыхнула очередная серия тревожных сигналов.
— Мы все скоро погибнем! — закричал Озрик. — Какая разница, оставлю я свой пост или нет?!
— Мы здесь ради нашей работы, и только это имеет значение, — твердо ответил магистр, хотя тоже был явно испуган. — Да, мы все умрем, но мы умрем, выполняя свой долг перед Вселенной и Императором. Это великая честь.
Озрик кивнул и, понурив голову, пошел к своему месту. Снаружи послышался скрежет разрываемого металла, снова раздался тревожный сигнал, оповещающий об очередной трещине в обшивке. Перепуганный персонал станции, затаив дыхание, прислушивался к скрипу наружных дверей, не выдержавших натиска пришельцев.
А затем они услышали, как когти царапают пол в коридоре, ведущем в их комнату.
Тирен Малик сжал зубы, пытаясь не думать о боли, и с трудом перезарядил винтовку. Трясущиеся пальцы плохо повиновались. Горячие осколки взорвавшегося пришельца угодили в плечо и в грудь. Меррия постаралась вытащить все костяные шипы, но рана не желала закрываться. Повязка уже пропиталась отравленной кровью.

— Папа, почему небо стало такого странного цвета? — спросил Кайл.
Голос сына задрожал от страха, когда тот выглянул на улицу через щели в пробитых металлических ставнях. Обычно серое, как сланец, небо приобрело неприятный грязновато-пурпурный оттенок. Фиолетовые тучи сверкали неестественно яркими молниями, Освещая горы каким-то чужим, потусторонним сиянием. Вслед за кислотным дождем, который разъедал железные крыши домов, посыпался град темных предметов, и жители Хэдли-Хоупа оставили баррикады, чтобы укрыться в здании школы, единственном помещении, способном вместить всех.
Мужчины принесли с собой все имеющееся в поселке оружие: от древних винтовок, грозящих разорваться в руках при первом же выстреле, до блестящих свежей смазкой лазганов, состоящих на вооружении у местных солдат самообороны. Двадцать три малыша плакали в самом центре помещения школы. Их матери и учителя тщетно пытались успокоить детей песнями и молитвами.
— Я не знаю, сынок, — ответил Тирен, наконец-то справившись с патронами.
Он поднялся со стола и присоединился к стоявшему у окна сыну. Таинственные предметы, похожие на шарики, покрытые прожилками, продолжали падать с неба. Странный град из спор продолжался с наступления сумерек. Ветер уносил основную часть этих существ в горы, но к ночи воздух стал заметно холоднее, направление ветра изменилось и все больше спор попадало в долину.
Поначалу жители Хэдли-Хоупа смотрели на них с боязливым любопытством, пока один из таких пульсирующих снарядов с шевелящимися отростками не упал прямо в центр поселка. Пастор Апден решительно подошел почти вплотную и выстрелил в него, ожидая, что непонятный предмет просто лопнет. Тирен с ужасом наблюдал, как взорвался живой снаряд. Густая, вязкая жидкость брызнула фонтаном и окатила пастора. Крики боли и ужаса разнеслись по всему поселку. Малик бросился на помощь, но было уже поздно. На глазах у соседей кожа пастора слезала под воздействием смертоносной жижи и куски плоти отваливались, обнажая скелет. Жалобные стоны смолкли только тогда, когда смертоносное вещество добралось до горла, а через минуту от священника осталась лишь лужица вонючей слизи.
С этого момента никто не отваживался стрелять в споры. Но теперь они добрались до школы.
— Кайл, смотри внимательно и зови меня, если что-нибудь заметишь.
Кислотный дождь все сильнее разъедал металлические ставни. Выглянув в образовавшуюся дыру, Малик заметил, что огни в соседних поселках погасли.
Кот уже несколько часов, как невозможно было связаться с жителями Пилотас Ридж. Там тоже не было видно огней — от ужасного дождя вышли из строя все линии связи и электрические кабели, проложенные по земле. Скоро весь поселок погрузится в темноту. На дороге что-то шевельнулось, и Тирен постарался отвлечься от детского плача и испуганных голосов женщин. Земля под ногами вздрогнула, как живая, капли дождя заблестели на панцирях тысяч существ, бегущих к маленькому поселку.
Малик нагнулся, достал из рюкзака старенький, но вполне пригодный бинокль и направил его на дорогу. В непривычной темноте трудно было что-нибудь рассмотреть, но он увидел достаточно. При виде тысяч ужасных созданий, которые, казалось, целиком состояли из когтей, клешней и зубов, у Тирена перехватило дыхание.
— Спаси нас, Император, — прошептал он, уронив бинокль. — Все, кто имеет оружие, займите подходящие позиции для стрельбы, — спустя секунду крикнул Малик, стряхивая оцепенение.
Он схватил за руку пробегавшего мимо бледного от страха человека.
— Радек, возьми десять человек, и поднимайтесь на балкон. Будете стрелять сверху. Навес укроет вас от дождя.
Радек кивнул и помчался выполнять распоряжение.
Тирен оглянулся к жене и дочерям, ободряюще махнул им рукой, а потом отыскал подходящую трещину в ставне и установил дуло винтовки. С оружием наперевес к нему подошел Кайл. На лице мальчика блуждала тревожная улыбка.
— Я горжусь тобой, сынок, — сказал Тирен, и Кайл благодарно кивнул.
Сквозь разъеденную кислотным дождем ставню было видно, что волна пришельцев уже захлестнула баррикады.
— Они подходят! — крикнул Тирен. — Открывайте огонь!
Раздался недружный залп, и в центре помещения снова испуганно заплакали дети. В замкнутом пространстве грохот выстрелов прозвучал особенно громко, и клубы дыма заполнили зал. Малик увидел, как несколько чужаков упали. С балкона тоже грянули выстрелы.
Сквозь грохот стрельбы он услышал странный звук, похожий на свист летящего артиллерийского снаряда, а в следующий момент испуганно вздрогнул — на крышу школы свалилось что-то очень тяжелое. Потолочные балки затрещали, и сверху донеслись отчаянные вопли, но Тирен ничем не мог помочь людям на балконе. Еще несколько существ тяжело упали на землю перед школой, вновь заставив задрожать стены.
Выстрелы следовали один за другим, но пули отскакивали от крепких черепов и панцирей пришельцев. Захватчики наводнили поселок и постепенно окружили школу плотным кольцом.
Яростный удар обрушил часть стены. Тирен свалился на пол, а окно вместе со ставнями вылетело наружу. Горячее зловоние ворвалось в помещение. Через образовавшийся проем стала видна охваченная огнем генераторная станция. Пожар осветил громадное, с карьерный бульдозер, создание, карабкающееся из воронки, образовавшейся после его падения.
В пролом устремились мелкие твари, и Тирен, торопливо вскочив на ноги, снова открыл стрельбу. В свете пламени, охватившем генератор, были отлично видны силуэты захватчиков. Малику вместе с троими подоспевшими на помощь мужчинами удалось перебить всех, кто пытался ворваться в здание школы. Крыша генераторной станции прогорела и рухнула, взметнув фонтан пылающих искр. И вместе с искрами к небу унесся чей-то полный мучительной боли вопль.
— Найдите что-нибудь, чем можно закрыть пролом! — крикнул Тирен.
Он продолжал стрелять, пока не опустела обойма. Малик принялся перезаряжать винтовку, а три женщины пододвинули тяжелый стол и несколько парт, чтобы закрыть брешь в стене. От грохота выстрелов и детского плача у Тирена закладывало уши, но вскоре он снова услышал тяжелые удары по металлическим ставням. Соседнее окно не выдержало натиска, распахнулось, и внутрь ввалился огромный пришелец. Громадное тело и все шесть конечностей покрывал блестящий от дождя панцирь, а из отвратительной зубастой пасти вырывалось голодное шипение.
Тирен выстрелил, но промахнулся. От стены отлетел кусок штукатурки. Чудовище проигнорировало атаку и двинулось к защитникам северной стены. Кайл повернулся к пришельцу и вскинул винтовку. Малик закричал от страха, но мальчик даже не успел выстрелить. Жуткая тварь с нечеловеческой ловкостью вскинула клешни и разорвала Кайла пополам.
— Нет! Нет! Нет! — выкрикнул Тирен и снова нажал на спусковой крючок.
Пуля угодила в основание шеи монстра, и его голова разлетелась фонтаном темного ихора. Тирен бросил винтовку и кинулся к сыну, но было слишком поздно. Рыдая, Малик упал рядом с телом Кайла. Сквозь пелену слез он увидел, как руины генераторной станции начали вздыматься, словно кто-то огромный восстал из огня. По школе прокатилась волна ужасных криков, и Тирен перекатился по полу, чтобы снова схватить оружие. Громадный монстр одним прыжком перескочил через улицу и разгромил стену школы, сорвав заодно и часть крыши. На панцире чудовища плясали языки огня. Вопя от боли и ярости, оно вломилось внутрь здания.
У Тирена от страха ослабели колени, когда тварь — воплощение самых жутких кошмаров — с грохотом шагнула вперед. Пришелец казался выше всех предыдущих созданий. Передвигаясь на мощных полусогнутых задних конечностях, он угрожающе поднял над головой две пары толстых лап с зазубренными когтями. Отвисшая челюсть щетинилась сотней загнутых клыков, а в темных глазах отражались пляшущие огоньки пламени.
Чудовище пронзительно крикнуло и взмахнуло лапами. Каждый удар разрывал человека надвое. Пришелец сделал еще шаг вперед, доски пола застонали под его тяжестью, а ужасные когти продолжали уничтожать все, что попадалось на пути.
Тирен с криком вскинул винтовку и выстрелил, но пули отскочили от хитинового панциря, не причинив монстру никакого вреда. Через пролом просунулось небольшое создание. Малик уничтожил его выстрелом в голову, а затем потянулся за следующей обоймой. Гигант продолжал крушить школу. Голова его ударила в потолок, круша балки. Верхний этаж обрушился, люди полетели вниз, прямо под удары чудовищных когтей. Дети заходились плачем. Крик тиранида перешел в оглушительный рев, из его пасти вырвался светящийся зеленоватый шар, одним ударом прикончивший прижавшихся друг к другу женщин и детей.
Тирен онемел от ужаса, но в следующую секунду в отчаянии рванулся к пришельцу, зная, что идет на верную смерть. После гибели всей семьи он уже не хотел жить. Малик стрелял, пока не опустела обойма, а потом, поудобнее перехватив винтовку, в щепки разбил приклад о несокрушимые ноги гиганта. Одним взмахом когтистой лапы чудовищное создание оторвало Тирену руку и швырнуло его окровавленное тело к противоположной стене. Бедняга приземлился на школьном дворе, но от горя и ужаса он уже был не в силах осознать, что происходит.
Кислотный дождь разъедал его плоть, но Тирен не чувствовал своего тела ниже шеи.
Издавая жуткое шипение, пришельцы окружили его. Блеснули острые как кинжалы клыки. Малик ничего не почувствовал. Последним, что мелькнуло перед его глазами, был сплошной частокол из зазубренных когтей и зубов.
Глава 5
Картина гибели целого мира заполнила гигантский фонарь наблюдения и отразилась на всех экранах и дисплеях крейсера. Рой-флотилия, подобно стае хищных паразитов, окружила Барбарус I плотным дрожащим облаком. Мерцающие молнии пробивали плотную атмосферу, и, несмотря на весь ужас положения, зрелище можно было назвать почти красивым. Уриэль понимал, что такая картина свидетельствовала о предсмертной агонии мира, уничтожаемого бурями невиданной силы, способными опрокидывать горы и сдвигать целые континенты.
Оболочка планеты словно вскипела, раздираемая бесчисленными ненасытными щупальцами. Пришельцы вгрызались глубоко в почву в поисках любого вещества, которое можно было разложить на органические составляющие.
На Барбарусе I не могло остаться ничего живого. Скоро весь генетический материал планеты будет поглощен тиранидами и использован в качестве пищи и топлива для вечно голодных репродуктивных камер маточных кораблей. Уже в этот момент биологические вещества, недавно бывшие населением планеты, перерабатывались в недрах этих тварей. От подобной мысли к горлу Уриэля подступила тошнота, а в душе загорелась яркая, обжигающая ненависть, испытанная им на полях Ихара VI.
— Услышь меня, Император, — прошептал Уриэль и поклялся отомстить за смерть целой планеты.
Вместе с лордом адмиралом Тибериусом он стоял на капитанском мостике «Горя побежденному», не в силах ничем помочь погибающему на его глазах миру, но готовый на все, чтобы не допустить смерти подданных Империума от лап Великого Пожирателя.
Тибериус отошел от обзорной панели и поднялся на капитанский мостик. Он машинально дотронулся до паутины шрамов, пересекающих одну сторону его лица, полученных во время войны с тиранидами на Макрейдже, более двухсот пятидесяти лет назад. Тогда он еще был палубным офицером этого гордого корабля. После тех событий он успел дослужиться до звания адмирала.
Тибериус коснулся руны в углу пульта, и на экране перед его глазами высветился и обреченный мир, и строй Имперского Флота, призванного уничтожить захватчиков. Борт о борт с «Горем побежденному» находился корабль Мортифактов «Искушение Смерти», с другой стороны выстроились остальные корабли, прибывшие на войну с тиранидами.
Они не смогли спасти людей Барбаруса I, но их месть настигнет убийц вблизи умирающей планеты.
— Скоро они двинутся к нам, — заметил адмирал.
— Почему вы так думаете? — поинтересовался Уриэль.
— Смотри. — Тибериус показал на один из экранов. Гигантское неуклюжее существо, оторвалось от процесса насыщения. — Они реагируют на наше присутствие.
Удивительное создание было длиннее самого большого корабля, виденного когда-либо Уриэлем. Его шкуру покрывали наросты и шрамы, полученные при столкновении с астероидами за тысячелетия странствий по бесконечной бездне. На нижней части туловища колыхались отростки, похожие на водоросли, а из больших всасывающих отверстий при движении начинала сочиться густая слизь. Там, где, по предположению Уриэля, находилась задняя часть, располагались длинные конечности, усеянные шипами и когтями. Все существо нелепо подергивалось и пульсировало. Казалось, эта громадина не способна чувствовать ничего. Капитан подумал, что подобному монстру не место в мире живых существ.
Перед исполином двигался авангард: чудовища, похожие на гигантских рыбин с зазубренными крыльями-плавниками, целиком покрытые прочной броней, ощетинившейся клешнями и шевелящимися цепкими щупальцами. Десятки смертоносных спутников курсировали вокруг большого корабля, словно преданные слуги, охраняющие королеву. Уриэлю они напоминали вероломных хищников, которые охотятся стаями и хватают из стада самых слабых животных. Как только жертва падает бездыханной, все члены стаи расходятся и ждут в сторонке, пока вожак не насытится свежим мясом.
— Какова их тактика? Каким образом они атакуют?
— Я не знаю, Уриэль. Скорее всего, сначала они будут испытывать нас, искать слабые места и только потом двинут в бой основные силы. Нам повезло, мы застали их за едой. Так что на первых порах нам не придется противостоять мощи всего роя-флотилии.
Уриэль посмотрел на множество организмов, приближающихся к «Горю побежденному». Если уж это воинство всего лишь часть вражеской флотилии, то какова же должна быть мощь всей армии тиранидов!
Лорд- инквизитор Криптман наблюдал за той же сценой с капитанского мостика «Аргуса», флагманского корабля адмирала Бреганта де Корте. Он тоже видел, как исполин оторвался от пищи и двинулся им навстречу. Почти всю свою жизнь Криптман боролся с тиранидами и не испытывал к ним никаких чувств, кроме жгучей ненависти. При виде погибающей планеты лорд-инквизитор с удовлетворением отметил, что ненависть в его душе ничуть не ослабла.
Приближающийся маточный корабль был не самым большим из тех, что ему приходилось видеть, но все же он был огромным — около трех километров длиной.
— Омерзительные создания, — заметил де Корте.
— Да, — согласился Криптман. — Но тем не менее смертельно опасные. Они обладают грозным симбиотическим оружием, могут разбрызгивать концентрированную кислоту, вырабатывать плазменные заряды, а кроме того, из отверстий в этой окаменевшей шкуре могут извергаться бесчисленные орды организмов-воинов.
— Наше оружие освящено благословением Императора, и мы победим, — заверил его де Корте.
Криптман кивнул и указал на облако спор, окружающее исполинское создание.
— Взгляните туда, адмирал. Эта завеса из спор настолько плотная, что защищает нашего главного врага от любых посторонних воздействий, кроме разве что самых решительных ударов.
— Лорд-инквизитор, — в голосе адмирала слышалось напряжение, охватившее сейчас всех членов экипажа, — я прошу вашего разрешения начать наступление.
— Да, — кивнул Криптман, не отрывая мрачного взгляда от схемы тактического построения кораблей, мерцающей на одном из экранов. — Начинайте атаку.
Офицеры-координаторы и связисты немедленно обступили широкий навигационный стол с нанесенной сеткой пространственных координат. При помощи длинных плоских указок они передвигали уменьшенные копии кораблей, участвующих в битве.
Адмирал коротко кивнул и, резко развернувшись, промаршировал к командному пульту. Брегант де Корте был высоким, жилистым человеком с длинным узким лицом, на котором выделялись тонкие, словно нарисованные, усики. Адмиральская форма свободно болталась на его худом теле, и с первого взгляда никто не признал бы в нем человека, чья безукоризненная стратегия помогла предотвратить вторжение К'Ниба на Сулацис Рим, человека, который уничтожил банды орков на Карадаксе и покончил с пиратами Хааркса по прозвищу Кровавый Топор.
Де Корте остановился перед пультом и налил себе бокал амасека. Хрустальный графин с этим напитком традиционно стоял на его рабочем столе. Затем, глубоко вдохнув, адмирал на секунду замер, оглядывая соратников, перед тем как отдать приказ. Важно не поддаться страху перед ужасающим нашествием пришельцев. Спокойная уверенность командира должна вести за собой всех воинов.
Наконец адмирал осушил бокал.
— Мои наилучшие пожелания всем вам, да пребудет с нами удача в этой славной битве.
Джаэмар, комиссар корабля, кивком одобрил слова де Корте.
По традиции, самый молодой из матросов крейсера подошел к адмиралу. От волнения у него на лбу даже выступил пот.
— Приказ отдан, адмирал?
Лорд адмирал поставил бокал на пульт.
— Приказ отдан. Передайте всем кораблям, что атака началась. Во славу Императора.
Два флота неумолимо приближались друг к другу, хотя дистанция между ними еще исчислялась десятками тысяч километров. Как только приказ о начале атаки был передан капитанам всех судов Имперского Флота, корабли начали расходиться, согласно заранее выработанной схеме тактического построения. В движении тиранидов невозможно было определить никакой системы, биоактивная флотилия намеревалась встретить противника единой гомогенной массой.
Линейные крейсеры Космодесанта вместе со скоростными судами отряда Преторианцев выдвинулись вперед и заняли позиции перед громадами «Аргуса» и «Меча возмездия».
Три сторожевых судна-перехватчика при поддержке двух легких крейсеров класса «Неустрашимый» — «Луксор» и «Ерметов» — тоже выдвинулись на острие атаки. Их бесстрашные рейды должны будут стать решающими в предстоящем сражении, и де Корте понимал всю опасность их задачи.
На другом фланге в авангарде основного строя приготовились к бою истребители класса «Кобра» — «Гидры» и «Мегеры». Их торпедные отсеки были полны освященных снарядов, и команде не терпелось дать первый залп по врагам.
Массивная туша корабля-матки в центре флотилии тиранидов содрогнулась, как будто переживала тяжелейшие родовые схватки, и из отверстий в ее шкуре протянулись новые потоки миллионов блестящих спор.
Величественные рыбоподобные создания двигались, словно в глубинах океана, их широкие хитиновые крылья-плавники колыхались под воздействием солнечного ветра. Тираниды с острыми клыками и клешнями, охранявшие королеву-матку, тоже собрались впереди и выставили перед собой целый лес когтей: инстинкт повелевал им уничтожить любого, кто угрожал безопасности повелительницы.
Битва при Барбарусе началась.
— Передайте сторожевым «Мечам» выдвинуться вперед, — приказал адмирал де Корте. — Эти бестии во главе тиранидов увеличивают скорость. Я не желаю видеть их на линии огня.
— Есть, сэр, — ответил Джеке Вьерт, старший флаг-лейтенант и передал команду сигнальному офицеру.
Взгляд де Корте был прикован к обзорному экрану. Как отреагируют тираниды на их перестроение? До сих пор он не мог определить тактику роя-флотилии, если это понятие вообще можно было применить к тиранидам. Адмирал позволил себе скупую усмешку. На столе связистов модели сторожевиков передвинулись вперед.
— Лорд Криптман, что вы можете сказать о тех кораблях, которые сейчас ближе всего к нам?
Тяжело ступая, инквизитор прошел вдоль капитанского командного пульта и остановился перед выступающим обзорным экраном. Он даже чуть наклонился вперед, словно пытался рассмотреть все подробности, а затем медленно покачал головой.
— Без сомнения, это нечто вроде управляемых снарядов, но они обладают чрезвычайной упругостью. Я назвал их кракенами. Они полностью подчиняются воле корабля-матки. Не допускайте их сближения с нашими судами, поскольку внутри них находятся отряды самых разнообразных воинов, готовых осуществить захват кораблей.
— Я понял. Мистер Вьерт, передайте капитанам, чтобы ни один из них не подпускал к себе эти создания ближе, чем на пять тысяч километров.
— Пять тысяч километров. Есть, сэр.
Уверенный, что его приказ будет исполнен в точности, адмирал снова обратился к экрану наблюдения. Одно из гигантских существ отделилось от общей массы флотилии тиранидов и стало быстро продвигаться вперед. Короткие взмахи широких крыльев вызывали беспорядочные возмущения в окружающем пространстве.
— Отряд «Гидр» должен занять блокирующую, позицию на правом фланге. Приказ «Мечу возмездия» следовать за ними. «Луксор» и «Ерметов» будут прикрывать.
— Слушаюсь, сэр, — отозвался Вьерт и передал приказы адмирала. — Сэр, я могу предложить, чтобы Космо-десантники присоединились к «Кобрам»? Если эти корабли пришельцев действительно обладают такой прочностью, о какой говорит лорд-инквизитор, то там могут пригодиться тяжелые орудия.
— Ты прав, Вьерт. Выполняй, а потом запроси подтверждение готовности заряжающих команд и стрелков-артиллеристов.
Адмирал проследил за очередным передвижением кораблей объединенного флота.
— Все оружейные палубы приведены в полную готовность, сэр. Старший артиллерист Мабон докладывает о возможности произвести выстрел из новейшего орудия.
— Понял. Передай, что он может начинать стрельбу по готовности.
Уже было видно, что отряды «Кобр» тоже вскоре выйдут на огневые рубежи, а сторожевые «Мечи» приближаются к существам, которых Криптман назвал кракенами.
Пространство между двумя флотами стремительно уменьшалось, и адмирал был уверен, что гибели первых тиранидов ждать осталось недолго.
Глубоко в недрах «Аргуса» с негромким шорохом распахнулась пятидесятиметровая задвижка, скрывавшая новейшее орудие, и тысячи вспотевших матросов стали устанавливать массивные противовесы, предотвращавшие откат пушки после выстрела. Горячий пар и шум заполнили длинный отсек. Мощные подъемники доставляли огромные снаряды из расположенного внизу бронированного оружейного погреба.
Оружейный отсек тянулся почти во всю длину корабля, здесь пахло смазкой, потом и кровью. Из старинных громкоговорителей, установленных в забранных латунными решетками нишах под самым потолком, доносились ритмичные церковные гимны, тысячи матросских голосов вторили знакомым песнопениям. Старший артиллерист Мабон стоял на возвышении и наблюдал за процессом подготовки орудия к бою. На видавшей виды панели управления перед его глазами звякнули колокольчики и зажглось несколько огоньков. Звона колокольчиков старший артиллерист слышать не мог — многолетняя служба в артиллерии Имперского Флота давно лишила его слуха.
Смертоносный снаряд был заряжен, из углубления на панели со скрипом поднялся оптический прибор, и артиллерист прильнул к бронзовой оправе, после чего прочел короткую благодарственную молитву богам войны. Он без труда установил тонкое перекрестье линзы на красной отметке, обозначавшей цель. Противник двигался прямо на них, и артиллеристу не надо было даже устанавливать поправки на движение мишени. Предстояло сделать очень простой выстрел. Так он мог поразить цель даже в те дни, когда еще совсем молодым преследовал бандитские шайки на Карпатии.
Уверившись, что снаряд попадет точно в цель, Мабон поднял голову и осмотрел помещение. Команды канониров уже отошли от блестящих рельсов, тянувшихся по всей длине отсека. Матросы замерли, держа зеленые флажки в руках, давая знать, что оружейная заслонка заперта, снаряд на месте и амортизаторы установлены. Мабон поднял руку и взялся за цепочку, висящую над его головой.
С удовлетворенной усмешкой он резко дернул цепочку и крикнул:
— Духи войны и огня, Бог Машины пробуждает вас своей яростью! Летите вперед и свершите обряд очищения!
Громадные колеса гравиметрических усилителей повернулись, и отсек стал наполняться пронзительным вибрирующим свистом. По мере того, как возрастало давление в казенной части орудия, в воздух стали подниматься тонкие струйки пара. Мабон склонился над пультом управления и вцепился в перила. Это зрелище никогда не надоест опытному артиллеристу. Происходящее являлось для него подтверждением непоколебимой мощи Имперского Флота.
Свист перешел в оглушительный скрежет, но Мабон его не слышал, хотя и ощущал вибрацию. И вот новейшее орудие выстрелило, по отсеку прокатилась жаркая волна, поднялось давление. Отдача с непреодолимой силой отбросила назад трехсотметровую пушку. Под воздействием силы трения на рельсах выгорала смазка, и в воздух полетели искры. Запахло перегретым металлом и сгоревшим ракетным топливом.
Мабон взревел от восторга, но тут же закашлялся от дыма, достигшего высоты его рубки.
Возросшая вибрация могла бы сбить его с ног, но старый артиллерист давно ко всему привык и без особых усилий сохранил равновесие.
Как только дым рассеялся, бригадиры оружейных команд стали поторапливать матросов. Необходимо было вернуть тяжеловесное орудие на исходную позицию для следующего выстрела. В полу открылась бронированная крышка люка оружейного погреба, свернутые кольцами цепи подъемника скользнули вниз за новым снарядом.
Мабон всегда немилосердно муштровал своих подчиненных, зато теперь он мог собой гордиться: новейшее орудие будет подготовлено к выстрелу уже через тридцать минут. Все шло как обычно.
Снаряд из орудия «Аргуса» голубой молнией пронзил темную бездну, а взрыв в самом центре флотилии тиранидов был подобен вспышке маленького солнца. Его мощность превосходила мощность нескольких плазменных бомб, а благодаря точному выстрелу взрыв произошел всего в нескольких километрах от одного из рыбоподобных существ. Гигантская туша мгновенно превратилась в кипящее облако огня, в котором сгорело еще несколько более мелких врагов. После взрыва один из кораблей тиранидов отлетел далеко в сторону, и из его разорванного брюха вылились потоки клейкой жидкости. Агония завершилась сильнейшими судорогами, и корабль неподвижно замер. Взрывная волна разметала рой, но уже в следующее мгновение толпы мелких организмов, каждый из которых был не крупнее шелковичного кокона, ринулись обратно к органическим останкам погибших тиранидов. Их не останавливало даже то, что по мере приближения к эпицентру взрыва большинство созданий лопались от высокой температуры.
Словно разбуженная выстрелом, группа крупных чудовищ рванулась вперед и вскоре приблизилась почти вплотную к сторожевым кораблям класса «Меч». Сзади к сторожевикам уже подходил «Меч возмездия», отряды «Кобр» и крейсеры Ультрамаринов и Мортифактов.
Имперский Флот пролил первую кровь врагов, но битва еще только начиналась.
Уриэль судорожно сжимал рукоять энергетического меча и прислушивался к скрипам и стонам корпуса «Горя побежденному», маневрировавшего на линии фронта. Вместе со своей Ротой капитан вынужден был ждать в одном из сумрачных отсеков сражающегося крейсера. Во время военных действий Космодесантники занимали позиции на корабле в тех местах, где можно было ожидать попыток прорваться на борт.
Приемник шлема капитана Вентриса был настроен на волну капитанского мостика, и Уриэль мог слышать взволнованные переговоры между капитанами всех кораблей. Он прислушался к громким поздравлениям и понял, что флагманский корабль только что единственным выстрелом нанес противнику серьезный урон. Такое благоприятное начало вселяло надежду на удачный исход всего сражения, но Уриэля не покидали мрачные предчувствия.
Ожидание непредсказуемого исхода битвы в космосе, когда судьба воинов находится в чужих руках, было ему не по душе. И не важно, насколько опытны и искусны капитаны кораблей. Уриэль с большей радостью выступил бы против тысячи врагов на поле боя, чем сидеть в душном полумраке трюма и ждать, пока смерть протянет свою костлявую руку, черную от могильной грязи, или взмахнет отточенной косой, чтобы забрать его душу. От таких мыслей по его спине пробежала дрожь.
Сидящий рядом Пазаниус заметил состояние друга.
— Капитан?

Уриэль качнул головой:
— Ничего-ничего. Просто у меня возникло странное ощущение _deja__vu_.
— Ты пережил одно из своих «видений»? — спросил Пазаниус.
— Нет, не беспокойся, старина. Просто мне не очень-то нравится сидеть здесь и ждать противника, который, может, и не появится. В глубине души я даже немного жалею, что не остался с Леаркусом на Тарсис Ультра.
— Ну, теперь я точно знаю, что ты спятил, — пошутил Пазаниус.
Хотя о соперничестве между Уриэлем и Леаркусом во время обучения на Макрейдже было давно забыто, они так и не стали настоящими друзьями. Там, где Уриэль понимал преимущество личной инициативы, которую поддерживал их наставник, капитан Айдэус, Леаркус топтался на месте, словно не в силах преодолеть невидимый барьер. Они были Ультрамаринами и обязаны были повиноваться приказам, но Уриэль понимал, что случаются моменты, когда не работают даже самые подробные инструкции.
Такие мысли расстраивали Уриэля. От них до опасной дороги, на которую свернули Мортифакты, был всего один короткий шаг. Может, с этого и началось их падение? Незначительные отклонения от заветов Кодекса, которые с течением веков становились все больше и больше, пока от священного учения примарха ничего не осталось? Астадор утверждает, что его Орден чтит учение примарха. Но разве можно считать его величайшим из всех живущих и в то же время не прислушиваться к его словам?
Неужели обучение у Айдэуса стало первым шагом к краху всего, что дорого Ультрамаринам? Неужели он ошибался в своих наставлениях, и Уриэль ступил на путь, ведущий к неизбежному проклятию? Ему уже пришлось преступить заветы Кодекса. Совсем недавно, на Павонисе.
В приглушенном свете фонарей «Горя побежденному» Уриэль впервые в своей жизни почувствовал, как в его душе шевельнулись сомнения.
На борту сторожевого корабля класса «Меч» под названием «Мариатус» капитан Пайн наблюдал за приближением био-кораблей тиранидов со смешанным чувством ужаса и отвращения. Его поражали огромные размеры живых существ, парящих в бездне. Хотя капитан и предполагал, что, как и в его собственном мире, их способность соображать будет обратно пропорциональна размерам.
На обзорном экране двигались громадины, сверкающие лезвиями клешней и клыков. Впереди них клубилось облако созданий более мелких.



Страницы: 1 2 3 4 [ 5 ] 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.