read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



очередным поцелуем, продолжил давно заученной, но "не использованной" еще
фразой. - Офелия? В твоих молитвах, Нимфа, все, чем я грешен, помяни.
И она отозвалась:
- Мой принц, как поживали вы все эти дни?
Я был приятно удивлен и закончил:
- Благодарю вас; чудно, чудно, чудно...
Наши губы снова слились, и теперь это стало чем-то уже совсем
естественным, почти привычным; очень правильным. Очень правильным.

Я, наверное, минуты три трясу Джона за плечо. Наконец, он продирает
глаза.
- Совсем бы лучше не спал. Гадость всякая снится. Эти. Насмотрелся я
там на них. Хуже роботов. Чего не пойму: куда совесть-то у них девается?
- Я тоже думал об этом. Может быть, это объективно? Знаешь, есть
такое понятие - "стадный инстинкт"?
- Ну?
- По отдельности люди могут быть вовсе не плохими. А толпой такое
творят... А тут - "супертолпа".
- Как-то неубедительно.
- Еще есть одна идея. Любая человеческая мысль - информация,
окрашенная эмоциями. Эмоции - как бы цвет мысли. И если несколько мыслей
смешать, информация будет накапливаться, а вот эмоции сольются в
нейтральный фон. Как если цвета радуги смешать, получится белый.
- Что-то в этом есть. Ладно, спи, философ. - И он принялся
перематывать окровавленную повязку на голове.
Я забрался на топчан и закрыл глаза. И снова прошедшие события
последних дней стали отчетливее настоящего.

- ...Так что надо списать его в архив, - закончила Портфелия.
- Вот и я говорю, что работать ты, Лелечка, не можешь, - с чисто
женскими логикой и тактом резюмировала Маргаритища.
- Я-то как раз умею, - столь же обоснованно возразила Портфелия, -
только не могу писать то, чего не было.
- А от тебя этого никто и не требует.
- Никаких "незаконных операций" там не было...
- И слава аллаху, милочка. Ты ходила на задание. А это значит, что ты
должна была принести материал. И вовсе не обязательно делать сенсацию. О
Заплатине, например, мы вообще еще не писали. А его открытии, судя по
тому, что ты рассказала, - событие номер один. В мировой медицине. Самое
эффектное было бы - репортаж с ночной операции. А самое легкое -
научно-популярная статья по сути открытия. Можно и просто интервью с
профессором. Или подборка экспресс-интервью со спасенными; да, вот это,
пожалуй, хорошо было бы. Или еще: "Портрет ученого" - очерк. Ну, а в
крайнем случае - критическая корреспонденция о препонах, которые
административно-бюрократический аппарат ставит на пути новой идеи (за
препоны не беспокойся, их всегда хватает). Другими словами, тысяча
вариантов. На худой конец - зарисовка о стороже-ветеране. А возможно, это
даже самое лучшее... Так что, давай-ка, милочка, роди до завтра
что-нибудь. Строк двести-двести пятьдесят.
- Ладно, - смирилась, не выдержав такой натиск, Портфелия и ушла в
"умывальник" (так мы называем одну из двух комнатушек редакции за то, что
в ней нет окон, и стены от пола до середины выложены кафельной плиткой). Я
нырнул туда вслед за ней.
- Вот мымра, да? - кивнула она в сторону двери и отвернулась. А я
вытащил диктофон.
- Между прочим, у меня все записано. Включить?
- Ой, Толик, умница, - ожила она, - ты же меня просто спасаешь. Кто у
тебя - Заплатин или вахтер?
- А кого тебе нужно?
- Все-таки, наверное, лучше Заплатина, правда?
- А у меня оба.
- Ты, Толик, просто чудо. Что бы я без тебя делала, а? Я всегда
говорила, что мужчины намного умнее нас. Только это трудно сразу
заметить... Назло Маргаритище сдам завтра сразу два материала! - она
потянулась поцеловать меня, но я осторожно отстранился:
- Тс-с, спокойно. Я заразный; то ли ангина, то ли грипп. А два
материала не получится. Фактажа нет, мы же ведь даже не поговорили ни с
кем толком.
В этот момент к нам заглянула Маргаритища и сообщила, что отбывает на
заседание парткома, а так как закончится оно не раньше шести, домой она
отправится сразу оттуда, в редакцию больше не заходя. Мы, как сумели,
изобразили огорчение по этому поводу, а когда Маргаритища, наконец,
отчалила, Леля взмолилась:
- Ну, включай же, Толечка. Главное, чтобы каркас был. А факты я
завтра с утра доберу - на кафедру позвоню, в партком... В крайнем случае,
сегодня вечером еще раз можно в клиники сбегать. Только уже с чем-то.
Чтобы дать прочитать. Пусть не соглашаются, ругают, исправляют, добавляют,
вот и получится материал. Так ведь?
Портфелия судорожно принялась за расшифровку записи, а я
волей-неволей прослушивал ее. Сначала - пьяное бормотание сторожа, затем -
уверенная речь профессора. И что-то меня в этой речи насторожило. Быть
может, вот эта самая уверенность, отточенность фраз? Конечно, выступать
ему часто приходится. Но нет, выступает-то он на разных симпозиумах,
съездах, в крайнем случае - перед студентами. А перед нами он не выступал,
он объяснял "на пальцах" людям, которые в медицине не понимают ничего. И
делал это так свободно, словно он с такими профанами разговаривает
ежедневно. Вдруг вспомнилось, что и в клинике у меня было ощущение, что
его речь заучена наизусть.
И еще. Почему он один говорит? Хотя бы любопытства ради должен же был
к нам хоть кто-то подойти. Но какой там. Его коллеги не удостоили нас даже
взглядом. Ушли, не только с нами не попрощавшись, но и, между прочим, с
профессором. Это все мелочи, конечно. Может быть, у них заведено так.
Только странно как-то.
В диктофоне Заплатин разговаривал с Джоном про Деду Славу. "И со
смертью этой тоже что-то не так", - подумалось мне... И тут я услышал
такое, от чего буквально подскочил.
- Стоп, - сказал я вслух. Портфелия вскинула на меня удивленный
взгляд. Я отмотал ленту немного назад и снова нажал на "воспроизведение".
И голос профессора повторил поразившую меня фразу:
- ...Он обещал прислать вас ко мне. Но сейчас рано, слишком рано...
Я понял, ЧТО так напугало меня. Эта фраза каким-то образом
совместилась в моем сознании со словами из записки Деды Славы: "...если
будет так худо, что в пору в петлю лезть..." "А сейчас рано, слишком
рано..."
- Ты туда пойдешь сегодня?
- Не знаю. Надо бы.
- Вместе пойдем.
- Один раз мы уже сходили вместе... - она оторвалась от своей
писанины. - В этот раз ты меня снова пригласишь на чашку чая?.
Впервые за весь день мы позволили себе вспомнить эту удивительную
сумасшедшую ночь.
...Зачем делать сложным,
То, что проще простого? -
Ты - моя женщина,
Я - твой мужчина...
Леля потрясла головой, словно отгоняя наваждение, и сказала:
- Я после ужина сюда вернусь, поработаю еще. Так что зайди за мной
сюда, ладно?

Но в институт нам пойти не пришлось. Потому что тут-то и начался
бред. Сначала ко мне явились Савельевы - соседи - и сообщили, что меня
зовут к телефону. У нас-то телефона нет, и иногда, в самых экстренных
случаях (например, чтобы вызвать "скорую", когда у матери приступ), я
бегаю звонить к ним. Но не наоборот; я никогда и никому не давал их
номера. Понятно, что я был удивлен.
Я поднялся к Савельевым, причем отец семейства окинул меня таким
взглядом, что я моментально почувствовал общее недомогание. Видно, он,
бедняга, представил, какой у него в квартире будет стоять тарарам, если к
ним примутся звонить все мои дружки. Я принял вид святого апостола и
поднял со стола снятую трубку. И услышал только короткие гудки. Пожав
плечами и выругавшись про себя, я положил ее на аппарат. И тотчас же
телефон зазвонил.
- Пожалуйста, извините еще раз, - умоляюще звучал из трубки голос
Портфелии, - что-то сорвалось. Мне очень нужен Анатолий.
- Это я, Леля.
- Толик, тут со мной какая-то жуть происходит, - быстро заговорила
она таким голосом, что я почувствовал: еще одна капля, и начнется
истерика. - Короче, я никуда сегодня не иди. Домой иду, понял?
- А в чем дело? Почему?
- Я туда никогда больше не пойду.
- Ты мне ответь, что случилось-то? - мне почему-то стало смешно.
- Тут... Да, вообще-то, ничего. Так... - она явно приходила в себя. -
Ладно, Толик, пока. Я позвонила просто, чтобы ты зря в редакцию не ходил.
Все. - И она бросила трубку.
Ничего не понятно. Почему она никуда не пойдет? Чего она испугалась?



Страницы: 1 2 3 4 [ 5 ] 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.