read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



монгольских степей и обратно в конце июня - начале июля, в период
гроз. Перевал издавна известен по необычайно частым и мощным грозам.
Много скота погало здесь от молний. Трупы, валявшиеся постоянно на
перевале, служили пищей целой колонии обитавших тут же воронов. Вот
откуда возникло странное название местности. Александров отчетливо
вспомнил унылую вершину перевала с белесоватыми глыбами камней,
выступавших там и сям среди редкой зелени мхов подобно костям и
черепам погибших чудовищ. В пологих промоинах, спадавших на
юго-восточную сторону хребта, росли корявые, полузасохшие деревья,
побелевшие от помета птиц. Дальше вниз, к долине, болотистый купол
полумесяцем охватывала темная тайга - вековые ели с древним буреломом,
покрывшимся светлым и пухлым покровом мха. Там, должно быть,
гнездились вороны, если только они не прилетали из скалистых
монгольских гор на время гроз, когда появлялась добыча.
Двадцать лет назад молодой геолог долго ломал голову над
вопросом, почему это место, казалось, ничем не выделявшееся среди
тысяч таких же в море сопок и хребтов тувинской тайги, разрезанной
клиньями монгольской лесостепи, странным образом притягивало грозовые
разряды - молнии. В полевой книжке - дневнике того времени -
Александров вычертил план Юрты Ворона и записал родившиеся в пути
догадки. И в памяти возникли не мысли, не ощущения, а страницы
дневника. У геологов обычно хорошо тренирована зрительная память, и
Александров не составлял исключения. На плане перевала Александров
обозначил направления летних ветров - гигантских потоков нагретого
воздуха, прилетавших из Монголии. Среди десятка хребтов,
загораживавших им путь на север, был выбран именно этот, не
выделявшийся высотой. Уже двадцать лет назад Александров понял, что
если скопище гроз над Юртой Ворона не вызвано географическими
причинами, то должны быть другие, так сказать, внутренние или
геологические причины. В составе пород, или геологической структуре
района перевала, крылась сила, заставлявшая грозовые облака,
прилетавшие из далеких пустынь, отдавать свои колоссальные
электрические заряды только здесь, на этом пологом перевале, а не
рассеиваться по бесчисленным толпам тувинских гор.
Большое скопление минералов с хорошей электропроводностью -
металлических руд, скорее всего железа, - могло скрываться под
покровом обширного болота, редких кустов и замшелых каменных россыпей.
Состав горных пород хребта, в общих чертах известный, не противоречил
такой возможности. Накануне войны по заявке Александрова и просьбе
Тувинской Народной Республики - тогда Тува еще не входила в состав
Советского Союза - была произведена магнитометрическая авиаразведка
хребта новыми, только что созданными приборами. Полнейшее отсутствие
признаков железных руд дало повод к недовольству геологического
начальства и дружеским насмешкам товарищей-геологов. Но напряжение
военной работы сразу отбросило в далекое прошлое все удачи и ошибки
довоенного времени. Забыли о Юрте Ворона и неверных догадках и сам
фантазер-исследователь, и его товарищи.
А теперь, в особенной обостренности воспоминаний о счастливом,
здоровом прошлом, Александров вспомнил еще одно соображение тех
времен, заставившее его сжать кулаки в напряжении раздумья. "Если бы
кто-то, не побоявшийся смертельной опасности, смог в разгар сильной
грозы проследить места непосредственных и наиболее частых ударов
молний и остаться в живых, то, пожалуй, так можно было бы добиться
разгадки Юрты Ворона дешевым и простым способом. Ведь, кроме железа,
там могли залегать немагнитные руды цветных металлов, особенно такие
электропроводные сульфидиды, как галенит - свинцовый блеск,
аргентит - серебряный блеск, сфалерит - руда цинка. Мощные жилы этих
руд должны притягивать молнии тем сильнее, чем больше масса руд,
залегающая под землей, чем длиннее и глубже жилы. Что-то похожее
сохранилось в глубине памяти из старинной истории свинцовых
месторождений и горных разведок в Германии". Геолог закрыл глаза,
сосредоточиваясь.
"Свинец... поверхностное и большое месторождение свинца... этого
столь необходимого в эпоху атомной энергии металла... Если бы свинец!
Давно уже выработаны его мировые поверхностные месторождения, а
потребность в нем все растет... Впрочем, и цинк или серебро тоже
неплохо, но лучше всего свинец!" Александров представил тяжелые
слитки-чушки серого мягкого металла, сверкающе-синеватые на разрубе, -
металла, так хорошо знакомого каждому промышленнику Сибири, каждому
охотнику, вселяющего уверенность в успехе охоты, в борьбе с опасными
зверями, добыче сторожкой дичи. Ленты и диски пулеметных патронов,
готовые к отражению врага... детали для технических приборов и
аппаратов, приготовляющих и исследующих ядерную энергию. С ними дело
обстояло хуже: геолог смог вообразить лишь толстые листы и пластины
свинца - могучую броню от вредного излучения.
- Кирилл Григорьевич, чего задумались? Застыли, будто на
подсидке... Небось вспоминали тот поход? Растравил я вас, каюсь. Вот в
окно вижу: жена ваша идет и с ней еще кто-то.
- Один мой сотрудник, - ответил геолог, - бывший мой, -
поправился он, нахмурившись.
Привычка все замечать и мгновенно отдавать себе отчет в увиденном
помогла разглядеть усталую походку и опущенную голову Люды. Она шла
медленно, будто обремененная заботами старая женщина. Снова жалость
больно уколола геолога. Не только забота, хуже - обреченная
безнадежность, бесплодные усилия помочь любимому человеку. Нет,
кажется, он начинает нащупывать почву в дне безысходного болота, в
котором барахтается уже много месяцев.
Старый забойщик по-своему понял хмурую сосредоточенность
Александрова.
- Мало ли, что теперь не с вами работают, небось часто бегают за
советом?
- Ходят, а что?
- Я к тому, что советами тоже можно большую пользу принести... у
вас опыт-то вон какой!
- Эх, Иван Иванович, добрая душа! - улыбнулся геолог. - Только
советами не проживешь. Может, будь я очень старым, когда душе и телу
мало чего нужно, тогда бы я жил... Посоветую дельное - и доволен! А
сейчас хоть половина меня мертвая, зато другая - полна жизни
по-прежнему... Да что говорить, ревматизм вас скрутил, а разве вы
думаете на пенсию? Вы-то сами советами проживете?
Фомин насупился, вздохнул и, чтобы перевести разговор, спросил:
- Жена ваша, она тоже геологом работает?
- Да, - улыбнулся Александров, - настоящая геологиня!
- Как это вы сказали - геологиня? - переспросил Фомин.
- Это я выучился называть от студентов. Мне нравится, и, кажется,
так правильнее.
- Почему правильнее?
- Да потому, что в царское время у женщин не было профессий, и
все специальности и профессии назывались в мужском роде, для мужчин.
Женщинам оставались уменьшительные, я считаю - полупрезрительные
названия: курсистка, машинистка, медичка. И до сих пор мы старыми
пережитками дышим, говорим: врач, геолог, инженер, агроном.
Женщин-специалистов почти столько же, сколько мужчин, и получается
языковая бессмыслица: агроном пошла в поле, врач сделала операцию, или
приходится добавлять: женщина-врач, женщина-геолог, будто специалист
второго сорта, что ли...
- А ведь занятно придумал, Кирилл Григорьевич! Мне в голову не
приходило...
- Не я, а молодежь нас учит. У них верное чутье: называют
геологиня, агрономиня, докториня, шофериня.
- Так и раньше называли, к примеру: врачиха, кондукторша...
- Это неправильно. Так исстари называли жен по специальности или
чину их мужей. Вот и были мельничиха, кузнечиха, генеральша. Тоже
отражается второстепенная роль женщины!
Старый горняк расплывался в улыбке.
- Геологиня - это как в старину княгиня!
- В точку попали, Иван Иванович! Княгиня, графиня, богиня, царица
- это женщина сама по себе, ее собственное звание или титул. Почему,
например, красавица учительница - это почтительное, а красотка -
так... полегче словцо, с меньшим уважением!
- Как же тогда - крестьянка, гражданка?
- Опять правильно! Мы привыкли издавна к этому самому "ка", а в
нем, точно жало скрытое, отмечается неполноценность женщины. Это ведь
уменьшительная приставка. И женщины сами за тысячи лет привыкли...
Разве вам так не покажется - прислушайтесь внимательно, как звучит
уважительное - гражданин и уменьшительное - гражданка. А если
правильно и с уважением, надо гражданиня или гражданица!
- Верно, бес его возьми! Чего же смотрят писатели или кто там со
словами орудовать обязан? Выходит, что они о новом не думают, какие
настоящие слова при коммунизме должны быть.
- Думать-то думают... да неглубоко, пожалуй, - вздохнул
Александров.
В этот момент дверь палаты раскрылась и вошли посетители.
По обыкновению Люда уселась поближе к голове Александрова,
предоставив товарищу стул в ногах постели. Пришедший геолог развернул
профиль, и они занялись обсуждением наиболее экономичной разведки
недавно найденного месторождения "железной шляпы".
Когда молодой геолог ушел с извинениями, Александров откинулся на
подушку, чтобы дать отдых уставшей шее. Люда воспользовалась этим,
чтобы уловить взгляд мужа.



Страницы: 1 2 3 4 [ 5 ] 6 7 8 9 10 11
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2022г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.