read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



собой в пакетике консервированную уху принесли. Думаю, от нас не так много
вреда. Только что люди. Так ведь и вы люди.
- Вы видите, я травинки не коснулся, - сердито ответил Бехбеев. - А
сколько лет след от нашего костра зарастать будет? И сколько листиков вы
истоптали, пока сюда добрались? Ведь на сорок километров вглубь ушли!
Поймите, это кажется, что вокруг девственная природа, на самом деле все на
волоске висит. До сих пор в заповеднике ни одного сколько-нибудь большого
муравейника нет. А вы топчете!
- Лоси тоже топчут, - вставил второй, - и к тому же едят.
- Лосей мало, и они костров не разводят. А людей девяносто
миллиардов.
Некоторое время они летели молча, потом Бехбеев спросил:
- Как вы через границу-то прорвались?
- Пешком, - ответил первый. - Прошли ночью в термоизоляционных
костюмах.
- Ясно, - проворчал Бехбеев. - Придется индукционные индикаторы
ставить.
Гравилет пересек границу заповедника. Внизу потянулись заросшие
жидкими кустиками пустыри зоны отдыха. Было раннее утро, но кое-где уже
виднелись группы людей, играющих в мяч или просто гуляющих. Бехбеев
опустил машину подальше от народа, открыл дверцу и сказал:
- Идите и больше так не делайте. Договорились?
- Договорились, - ответил третий, до того не сказавший ни слова, и
Бехбеев понял, что это девушка.
Трое выпрыгнули из кабины и пошли к темнеющей на фоне светлого неба
пирамиде Мегаполиса.
- Рюкзаки возьмите! - крикнул вдогонку Бехбеев.
- Не нужно.
Бехбеев смотрел, как они уходят. Конечно, им было бы сейчас
смертельно стыдно идти с рюкзаками мимо людей, в тысячный раз топчущих
одни и те же песчаные дорожки.

Йоруба, ответственный дежурный, сидел спиной к пультам, глядел в лицо
Бехбееву и явно не слушал его доклад.
- ...провел беседу и отпустил всех троих, - закончил Бехбеев.
- Хорошо, Иван, молодец, - сказал Йоруба, повернувшись к двери и
насторожившись.
- Что случилось? - спросил Бехбеев.
- Погоди, сейчас...
Дверь открылась, и на пороге появился одетый в спортивный костюм
человек. Первое, что бросилось в глаза Бехбееву, были странно поджатые
губы и бегающий испуганный взгляд, не вяжущийся со спокойным выражением
лица. Взгляд метнулся по комнате и остановился на медленно поднимающейся
из кресла черной фигуре Йорубы. Вся сцена продолжалась долю секунды, потом
человек вошел в комнату, неловко шагнув, словно его толкнули в спину, а
может, его действительно толкнули, потому что следом в помещение ввалился
Иржи Пракс.
- Вот! - выдохнул Пракс и тяжело шлепнул на стол какую-то
бесформенную мягкую груду.
Сначала Бехбеев не сообразил, что принес Иржи, лишь шагнув ближе,
понял, что на столе, бессильно распластавшись, лежит труп зайца. Одного из
тех зайцев, которых недавно завезли в их молодой заповедник. Заяц лежал,
поджав ноги и разбросав по полированной поверхности стола длинные уши в
редких белесых волосках. На боку, на серой шерстке запеклась кровь.
- Это он его, - хрипло сказал Пракс, указав на мужчину. - Дробью. А
ружье в озеро бросил, чтобы не отдавать. И идти не хотел, удрать пытался.
Пришлось его гравилет блокировать и силком на заставу тащить.
- Чудовищно! - проговорил Йоруба. - Послушайте, как вы вообще до
такого додумались? В живого из ружья!
- Оставьте, - поморщился человек. - Вы же охрана, и вдруг такие
нежности.
- Ладно, оставим нежности, - сказал Йоруба. - Ваше имя?
- Зачем вам оно? Не ставьте себя в глупое положение, дорогой. Все
равно вы мне ничего не сделаете. Это была грубейшая ошибка Мирового Совета
- загнать людей в мегаполисы и не предусмотреть наказания за нарушение
режима. Так что продолжайте наводить страх на благонравных детишек, а
настоящие мужчины, вроде меня, будут жить по-своему.
- Имя! - повторил Йоруба.
- Не скажу.
Йоруба протянул руку, и, прежде чем нарушитель успел отреагировать,
его индивидуальный индикатор был у Йорубы.
- Я буду жаловаться! - заявил нарушитель.
- Жалуйтесь, - разрешил Йоруба, подключая браслет к дешифратору, -
для нас наказания тоже не предусмотрены.
- Энеа Сильвио Катальдо, - зазвучал голос из дешифратора. - Тридцать
семь лет. Биолог. В настоящее время без определенных занятий...
- Не биолог он, а умертвитель, - тихо сказал Иржи Пракс.
- И чего вы добились? - спросил Катальдо. - Ничего. Поняли, на чьей
стороне преимущество? Ваше счастье, что я добрый, мучить вас не буду.
Хотите знать, зачем я стрелял в этого зайчика? Для самопроверки. Вдруг я
такая же мокрица, как и все остальные? Я, видите ли, считаю, что
человечеству следует воскресить некоторые черты древности, этакую
первобытную хватку жизни. А мы вместо этого трясемся над остатками
природы. Не трястись надо, а жить! Погибает природа - туда ей и дорога,
значит, не выдержала естественного отбора. Не бойтесь, мы без нее не
пропадем. Небось, когда мамонты вымирали, тоже находились мудрецы,
вещавшие об опасности. Только что-то незаметно, чтобы род людской без
мамонтов хуже жить стал. Скорее наоборот. Понятно? Надо, чтобы люди
вжились в психологию древних, узнали вкус крови...
Дальше Бехбеев слушать не мог.
"Сейчас ты у меня узнаешь вкус крови!" - мстительно подумал он и изо
всех сил ударил Катальдо по ухмыляющимся губам. Катальдо отлетел в угол и
остался лежать на полу. Кровь с подбородка капала на голубую спортивную
рубашку, расплываясь черными пятнами. Бехбеев шагнул вперед.
- Иван! - предостерегающе подал голос Йоруба.
- Не беспокойся, Йор, - Бехбеев наклонился над лежащим. - Подобный
аргумент был в большом ходу у древних. Вы все еще хотите вживаться в их
психологию?
Катальдо завозился на полу, сел, дотронулся до разбитых губ, увидав
на ладони кровь, сморщился, словно собираясь заплакать, потом встал и
быстро вышел из помещения заставы. Его никто не остановил. Забытый браслет
остался в дешифраторе, который, включившись от толчка, негромко повторял:
- В настоящее время без определенных занятий...

Нескончаемо долгие, почти двухчасовые мытарства по входным кессонам
Темного города до предела измучили Катальдо, так что он не ощущал ничего,
кроме усталости, попав во внутренние ярусы. Здесь не было переборок через
каждые двенадцать или двадцать четыре метра, не было ничтожной
растительности и бесконечной толкотни. Внутренность этого единственного за
пределами Земли мегаполиса поражала непривычный взгляд. С любого яруса
открывался вид на один и тот же центральный зал: помещение площадью в
несколько десятков квадратных километров. Потолок центрального зала был
так высок, что напоминал небо. Катальдо слышал от кого-то, что в
центральном зале можно искусственно создавать вполне настоящие облака, из
которых идет дождь. Стены Темного города были разных, довольно веселых
тонов, но во всем, особенно в окраске потолков, светло-серых, чуть
серебристых, чувствовался сознательный отказ от имитации под природу.
Темный город понравился Катальдо.
В основном тут жил персонал автоматических заводов, которые все же не
могли работать совсем без людей. Отработав месяц на Плутоне, человек
улетал на Землю, а на его месте появлялся другой. Но были и постоянные
жители, считавшие, что не стоит тащиться через всю систему, чтобы попасть
из одного мегаполиса в другой. К такому старожилу и направлялся Энеа
Катальдо.
Владимир Маркус не был инженером, хотя и жил в Темном городе. Он был
художником, одним из последних анималистов Земли и одним из первых
пейзажистов Плутона.
Катальдо толкнул дверь студии, которая оказалась незапертой. Там
никого не было, и Катальдо остановился у порога, оглядываясь и поглаживая
щеку кончиками пальцев. Эта привычка появилась у него после того, как в
заповеднике ему сломали челюсть. Кость срослась через четыре дня, но
привычка касаться пальцами лица, словно проверяя его целость, по-видимому,
осталась навсегда.
С эскизов и набросков смотрели неприветливые, мрачные и просто злые
пейзажи. Предположения Катальдо подтверждались.
"Недооценили меня, - подумал он, вспомнив заповедник, - а теперь
поздно меры принимать. Я не один".
Дверь за спиной отворилась, в студию быстро вошел низенький сухой
человечек.
- Извините, - сказал он. - Опоздал. С этими кессонами не знаешь,
когда домой попадешь. Вы Энеа Катальдо?
- Да, я писал...
- Знаю, знаю. Ну, а Владимир Маркус - это я. Чем могу служить?
- Я читал ваши статьи. Вы говорите, что природа, купленная такой
ценой, не нужна человеку. Я согласен с вами.
- Вы не совсем верно поняли. Я писал, что природа будет не нужна
людям, просидевшим сто или двести лет в четырех стенах.
- Это неважно, выводы получаются те же. Меня интересует другое. Вы



Страницы: 1 2 3 4 [ 5 ] 6 7 8 9 10
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2022г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.