read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



ведуны, муллы... Все мы отличаемся друг от друга. У нас вместо касты
волхвов есть мы, естествоиспытатели.
Тиун слушал рассеянно. Его пальцы перебирали золотую цепь на поясе.
- Говоришь складно, - обронил он. - Откуда прибыл?
- Очень издалека, - ответил я медленно. - Я даже не знаю, в какой
стороне наша страна. Мы пробовали новое заклинание, если пользоваться
вашими терминами, и вот оно забросило меня сюда... Я прошу доставить меня
к вашим верховным волхвам. Вдруг им удастся отправить меня назад? Сам не
могу, я младший волхв, больших тайн я не ведаю.
Глаза тиуна заблестели интересом:
- Уж не выпал ли ты из тучи, что пронеслась вчера? Гремело, град
пошел вдруг, никто ни ждал...
- Нет, - ответил я поспешно, предвосхищая обвинение в ущербе посевам,
- заклинания наших волхвов никому не вредят.
Взгляд тиуна стал презрительным... Такими словами я не прибавил себе
уважения. В этом мире со слабыми не считаются.
- Ждите, - велел он отрывисто. - Поразмыслю, решу.
Мы снова вернулись к колодцу. Отсюда был виден и задний двор, куда в
это время гридни выносили широкие лавки... Я решил, что готовится вечерняя
пирушка, но тут пришли мужики, легли на лавки, а гридни принялись деловито
стегать их батогами. Те из мужиков, которым не хватило лавок, терпеливо
ждали очереди. Все шло так обыденно, что я некоторое время следил за
происходящим, не осознав всего ужаса и нелепости происходящего. Мужики
лежали покорно, задрав рубахи и свесив головы. Некоторые даже острили,
переговаривались с друзьями и экзекуторами, но я слышал только резкий
свист батогов. Кожа лопалась под ударами, во все стороны летели пурпурные
капли. У ближайшего ко мне мужика спина уже превратилась в ярко-красное
месиво, кровь текла на лавку и капала на землю, но гридни так же деловито
продолжали работу, останавливаясь только на миг, чтобы смахнуть пот со
лба.
Когда порка закончилась, только один слез с лавки бодро. Остальные
шатались, поддерживали друг друга, натужно шутили. Один встать не смог,
его спихнули на землю. Лавки не убирали, мужики уходили со двора гурьбой,
завязав очкурами портки, рубахи не одевали. За воротами их уже ждали
причитающие бабы. Мужики вышли к ним, расправляя плечи, им-де нипочем.
Я чувствовал холод во всем теле. Сердце словно бы вовсе перестало
биться. А Тверд только покосился, отвернулся равнодушно. Он успевал с
недоимками. Или с бывшего десятника войска Салтовского налогов не брали.

Рано утром с подорожной грамотой от тиуна мы двинулись на главную
дорогу. Тропинка шла через лес, но вскоре вывела на широкий тракт, почти
прямой, вытоптанный и выбитый множеством ног и колесами телег.
В какой-то миг мне послышался странный звук, от которого кровь
бросилась в голову. Механический звук, напоминавший прежде всего о
детстве, потому что я жил вблизи Южного вокзала, к голосам паровозных
гудков привык с пеленок. Потом их стало меньше, а теперь там носятся
быстрые электровозы...
Через час мы вышли на просеку. Посреди просеки тянулась невысокая
насыпь, поверх которой было уложено железнодорожное полотно. По краям
насыпи, как и положено, тянулись глубокие канавы для отвода воды во время
дождей.
Не веря глазам, я опередил Тверда, взбежал по насыпи. Настоящие
шпалы, старые и промасленные, рельсы прижаты накладками, те прибиты
гостовскими костылями. Рельсы тоже привычной формы. Похоже, ширина колеи
тоже уложится в наш ГОСТ!
- Нам влево, - сказал Тверд буднично, догоняя меня ровным шагом. -
Там корчма, где собирается народ. Там же останавливается потяг.
- Ты знал об этой дороге? - спросил я потрясенно.
Он удивился:
- А кто не знает? На войну с хазарами как ехать? Пехом месяц топать!
А тут раз-два и целое войско перебрасывается из воеводства в воеводство!
По этой дороге ехал на войну с печенегами, с аварами... Потом от
ушкуйников боронил, норовили рельсы растащить... По этой же линии
возвращался, когда кончилась великая война с Карфагеном...
- Вы воевали с Карфагеном? - удивился я.
Тверд засмеялся, показал желтые крепкие зубы:
- Мы?.. Киевская держава от Карфагена далековато, нам делить нечего.
Но вот у Рима руки загребущие, а мы - союзники... Нет-нет, настоящие
союзники, не данники. Рим покоренных зовет друзьями и союзниками, чтобы
тем не так позорно было, но мы истребили в наших лесах с десяток римских
легионов, а Рим сильных уважает. Впрочем, кто не уважает крепкий кулак?
Просека была прямая, как стрела. Похоже, римские инженеры поработали.
Или местные умельцы по римским чертежам. Немножко чужим веет от железной
дороги: наши розмыслы, так в старину звали инженеров, построили бы более
красочную. Наша дорога взбегала бы на холмы, ныряла в низины, петляла по
красивым местам... Здесь же холодный расчет гаек и железа, холмы срыты,
дорога спрямлена для экономии времени и топлива!
Рельсы привели к станции. Это было деревянное строение. Перрона нет,
но на утоптанной земле множество широких лавок, на которых сидят и лежат
люди. Под навесом тоже стояли лавки. Здесь чище, лавки с резными спинками.
Чуть дальше виднелась харчевня, тоже разделенная на две, даже на три
части. В самой просторной части толпились люди, оттуда несло брагой,
перепревшей кашей, во втором отделении шумно пировали заморскими винами
княжьи дружинники, за отдельным столом чинно веселились хмельным медом
купцы. Третье отделение оставалось пустым. Кто там смеет находится, я
спросить не решился.
Мы с Твердом сели на горку шпал. Тверд развязал узелок, сунул мне
ломоть ржаного хлеба и кусок жареного мяса. В молчании мы подкрепили силы.
Я посматривал по сторонам, запечатлевая в памяти особенности одежды,
поведения, обрывки разговоров. Пожалуй, я поспешил, решив, что меня
забросили на тысячи лет назад.
Перекрывая все звуки, донесся оглушительный свисток приближающегося
поезда. Вскоре он вынырнул из-за деревьев, и я чуть не ахнул, увидев
огромный мощный паровоз. Не толстячка моего детства, а паровоз
сегодняшнего дня, каким он был бы, если бы не уступил дорогу
электровозам... Вагоны отличались меньше, разве что бросалось в глаза
разделение на четыре группы: шикарный вагон, три чуть попроще, пять
обычных, остальные те, которые у нас называли "телятниками". Во время
войны, когда вагонов не хватало, в таких отправляли на фронт солдат.
Когда поезд, называемый здесь потягом, остановился, первыми со
ступеней спрыгнули, гремя доспехами, крепкие воины с мечами наголо. Народ
галдел, рвался в вагоны, но с бравыми проводниками держался почтительно.
Мы заспешили к своему вагону. Стоянка, предупредил Тверд, очень
короткая. Из вагонов уже выбирались пассажиры, тащили вещи. Возле каждого
вагона напряженно бдило двое проводников - одни с мечом наголо, второй
взимал плату.
Наш вагон оказался "телятником". Подорожная, объяснил Тверд, не
высокого ранга, только и того, что дает бесплатный проезд, прокорм по
низшему разряду и две постели на чердаке.
Проводник хмуро повертел подорожную, спросил подозрительно:
- По какому делу?
- По важному, - огрызнулся Тверд, теряя терпение, настолько часто нам
задавали этот вопрос.
- Гм... ладно. Вагоны полны ратниками. Солдатня, чего с них
возьмешь... Едут на войну, не все вернутся. Потому куражатся, никого не
страшатся. По дороге разносят все на станциях... На прошлой станции
растащили винный склад, теперь немного угомонились. Надолго ли?
Тверд просветлел, засуетился:
- Так что же мы стоим?.. Это же хорошо, что ратники! Я соскучился,
давно не общался с настоящими парнями. И вино, надеюсь, не все вылакали.
Он нетерпеливо подсадил меня в вагон, быстро вскарабкался следом. В
вагоне когда-то были деревянные нары, но настоящие парни половину разнесли
в щепу. Им явно потребовалось свободное пространство. Вряд ли для диспутов
о защите окружающей среды. Несмотря на раскрытые двери, в вагоне стоял
спертый запах вина, браги, немытых тел. Ратники лежали на нарах, но
большинство расположилось на полу. Лежали и сидели, кто-то вяло играл сам
с собой в кости, почти все были в стельку пьяными.
- Мой мир, - сказал Тверд довольно. - Настоящие парни!
Я потихоньку выбрал свободное местечко под стеной. Тверд обратился к
ратнику, что играл с собой в кости:
- Куда направляетесь, дружище?
Тот поднял воспаленные глаза, оглядел Тверда, сплюнул ему под ноги:
- Сыграем?
- В другой раз, - ответил Тверд, не смущаясь недружественным приемом
или просто не замечал такой мелочи. - До Киева доедем вместе?
Лицо ратника скривилось, то ли от мук похмелья, то ли от
пренебрежения разговором с простым смердом, не имеющим чести воевать и
быть убитым, каким сейчас выглядел Тверд.
- Это военная тайна... А вдруг, ты лазутчик? Ждешь, когда
проговорюсь, что прем на войну со стратигом Исхолом, что нас полворона, а
на вооружении, не считая мечей и копий, триста автоматов, двенадцать
пулеметов и две шестиствольные ракетные установки?
Я подпрыгнул, а ратник уже ржал во всю глотку, довольный бородатой
остротой.
Мои глаза привыкли к полумраку. В темном углу вагона проступили
очертания двух легких ракетных установок, какие создал генерал Засядько в
1815 году. Они несли боевые и зажигательные ракеты на три версты, и были
приняты на вооружение русской армии, с успехом применялись в
русско-турецкой войне 1828-1829 гг., генералом Ермоловым на Кавказе... Их



Страницы: 1 2 3 4 [ 5 ] 6 7 8 9 10 11 12 13 14
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2022г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.