read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


Желтая стрела, поезд, на котором ты едешь
к разрушенному мосту.
- Кто это написал? - спросил Андрей.
- Откуда я знаю, - сказал Хан.
- Но ты хотя бы догадываешься?
- Нет, - сказал Хан. - Да это и не важно. Я же говорю, писем вокруг
полно - было бы кому прочесть. Например, слово "Земля". Это письмо с таким
же смыслом.
- Почему?
- Подумай. Представь себе, что ты стоишь у окна и смотришь наружу.
Дома, огороды, скелеты, столбы - ну, короче, как интеллигенты говорят,
культара.
- Культура, - поправил Андрей.
- Да. А большая часть этой культары состоит из покойников вперемешку
с бутылками и постельным бельем. В несколько слоев, и трава сверху. Это
тоже называется "земля". То, в чем гниют кости, и мир, в котором мы, так
сказать, живем, называются одним и тем же словом. Мы все жители Земли.
Существа из загробного мира, понимаешь?
- Понимаю, - сказал Андрей. - Как не понять. Слушай, а ты
когда-нибудь думал, откуда мы едем? Откуда идет этот поезд?
- Нет, - сказал Хан. - Мне это не особо интересно. Мне интересно
узнать, как с него сойти. Ты у проводников спроси. Они тебе объяснят,
откуда он идет.
- Да, - задумчиво сказал Андрей, - они объяснят, это точно.
- Идем назад?
- Я здесь постою немного. Догоню тебя минут через пять.
Когда Хан вышел, Андрей повернулся к окну. В этих местах он был
первый раз. Странно, но из-за того, что вокруг не было людей, ему в голову
приходили необычные мысли, которые никогда не посещали его где-нибудь в
ресторане, хотя все необходимое для их появления было и там.
То, что он видел в окне, когда смотрел назад, - участок насыпи,
украшенный каким-нибудь уносящимся в прошлое кустом или деревом, - был
точкой, где он находился секунду назад, и если бы вагон, в котором он
ехал, был последним, то там осталась бы только пустота и покачивающиеся
ветки по бокам от рельсов.
"Если бы все то, что существовало миг назад, не исчезало, - думал он,
- то наш поезд и мы сами выглядели бы не так, как мы выглядим. Мы были бы
размазаны в воздухе над шпалами. Мы были бы чем-то вроде переплетающихся
друг с другом змей, а вокруг этих змей тянулись бы бесконечные ленты
пластмассы, стекла и железа. Но все исчезает. Каждая прошлая секунда со
всем тем, что в ней было, исчезает, и ни один человек не знает, каким он
будет в следующую. И будет ли вообще. И не надоест ли господу Богу
создавать одну за другой эти секунды со всем тем, что они содержат. Ведь
никто, абсолютно никто не может дать гарантии, что следующая секунда
наступит. А тот миг, в котором мы действительно живем, так короток, что мы
даже не в состоянии успеть ухватить его и способны только вспоминать
прошлый. Но что тогда существует на самом деле и кто такие мы сами?"
Андрей увидел в стекле свое прозрачное отражение и попытался
представить себе, как оно исчезает, а на его месте появляется другое, и
так без конца.
"Я хочу сойти с этого поезда живым. Я знаю, что это невозможно, но я
этого хочу, потому что хотеть чего-нибудь другого просто сумасшествие. И я
знаю, что эта фраза - "я хочу сойти с поезда живым" - имеет смысл, хотя
слова, из которых она состоит, смысла не имеют. Я даже не знаю, кто такой
я сам. Кто тогда будет выбираться отсюда? И куда? Куда я могу выбраться,
если я даже не знаю, где нахожусь - там, где я начал это думать, или там,
где кончил? А если я скажу себе, что я нахожусь вот здесь, то где будет
это здесь?"
Он снова поглядел в окно. Уже почти стемнело. По краям пути иногда
возникали белые километровые столбики, отчетливо видные в сумраке и
похожие на маленьких каменных часовых.


6
Андрей развернул свежий "Путь" на центральном развороте, где была
рубрика "рельсы и шпалы", в которой обычно печатали самые интересные
статьи. Через всю верхнюю часть листа шла жирная надпись:
ТОТАЛЬНАЯ АНТРОПОЛОГИЯ
Устроившись поудобнее, он перегнул газету вдвое и погрузился в
чтение:
"Стук колес, сопровождающий каждого из нас с момента рождения до
смерти, - это, конечно, самый привычный для нас звук. Ученые подсчитали,
что в языках различных народов имеется примерно двадцать тысяч его
имитаций, из которых около восемнадцати тысяч относится к мертвым языкам;
большинство из этих забытых звукосочетаний даже невозможно воспроизвести
по сохранившимся скудным, а часто и нерасшифрованным записям. Это, как
сказал бы Поль Саймон, songs, that voices never share. Но и существующие
ныне подражания, имеющиеся в каждом языке, конечно, достаточно
разнообразны и интересны - некоторые антропологи даже рассматривают их на
уровне метаязыка, как своего рода культурные пароли, по которым люди
узнают своих соседей по вагону. Самым длинным оказалось выражение,
используемое пигмеями с плато Каннабис в Центральной Африке, - оно звучит
так:
"У-ку-лэ-лэ-у-ку-ла-ла-о-бэ-о-бэ-о-ба-о-ба".
Самым коротким звукоподражанием является взрывное "п", которым
пользуются жители верховьев Амазонки. А вот как стучат колеса в разных
странах мира:
В Америке - "джинджерэл-джинджерэл". В странах Прибалтики -
"падуба-дам". В Польше - "пан-пан". В Бенгалии - "чуг-чунг". В Тибете -
"дзог-чен". В Франции - "клико-клико". В тюркоязычных республиках Средней
Азии - "бир-сум", "бир-сом" и "бир-манат".
В Иране - "авдаль-халлаж". В Ираке - "джалал-идди". В Монголии -
"улан-далай". (Интересно, что во Внутренней Монголии колеса стучат совсем
иначе - "ун-гер-хан-хан".)
В Афганистане - "накшбанди-накшбанди". В Персии - "карнак-зебуб". На
Украине - "трiх-тарарух". В Германии - "вриль-шрапп". В Японии -
"додеска-дзен". У аборигенов Австралии - "тулуп". У горских народов
Кавказа и, что характерно, у басков - "дарлан-бичесын".
В Северной Корее - "улду-чу-чхе". В Южной Корее - "дулду-кванум". В
Мексике (особенно у индейцев Уичотль) - "тональ-нагваль". В Якутии -
"тыдын-тыгыдын". В Северном Китае - "цао-цао-тантиен". В Южном Китае -
"дэ-и-чань-чань". В Индии - "бхай-гхош". В Грузии - "коба-цап". В Израиле
- "таки-бац-бубер-бум". В Англии - "клик-о-клик" (в Шотландии -
"глюк-о-клок".) В Ирландии - "блабла-бла". В Аргентине..."
Андрей перевел взгляд в самый низ страницы, где длинные столбцы
перечислений заканчивались коротким заключительным абзацем:
"Но, конечно, красивее, задушевнее и нежнее всего колеса стучат в
России - "там-там". Так и кажется, что их стук указывает в какую-то
светлую зоревую даль - там она, там, ненаглядная..."
В дверь постучали, и Андрей рефлекторно схватился за рукоять замка,
чуть не свалившись с унитаза.
- Скоро ты там? - спросил голос в коридоре.
- Сейчас, - сказал Андрей и смял газету в неровный ком. "Там-там, -
стучали колеса под мокрым заплеванным полом, - там-там, там-там, там-там,
тамтам, там-там, там-там, там-там..."
В соседнем вагоне была пробка - там шли похороны. Мимо пропускали, но
толпа двигалась очень медленно, подолгу застывая на месте.
- Бадасов умер, - сказал рядом чей-то голос. Перед Андреем стояла
неспокойная девочка с огромными грязными бантами в волосах. Стуча кулаком
в стекло, она глядела в окно, иногда поворачиваясь к стоящей рядом матери,
одетой в турецкий спортивный костюм.
- Мама, - спросила вдруг она, - а что там?
- Где там? - спросила мама. - Там, - сказала девочка и ткнула кулаком
в окно.
- Там там, - с ясной улыбкой сказала мама.
- А кто там живет?
- Там животные, - сказала мама.
- А еще кто там?
- Еще там боги и духи, - сказала мама, - но их там никто не видел.
- А люди там не живут? - спросила девочка.
- Нет, - ответила мама, - люди там не живут. Люди там едут в поезде.
- А где лучше, - спросила девочка, - в поезде или там?
- Не знаю, - сказала мама, - там я не была.
- Я хочу туда, - сказала девочка и постучала пальцем по стеклу окна.
- Подожди, - горько вздохнула мать, - еще попадешь.
Пьяные проводники наконец управились с подстаканником, труп шмякнулся
о землю, подпрыгнул и покатился вниз по откосу. Вслед полетели подушка,
полотенце, два красных венка и мраморное пресс-папье - покойный, судя по
всему, был человек заметный.
- Я хочу туда-а, - пропела девочка на несуществующий мотив, -
там-там, где боги и духи, там-там, живут на свободе...
Мать дернула ее за руку, приложила палец к губам и, сделав страшные
глаза, кивнула на толпу скорбящих. Заметив, что Андрей смотрит на девочку,
она подняла на него глаза и чуть выгнула брови, как бы приглашая на
вершину годов, прожитых неким абстрактным Вахтангом Кикабидзе, чтобы
снисходительно улыбнуться оттуда трогательной детской наивности.
- Чего это вы на меня так смотрите, - сказал женщине Андрей, - я,



Страницы: 1 2 3 4 [ 5 ] 6 7 8 9 10 11
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.