read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



существенное - как рисунок обоев... как цвет занавесок... как запах
одеяла... Какая кому разница, чем пахло одеяло?.. Какая кому разница, как
выглядело его лицо?.. А, может быть, он просто никогда не глядел на себя в
зеркало? Да и было ли в доме зеркало?..

Но он запомнил лицо Фроси. Наверное, потому что оно было яркое. Таких
лиц больше не было вокруг: красные щеки, красные губы, черные яркие
брови... И громкий сытый голос. Фрося работала в хлебной лавке.

Всего на их лестнице было двадцать три квартиры. Дом был шикарный,
постройки начала века, и построен был для инженеров Петербурга. (Так
рассказывали). Лестницы были широкие, пологие, удобные. Лифт. Роскошный
парадный вход. Зеленым изразцом выложенная, роскошнейшая печь в нижнем
вестибюле. Дворник. Стены на лестнице отделаны под мрамор. Квартиры в доме
- по десять-пятнадцать комнат каждая... Высокие потолки с фигурными
лепными украшениями, высокие мощные входные двери - под красное дерево...
Конечно, к началу войны роскоши поубавилось: печь внизу уж не
топилась, лифт работал два дня в году, парадная не запиралась никогда. Но
дворник - был, и на широких лестницах было довольно чисто, и надписей на
стенах было еще не слишком много. Конечно, в каждой квартире проживала
теперь не одна инженерская семья с прислугой, а семь-десять-двенадцать
семей, - самых разнообразных, и без всякой прислуги...
В январе на лестнице оставалось жить (кроме мальчика с мамой) еще
только три человека. Остальные - либо эвакуировались еще осенью, либо
умерли (как бабушка мальчика) и находились сейчас в заиндевелых штабелях
во дворе соседнего дома, либо исчезли как-то совсем уж бесследно - может
быть, тихо лежали в своих постелях за крепко запертыми мощными высокими
дверями своих насмерть выстуженных квартир.
Оставались в живых: Амалия Михайловна - в квартире напротив;
"тетенька со шпицами" на втором этаже; и Фрося, из квартиры этажом выше.
Все.

"Тетенька со шпицами" не играет никакой роли в доказательстве
Основной Теоремы, и писать о ней совершенно нечего, кроме того, что до
войны у нее было четыре снежно-белых пушистых шпица, и мальчик думал
тогда, что это именно о ней сочинен анекдот про дамочку с четырьмя
собачками, которых звали Обся, Руся, Крендя и Лями.

Фрося некоторую роль играет определенно. Фрося громким сытым голосом
говорила: "Да что вы, что вы, Клавдия Владимировна!.. Да зачем же вы... Да
не надо же, ей-богу, что вы в самом деле!.." А мама говорила быстренько,
маловнятно, как бы сглатывая слова, и разобрать можно было только какие-то
беспорядочные обрывки: "...нет-нет... очень обяжете... умоляю... от
чистого сердца..." Мама говорила УНИЖЕННО. Она силой впихивала в толстые
пальцы Фроси какие-то колечки, сережки какие-о с цветными камушками... А
потом оказывалось, что к ужину будет лишний кусок хлеба. Это происходило
дважды - один раз в декабре, а второй - в самом начале января. Больше у
мамы, видимо, не нашлось ни сережек, ни колечек, и Фрося более не
появлялась в доме. Лишний кусок хлеба - тоже. Но ДВА КУСКА ХЛЕБА - что
это? Два лишних дня? Пусть даже - только один. Но - ЛИШНИЙ. Которого могло
бы и не быть. Кто сосчитал эти дни, и кто мог бы сказать, который из них
лишний, а который - последний?..

Амалия Михайловна была обрусевшая немка. В сентябре, в самом начале
блокады ее арестовали и посадили в тюрьму при Большом Доме. А в декабре
почему-то выпустили. Ни мама, ни тем более мальчик не понимали тогда, что
это было, на самом деле, ЧУДО. Как думала об этом сама Амалия Михайловна,
осталось неизвестным. "Нет, нет и нет, торогая Клаффтия Флатимировна! -
говорила она почти торжественно. - И таже не спрашифайте меня! Умирать
путу, на смертном отре сфоем никому не скашу ни слофа!.."
(На самом деле, она-таки кое-что рассказала маме о Большом Доме и его
обитателях. Например, она рассказала, как однажды ее привели на очередной
допрос в новый, незнакомый кабинет и велели там сесть на стул у двери.
Сопровождающий вышел, и Амалии Михайловне показалось сначала, что она в
кабинете одна. Она сидела тихонько, боясь даже голову повернуть, только
глазами позволяя себе шарить направо-налево, и вдруг увидела в дальнем
углу комнаты человека. Там, в дальнем углу, у окна с решеткой, был большой
железный шкаф, а перед шкафом стоял человек, в гражданской одежде, сильно
заросший, руки - за спиной. Этот человек стоял лицом к шкафу, почти
вплотную к нему, и боком к Амалии Михайловне, и вдруг он подался вперед,
поцеловал шкаф - прижался к нему губами, - а потом отстранился и снова
замер в неподвижности. Амалия Михайловна совсем оцепенела от ужаса. А
человек снова вдруг подался вперед, снова поцеловал шкаф и снова замер.
Это повторилось несколько раз, Амалия Михайловна чувствовала, что сейчас,
еще немного, и она не выдержит и грохнется в обморок, но тут дверь
растворилась, и вошел ее следователь. Он сразу все увидел и страшно
раскричался. "Вы что - ослепли, что ли? - кричал он на конвоира. - Вы куда
ее привели?.. Не видите?" Амалии Михайловне велено было встать, ее
перевели в другую комнату, и далее в этот день все было уже как обычно...)

Конечно, такого рода обстоятельства и разговоры мальчик мог бы
(теоретически) вспоминать, стоя в тамбуре между дверьми, но ничего этого
он не вспоминал, он только плакал и умолял маму, чтобы она скорее пришла.
Мама не приходила. Она опаздывала уже на час с лишним. И тогда мальчик
отодвинул железную щеколду, с трудом поднял железный крюк, снял железную
цепочку и повернул головку английского замка. Он сделал то, что
запрещалось ему категорически - отворил дверь и вышел на лестницу. Он
больше не мог ждать, он был уверен, что с мамой случилось что-то ужасное,
а значит, все запреты и вообще все остальное потеряло теперь всякий смысл.
Он спускался по ступенькам, цепляясь за перила, скользил валенками по
мерзким наледям и громко плакал. С каким-то странным чувством как бы
постороннего наблюдателя он слушал свой плач и свои жалобные вопли и
думал, что это все равно не поможет. Он никого не встретил на лестнице, но
оставалась еще надежда, что он увидит маму, когда окажется на улице. Он
так ясно представил себе эту плохо протоптанную между сугробами тропинку и
маму в конце этой тропинки, далеко, около самого перекрестка, что даже
перестал плакать. В вестибюле, где справа и слева от парадной двери намело
целые сугробы, где мертво блестел кафельными плитками обледеневший пол,
где было пусто и холодно, как на улице, мальчик задержался на несколько
секунд, соображая, не пойти ли все-таки через черный ход, под лестницу, -
мама иногда возвращалась со службы именно этим путем, через двор, - так
было короче, но противнее, потому что двор был страшно загажен.
Однако, видение мамы в конце тропинки между сугробов было таким
ярким, что мальчик решительно двинулся через вестибюль к парадному входу и
с трудом, скользя валенками по намерзшему на кафель снегу, отворил
огромную парадную дверь.
Все стекла в этой двери были выбиты еще в сентябре, когда в саду ВМА
упала полутонная бомба, и, казалось бы, теперь в вестибюле должна была
стоять температура наружного воздуха, но это только казалось: улица
встретила мальчика таким ожогом мороза, что слезы сразу заледенели у него
на глазах и он инстинктивно прикрыл варежкой рот и нос. Мороз был
неистовый, режущий, бешеный, свирепый, рвущий, оскаленный, убивающий... А
в конце тропинки мамы не было. Там вообще никого не было, сколько хватал
глаз. И мальчик кинулся туда, вперед, где никого не было и где все равно
должна была быть мама. Потому что ей больше негде было быть...
Он дважды оглянулся. Один раз - на всякий случай, а второй раз
специально, чтобы (со страхом) поглядеть на солнце.
Солнце уже ползло к закату и было у него за спиной - слепящий
расплывчатый кусок ледяного тумана на белесом серо-голубом небе,
перечеркнутом белым инверсионным следом немецкого самолета-разведчика. В
этом солнце и в этом небе не было никакой жизни, ничего, кроме обещания
скорой и неизбежной смерти, точно так же, как и в этих высоких, выше
человека, сугробах вдоль тропинки, в этих мертвых, ослепших без стекол,
домах, бездымных мертвых печных трубах и в этой мертвенной тишине и
мертвенном безлюдье вокруг.

(Много лет и даже десятилетий спустя, когда уже и следа не осталось
от того тщедушного, полумертвого, слезоточивого мальчика, и умерла среди
людей сама память об этом мертвом, в белый саван затянутом, опустелом
городе, он продолжал помнить и ненавидеть: январь, белую снежную пелену
улиц и пустырей, это морозное белесое небо и этот слепящий кусок тумана
вместо солнца. Навсегда, до конца, до последней в себе капли жизни...)

Мальчик плелся (ему казалось - бежал со всех ног) вдоль проспекта
имени Карла Маркса, миновал пересечение с коротеньким Финляндским
проспектом, где в октябре упала большая бомба, почему-то неразорвавшаяся
(взрослые говорили, что она оказалась набита песком вместо взрывчатки и в
песке находилась записка по-русски: "чем можем, тем поможем"), слева от
него осталось серое модерновое здание, в котором до войны жила его
школьная подруга красивая Галя и в котором сейчас, наверное, никто не жил,
ему предстояло еще идти и идти, может быть до самого "райсовета", где у
мамы была служба в "райжилотделе", - все эти слова были мальчику знакомы и



Страницы: 1 2 3 4 [ 5 ] 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.