read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



бомбардировке", то это, наверное, бывшие эпицентры взрывов. Вы можете
спросить: как это мы, живя на планете, двести лет уж как, ничего не знаем
о ее природе. Отвечаю: некогда было. Кто разбирал корабли и строил города,
кто возился с гидропоникой, еще лучевиков надо было много - лед плавить.
Кстати, тогда же и нашли первых аборигенов. Насколько я знаю, планету
изучали только два человека - покойный отец губернатора и мой покойный
отец, он был ассистентом у старшего барона. Вам повезло, что вы, с вашим
интересом к Льдине, опустились в Ирисе - должен я вам сказать. Все, что
они наколдовали, хранится у нашего хозяина, а сами они поехали однажды к
Болоту, хотели повести штрек под его дном... Больше их никто никогда не
видел.
- Вы сказали - "больших аномалий". А что, есть другие, малые?
- Да, но мы не любим о них вспоминать. Мы называем их полостниками.
Это пузырь такой во льду, совершенно пустой, но имеющий форму человечески
тела...
- Человеческого? - перебил Аттвуд.
- Конечно, я оговорился, но вы же видели, как мы с ними похожи! Да,
человеческих тел формы. Если хотите посмотреть - у нашего губернатора в
галерее есть один. Я и второго ему привез, но он сказал, что готов принять
его на вес льда. А я, помнится, ответил, что лучше отвезу под лучевую
станцию. И продал муниципальной галерее. Честно говоря, мне от них тоже не
по себе. Иногда кажется, что они и есть настоящие аборигены.
Биди взмахнул рукой.
- Опять ты за свое, Оскар! Вот они, аборигены, - барон кивнул в
сторону галереи, - в довольно свежем виде.
- Свежезамороженном... - пробурчал Оскар. - А если они
телепортировались?
- Знаешь, Оскар, мне телепортироваться не приходилось как-то, но я
почему-то думаю, что для этого как минимум надо быть живым. Ты же знаешь,
их накрыло всех разом...
- А, может быть, полостники - это их души.
- А, может, пустые бутылки? Шериф рассказывал, что так однажды ляпнул
Сова Тепанов, еще когда только из Столицы переселился.
- Да, кстати! Ты же знаешь, как его настоящее имя?
- Арктика. Помнится, был такой штат на планете-матери...
Аттвуд не удержался от улыбки. Впрочем, Оскар и Биди ее не заметили,
увлеченные разговором.
- ...А ты не знаешь, за что его прозвали Совой?
- Его так еще в Столице именовали. Наловчился он орать певчей совой,
не отличишь. "Вяя-а-а-а-аа!!!" Только еще громче.
- Вот как? Ни разу не слышал.
- А откуда тебе-то было слышать? В Аптаун ты ездить не любишь,
нерадивый ты наш губернатор, а к тебе, насколько я знаю, Сова был не вхож.
Арктика Тепанов, то есть... Простите, Аттвуд, мы с Биди совсем отвлеклись.
- Ничего страшного, Оскар! Мне все интересно.
- Теперь о зверях. Главная зверушка - хищный пингвин. Прозвали его
так за способ передвижения - он катится на брюхе, а лапами только
отталкивается. Здорово получается, между прочим. Из его жира в Столице
умеют делать чудесный крем для дамочек. Выслеживать хищного пингвина -
дохлое дело. Его бьют, когда он нападает. А потом надо следить, чтобы тушу
не слопали его же братишки или... Про певчую сову вы уже знаете. Пакость
мусорная. Короче говоря, пингвины жрут все живое, а певчие совы - все
мертвое, тем и пробавляются. Есть еще какие-то твари, по слухам -
страшные, но они так далеко водятся, что туда даже караваны не ходят, да и
незачем...
- Биди говорил, что какой-то из кораблей первопоселенцев опустился в
другом полушарии...
- Да, "Шарденне". Ну и что? Они сами захотели отделиться. Насильно
мил не будешь. А если бы захотели, уже бы к нам добрались. Вы с орбиты
видели на том полушарии город?
- Нет.
- Ну, значит, не судьба. Кому как повезет.

...Приглашение, подписанное "Сибил Тепанов", ни к чему не обязывало.
Оскар знал, что многие просто-напросто засовывают подобные бумаги подальше
и забывают о них. Он и сам терпеть не мог всяческие церемонии, а похороны
- в особенности, но долг старателя велел исполнить последнюю волю Совы. У
Оскара даже не было подобающей траурной одежды, пришлось одалживать у
Биди. На похороны было принято являться пешком, но на это, видит Бог, у
Оскара еще сил не доставало, и тот же Биди ссудил его своими аэросанями. И
все-таки, Оскар поспел только к концу отпевания в храме.
Как только священник произнес последнюю фразу ритуала: "...И в этом
льду пребудешь, пока не вострубит архангел", - на кладбище зазвонил
колокол: два удара - один-два-три-один, и снова два-один-три-один, и
снова, и снова, и снова...
Четыре автономных экзоскелетона подняли тяжеленный крест черного льда
- блок с вмороженным в нет телом Тепанова, и к Оскару подошла вдруг
красивая девушка в траурной фате, подала руку.
- Идите рядом со мной, господин Пербрайнт.
- За что такая честь? - удивился Оскар.
- Вы же спасли отца.
- Как же я его спас, если мы его хороним?!
- В Столице так говорят.
Оскар молча поклонился и вышел из храма, держа Сибил Тепанов, дочь
Совы, под руку. Он хотел прямо здесь отдать ей завещание Совы, но потом
решил, что найдет для этого более подходящее время.
Процессия, во главе которой решетчатые роботы несли скорбный блок,
остановилась у могилы - глубоко вырезанного во льду креста со ступенями в
изножии. Первым спустился в могилу священник, следом за ним, по очереди,
все прочие опускались и становились на колени; творили тихую молитву.
Когда подошел черед Оскара, он, не верящий ни в Бога, ни в черта,
почувствовал себя совершеннейшим кретином. Однако отказаться - значило
смертельно обидеть всех присутствующих. Когда Оскар опустился на колени,
ему припомнилось, как Сова превращался в полостника. Он неловко повернулся
и чуть было не упал навзничь: такая дикая, пронзительная боль обдала
разорванный бок. Оскар с огромным трудом, еле-еле, но самостоятельно
выбрался наружу, и уже в тумане видел, как в ледяную могилу спустилась
Сибил Тепанов, как она упала, раскинула руки, и как невесть сколько
времени спустя ее вынесли из ямы без чувств...
Колокол зазвонил размеренно: как только затихал один отчаянный удар,
его нагонял следующий. Оскар не стал смотреть, как опускают блок, как
заливают могилу водой. Он побрел к священнику и тихонько сказал:
- Я приехал на санях, святой отец... Пусть ее отвезут и возвращаются
за мной. Я, похоже, к тому времени тоже скисну...
Через минуту он понял, что переоценил свои силы.

- ...Отговаривал я тебя, - услышал Оскар, когда очнулся. - Хорошо
повеселился?
- Как она?
- Ты имеешь в виду дочку Тепанова? - спросил Биди. - Не знаю, мы с
землянином были в его модуле, когда вас привезли. Наверное, просто
обморок. А как ты?
- То же самое - простой обморок. Завтра-послезавтра вполне смогу
плясать.
- Вот и хорошо. Поедешь со мной и землянином в Ледовый Театр.
Оскар поморщился.
- Что, не нравится компания? - спросил Биди.
- Нет, с чего ты взял. Землянин, судя по всему, мужик хороший... Но
ух больно он прямодушный. Как ребенок, право слово. Если на Земле все
такие, то нам там, грешным, нечего делать.
- А чего ты кривишься?
- Я хотел сходить посмотреть на лучевую станцию, да и в мастерской,
наверное, все растаяло.
- С чего бы это? Весны здесь лет семьсот-девятьсот не бывало.
Оттепели не жди. Раньше чем лет через сто пятьдесят, как творит землянин.
А насчет станции одно скажу - скучно развлекаешься.
- А мне в городе вообще скучно, Ив. Все дело в скорости и
пространстве: по городу приходится ползать, а во льдах я летаю. Какие
здесь у вас развлечения? В театре я бы с удовольствием спал, да музыка
мешает. В казино - те же хищные пингвины, только в другой шкуре. И крема
из их тира не получится, а в ресторане на меня смотрят, словно я голый? До
сих пор не пойму: то ли я - местная знаменитость, то ли у меня ширинка
расползается.
- Скорее - первое. Что они - ширинок расползающихся не видели?..
- Нет, знаменитость скорее ты. Ты и в Столице не затеряешься, а мне
они уделяют внимание того же сорта, что и чучелу пингвина в муниципальном
музее. Знаешь, меня так и подмывало заехать бутылкой в зеркало. А на
станции красиво. Благодать. Радуги, ручейки журчат...
- Ну, если ты так любишь ручейки, желаю тебе дотянуть до здешней
весны, о которой толкует Аттвуд.
- Упаси Бог!!!
Биди помешкал.
- Ты как, на ноги встать можешь?..
- Вполне. Ноги у меня целехонькие.
- Давай-ка, спустимся к лагерю.
- А чего я там не видел? У тебя ж почти все глыбы - моей работы.
- Есть кое-что новенькое. Сегодня разгрузили последнюю секцию
"Голиафа", там оказался груз для меня. Из столичной галереи. Я его ждал со



Страницы: 1 2 3 4 [ 5 ] 6 7 8 9 10
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.