read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


-- О, -- сказала она как-то внезапно интимно и нежно. --
О, как много вы еще не знаете.
Танцовщицу звали Клара.
III
Ухаживали в эту эпоху свободно и легко, но Майлз был первым
возлюбленным Клары. Напряженные занятия, строгие правила
кордебалета и ее привязанность к своему искусству сохранили ее
тело и душу нетронутыми.
Для Майлза, детища Государства, Секс был частью программы
на каждой ступени воспитания; сперва по диаграммам, потом по
демонстрациям, затем личным опытом осваивал он все ужимки
воспроизводства. Любовь была словом, которым редко
пользовались, разве что политики, да и то в момент
самодовольного фатовства. Ничто, чему он учился, не подготовило
его для Клары.
Попав в театр, в театре останешься. Теперь Клара проводила
весь день, починяя балетные туфельки и помогая новичкам у
станка. Жила она в отгороженном уголке женского общежития;
там-то и проводили они с Майлзом большей частью свои вечера.
Эта клетушка не походила ни на одну квартиру в Городе Спутник.
На стене висели две маленькие картины, отличавшиеся от
тех, что Майлз видел раньше, непохожие на все, что одобрялось
Министерством Искусства. Одна изображала нагую и розовую богиню
древности, которая ласкала павлина на ковре из цветов; на
другой было огромное озеро, окруженное деревьями, и компания в
просторных шелковых одеждах, которая входила на прогулочное
судно под разрушенной аркой. Позолота рам сильно облупилась, но
на ее остатках виднелся изысканный орнамент из листьев.
-- Они французские, -- сказала Клара.-- Им более двухсот
лет. Мне их оставила мама.
Все ее вещи перешли к ней от матери. Их почти хватало для
меблировки комнатки; зеркало, обрамленное фарфоровыми цветами,
позолоченные, не показывающие точного времени часы. Они с
Майлзом пили ужасную казенную кофейную смесь из блестящих,
притягивавших взор чашечек.
-- Это напоминает мне тюрьму, -- сказал Майлз, когда
впервые вошел сюда.
Для него это было наивысшей похвалой.
В первый же вечер среди этих чудесных старинных вещичек
его губы нашли не заросшие участки-близнецы на ее подбородке.
-- Я знала, что ошибкой будет позволить скотине-доктору
отравить меня,
-- сказала Клара с удовлетворением в голосе.
Пришло настоящее лето. Вторая луна росла над этими
странными любовниками. Иногда они искали прохлады и уединения
среди высокого укропа и кипрея на огромных строительных
площадках. В сиянии полуночи борода Клары серебрилась как у
патриарха.
-- Такой же ночью, как эта, -- сказал Майлз, лежа навзничь
и глядя в лицо луны, -- я спалил базу ВВС и половину
находившихся в ней.
Клара села и стала лениво расчесывать бакенбарды, затем
более резко провела гребнем по густым спутанным волосам, убирая
их со лба, оправила одежду, раскрывшуюся во время их объятий.
Она была полна женского удовлетворения и готова идти домой. Но
Майлз, как любая особь мужского пола в посткоитальном
утомлении, был поражен холодным чувством утраты. Никакие
демонстрации и упражнения не подготовили его к этому
незнакомому, новому ощущению одиночества, которое следует за
апогеем любви.
По дороге домой они говорили небрежно и довольно
раздраженно.
-- Ты теперь совсем не ходишь на балет.
-- Нет.
-- Разве тебе не дадут места?
-- Думаю, что дадут.
-- Тогда почему бы не пойти?
-- Не думаю, что мне понравится. Я часто вижу репетиции.
Мне это не нравится.
-- Но ты жила этим.
-- Теперь другие интересы.
-- Я?
-- Конечно.
-- Ты любишь меня больше, чем балет?
-- Я очень счастлива.
-- Счастливее, чем если бы ты танцевала?
-- Не знаю, как сказать. Ты -- это все, что у меня сейчас
есть.
-- А если ты изменишься?
-- Нет.
-- А если...
-- Никаких "если".
-- Проклятье!
-- Не сердись, милый. Это все луна.
И они расстались в тишине.
Пришел ноябрь, пора забастовок; отдых для Майлза,
нежданный и ненужный; периоды одиночества, когда балетная школа
продолжала работать, а дом смерти стоял холодным и пустым.
Клара стала жаловаться на здоровье. Она полнела.
-- Переедаю лишнего, -- говорила она поначалу, но перемена
обеспокоила ее. -- Может из-за этой гнусной операции? --
спросила она. -- Я слыхала, одну девушку из Кембриджа умертвили
потому, что она все толстела и толстела.
-- Она весила 209 фунтов, -- сказал Майлз. -- Д-р Бимиш
упоминал об этом. У него сильные профессиональные возражения
против операции Клюгмана.

-- Я собираюсь повидаться с Директором Терапии. Сейчас у
них новый.
Когда она вернулась после приема, Майлз, все еще без дела
из-за забастовки, ждал ее среди картин и фарфора. Она села на
кровать рядом.
-- Давай выпьем, -- сказала она.
Они полюбили пить вино, что, впрочем, случалось редко
из-за его дороговизны. Государство выбирало сорт и название. В
этом месяце выпустили портвейн "Прогресс". Клара держала его в
алом с белым горлышком богемском графине. Стаканы были
современные, небьющиеся и невзрачные.
-- Что сказал доктор?
-- Он был очень мил.
-- Ну?
-- Гораздо умнее прежнего.
-- Он сказал, что это связано с той операцией?
-- О, да. Все от нее.
-- Он сможет тебя вылечить?
-- Да, он так думает.
-- Хорошо.
Они выпили вино.
-- Тот первый врач здорово испортил операцию?
-- Еще как. Новый доктор говорит, что я -- уникальный
случай. Видишь ли, я беременна.
-- Клара...
-- Да, удивительно, правда?
Он подумал.
Он вновь наполнил стаканы.
Он сказал:
-- Плохо, бедняжка будет не Сиротой. Возможностей
маловато. Если это мальчик, постараемся зарегистрировать его
как рабочего. Конечно, может быть и девочка. Тогда, --
просветлев, -- мы могли бы сделать ее танцовщицей.
-- О, не говори мне о танцах, -- крикнула Клара и вдруг
заплакала. -Не надо о танцах.
Ее слезы капали все быстрее. Это была не вспышка
раздражения, а глубокая, необоримая, неутешная скорбь.
А на следующий день она исчезла.

IV
Приближалась пора Санта Клауса. Магазины были полны
тряпичных куколок. В школах дети распевали старые песенки о
мире и доброй воле. Забастовщики вернулись на работу, чтобы
угодить к квартальной премии. На елках развешивали лампочки, а
топки Купола Спасения гудели вновь. Майлза повысили. Теперь он
сидел возле помощника регистратора и помогал штемпелевать и
подшивать документы мертвых. Эта работа была труднее прежней, к
которой он привык, а кроме того Майлз жаждал общества Клары. В



Страницы: 1 2 3 4 [ 5 ] 6 7 8
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.