read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


-- Между прочим, товарищ следователь.
-- Правильно, товарищ следователь. Вы учтите мою ситуацию: соседка
пожаловалась жене, что я ее обругал за телевизор по-нехорошему, я жене
объясняю обстоятельства, но я говорю, что бегал к Сосновым, а бегал-то я к
Феде Антонову потому что до него ближе, а Федор тоже судимый и, значит, по
жениному пониманию, он для меня под запретом, а она мне ультиматум
поставила, так что теперь, если узнает, она мне такое выдаст...
* * *
Миша Мухин, он же Сэм, валяется дома на диване с книгой. В соседней
комнате вполголоса препираются мать Миши и ее отец, древний благообразный
старец.
-- Папаша, послезавтра Константин из поездки вернется. Скажите вы своим
богаделкам, чтобы не ходили пока.
-- Неча ими брезговать! Сестры они мне по древлепрославленной нашей
вере.
-- Вам -- сестры, а Косте -- хуже горькой редьки.
-- Срамишь седины мои, Аксинья. Чужие люди идут за духовным
наставлением, а родная дочь лба не перекрестит. Гореть тебе дура, в геенне
огненной.
-- Да отстаньте, папаша, молюсь, молюсь я.
-- Когда тебе молиться, ты телевизор смотришь.
-- А то вы не смотрите!
Чего дед не желает слышать, то он попросту пропускает мимо ушей.
Мухина переобувается в передней.
-- В магазин? -- осведомляется дед.
-- Хлеба к обеду.
-- А что на обед?
-- Щи вчерашние да яичницу зажарю.
-- Знаешь ведь, что нынче постный день! -- Нет чтобы отцу грибочков
подать, рыбки. Котлеты да яичницы -- словно назло во искушение вводишь!
-- Грибочки, папаша, на базаре кусаются. И рыбка в цене: вы ведь не
селедку просите, а что поблагородней.
-- Константину небось припасла уже и красненького и белень­кого. Как
приедет, пир горой. А отцу жалеешь!
-- Мне ваши посты влетают дороже пиров! -- Она направляет­ся к двери. .
-- Стой! Куда простоволосая? -- и таким грозным тоном, что Мухина без
звука повязывается косынкой.
Дед переключается на Мишу.
-- Все читаешь?
-- Что поделать, грамотный.
-- А чего читаешь?
-- Исторический роман.
-- Из какой же истории?
-- Времен царя Алексея Михайловича.
-- Тьфу! С него вся скверна пошла.
-- Никона разжаловал, что ли?
-- Не разжаловал, а низложил на собрании всех патриархов. Законно
низложил.
-- Тогда какие к Алексею Михайловичу претензии?
-- Исконное наше двоеперстие, истинное, кто запретил? Ни­кон. До Никона
все двумя перстами крестились. А если Никона потом вон, да в простые монахи,
можно сказать, как врага народа, то почему троеперстие его сохранили? Как об
этом в романе объясняется?
-- Никак.
-- Дурак твой историк.
-- Дед, ругаться грех, -- уличает Миша.
-- С вами кругом грех.
За окном слышен условный свист. Перед домом дожидается вся компания.
Выбегает Миша. Обычные приветствия, и дальше раз­говор на ходу.
-- Чего застрял?
-- Дед все ведет среди меня религиозную пропаганду.
-- И как ты?
-- Ничего, мне на пользу: заставляет извилиной шевелить. Слушайте,
какую недавно мыслишку подпустил. Насчет проис­хождения людей. Если,
говорит, человек -- венец творения, по образу и подобию, то с него и спрос
великий. Происхождение, так сказать, обязывает. Поэтому, говорит, вы
нечестивцы, и решили быть лучше от обезьян. С обезьяньих потомков что
возьмешь? Никакой ответственности. Если говорит, считать, что ваши пра­бабки
нагишом по деревьям скакали, тогда, говорит, конечно, кругом сплошной
прогресс. Хоть бомбы друг в друга кидайте, хоть пьяные под забором дрыхните
-- все равно можете гордиться и возноситься, потому что обезьянам до вас
далеко. Даже послед­ний, говорит, болван все ж таки на двух ногах ходит и
даже в штанах.
-- Богатая идея! -- смеется Леша.
Наташа добавляет:
-- И с ядом.
-- А что ты ответил? -- спрашивает Сенька.
-- Начал про эволюцию, про научные данные. А он говорит: ваша
"еволюция" -- чушь. Небось, говорит, сколько ни копают, а в главном-то месте
дырка. Тут обезьяна -- тут человек, а переход­ного звена промеж них нету.
-- Да откуда он знает?
-- Начитался журнала "Знание -- сила", таскает у меня поти­хоньку.
-- Силен старик! -- Сеньке разговор любопытен.
-- Да, въедливый. При отце помалкивает, а без отца -- хозяин в доме.
Мать его до сих пор боится. Как зашипит: "Аксинья, прокляну!" -- она чуть не
в ноги: "Папаша, простите!"
-- Ничего себе! -- фыркает Наташа.
-- Лично я -- от обезьяны, -- говорит Леша, -- внутренний голос
подсказывает. А ты, Натка?
-- Сколько красивых зверей! Нашли действительно, от кого произойти.
-- С обезьяной сравнивают только в насмешку, -- поддакивает Сенька.
-- Миш?
-- Лелею надежду, что предки прилетели из космоса. Затем часть их
выродилась в людей, часть -- в мартышек.
-- Назревает идейный раскол, -- констатирует Леша. -- Надо выяснить
мнение общественности. Стажер! Будешь опрашивать каждого третьего прохожего.
-- Только прямо в лоб, -- оживляется Наташа. -- Дяденька или тетенька,
вы от обезьяны произошли?
-- Чудно! -- кивает Гвоздик. Он отсчитывает прохожих на другой стороне
улицы. Третий по счету останавливается у витри­ны, и Сенька, подойдя, бойко
начинает ему в спину.
-- Гражданин, разрешите спросить...
Тот оборачивается. Это гориллообразный детина. Спрашивать его о
происхождении -- недвусмысленное оскорбление. Сенька невольно подается
назад.
-- Я хотел спросить...
-- Ну?
-- Скажите, сколько времени?
-- Пожалуйста. Пятнадцать сорок три. -- И он добавляет нео­жиданно
добродушно: -- Пора свои иметь, парень.
Сенька бредет обратно под хохот компании, слышавшей весь разговор.
-- Что ж ты, Гвоздик? А обещал нас удивить.
-- Роняешь свою репутацию, стажер.
-- От имени присутствующих выражаю глубокое разочарова­ние!
От насмешек Сеньке бросается в голову кровь.
-- Хорошо же... Хорошо. Я вас удивлю!
-- И сильно? -- коварно улыбается Наташа.
-- Увидишь, чего в жизни не видела!
-- Ой, сейчас он устроит затмение Луны, Земли и Солнца! -- "пугается"
Миша.
* * *
"Штаб-квартира" ребят в пустом доме. Наташа, Леша и Миша ждут.
-- Идет, наконец! -- говорит Наташа, первой услышав шаги.
Входит сосредоточенный и напряженный Сенька. Быстро выг­лядывает в
окна, проверяя, пусто ли вокруг.
-- Дайте честное слово молчать. Если кто проболтается, я... я не знаю,
что сделаю!
-- Нагнетаешь атмосферу для эффекта?
-- Сэм, я серьезно.
-- Да о чем речь, стажер, мы своих не продаем!
Еще секунду Сенька медлит, обводя всех взглядом, и достает пистолет
"ТТ". Воцаряется глубокое молчание.
-- Он что -- настоящий? -- осмеливается наконец Наташа.
-- Ясно, не игрушечный, -- Сенька наслаждается произведен­ным
впечатлением.
-- Дай подержать, -- благоговейно подставляет ладони Леша.
Сенька вынимает обойму и отдает пистолет.
-- Да-а... -- произносит Леша после молчания. -- Удивил так удивил!
Слушай, ты его не пробовал?
-- Нет. Берегу патроны. Красивый, правда?
-- Хорош гад!
Они дети 70-х. Даже на экране оружие мелькает коротко и редко -- еще
нет в помине видеоклипов или американских боеви­ков. Они не привыкли к
пистолетам, это шок.
-- Сеня, откуда? -- шепчет Наташа.
Тот дергает плечом и отмалчивается.



Страницы: 1 2 3 4 [ 5 ] 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.