read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


- Никто не говорит! - тупо, каким-то неживым голосом сказала она.
- Ну, а я говорю. Только и всего... - вдруг успокаиваясь и впадая в
свое обычное настроение, возразил Санин, отвернулся и сел.
Вы свое от жизни взяли, а потому никакого права не имеете душить Лиду,
- довольно равнодушно проговорил он, не оборачиваясь и принимаясь писать.
Марья Ивановна молчала и смотрела на Санина во все глаза, а куриный
гребень еще нелепее хохлился у нее на голове. Мгновенно затирая все
воспоминания и о минувшей жизни, с ее молодыми сладострастными ночами, она
закрыла себе глаза одной фразой: "Как он смеет так говорить с матерью!" - и
не знала, что ей делать дальше. Но прежде, чем она решила, успокоившийся
Санин повернулся, взял ее за руку и ласково сказал:
- Оставьте вы все это... А Зарудина гоните вон, а то он действительно
каких-нибудь пакостей наделает...
Мягкая волна прошла по сердцу Марьи Ивановны.
- Ну, Бог с тобой, - произнесла она. - Я рада... Мне Саша Новиков
всегда нравился... А Зарудина, конечно, принимать нельзя, хотя бы из
уважения к Саше.
- Хотя бы из уважения к Саше, - смеясь одними глазами, согласился
Санин.
- А где Лида? - уже со спокойной радостью спросила Марья Ивановна.
- В своей комнате.
- А Саша? - с нежностью выговаривая имя Новикова, прибавила мать.
- Не знаю, право... пошел... - начал Санин, но в это время в дверях
появилась Дунька и сказала:
- Там Виктор Сергеевич пришли... с чужим барином.
- А... Гони ты их в шею, - посоветовал Санин.
Дунька застенчиво хихикнула.
- Что вы, барин, разве можно!
- Конечно, можно... На кой черт они нам сдались!
Дунька закрылась рукавом и ушла.
Марья Ивановна выпрямилась и стала как бы моложе, но глаза ее приобрели
еще более тупое и животное выражение. В душе ее моментально, с удивительной
легкостью и чистотой, точно она ловко передернула карту, произошла полная
перемена: насколько теплело ее сердце к Зарудину раньше, когда она думала,
что офицер женится на Лиде, настолько оно стало неприязненно холодным
теперь, когда выяснилось, что мужем Лиды будет другой мужчина, а этот мог
быть только ее любовником.
Когда мать повернулась к выходу, Санин посмотрел на ее каменный, с
серым недоброжелательным глазом, профиль и подумал: "Вот животное!"
Потом сложил бумагу и пошел за ней. Ему было очень любопытно
посмотреть, как сложится и разовьется новое запутанное и трудное положение,
в которое поставили себя люди.
Зарудин и Волошин встали навстречу с утрированной любезностью, лишенной
той свободы, которой пользовался Зарудин в доме Саниных прежде. Волошину
было несколько неловко, потому что он пришел с известной мыслью о Лиде и эту
мысль приходилось скрывать. Но неловкость эта только еще больше волновала
его.
А на лице Зарудина, сквозь напускные развязность и нахальство, ясно
выступала робкая тоска. Он сам чувствовал, что не надо было приходить: ему
было стыдно и страшно; он не мог представить себе, как встретится с Лидой, и
в то же время ни за что на свете не выдал бы этих чувств Волошину и не
отказался бы от привычного самоуверенного, ничем не дорожащего мужчины,
который может сделать с женщиной что угодно. Временами он прямо ненавидел
Волошина, но шел за ним, как прикованный, не имея сил показать свою
настоящую душу.
- Дорогая Марья Ивановна, - неестественно показывая белые зубы, сказал
Зарудин. - Позвольте вам представить моего хорошего приятеля, Павла Львовича
Волошина...
При этом он угодливо, с неуловимо подмигивающей черточкой в самых
уголках глаз и губ, улыбнулся Волошину.
Волошин поклонился, ответив Зарудину тою же улыбкой, но более заметно и
почти нагло.
- Очень приятно, - холодно сказала Марья Ивановна.
Скрытая неприязнь холодком скользнула из ее глаз на Зарудина, и
осторожно-чуткий офицер сейчас же это заметил. Мгновенно исчезла последняя
его самоуверенность и поступок их, окончательно потеряв игривую забавность,
стал казаться ему невозможным и нелепым.
"Эх, не надо было приходить!" - подумал он и тут впервые ясно вспомнил
то, о чем забывал, возбужденный обществом для него недосягаемо великолепного
Волошина: ведь сейчас войдет Лида!.. Ведь это та самая Лида, которая была с
ним в связи, беременна от него, мать его собственного будущего ребенка,
который так или иначе, а ведь родится же когда-нибудь! И что же он ей скажет
и как посмотрит на нее?.. Сердце Зарудина робко сжалось и тяжелым комом
надавило куда-то вниз.
"А вдруг она уже знает!" - с ужасом подумал он, уже не смея взглянуть
на Марью Ивановну, и весь стал ерзать, шевелиться, закуривая папиросу,
двигая плечами и ногами и бегая глазами по сторонам.
"Эх, не надо было идти!"
- Надолго к нам? - величаво-холодно спрашивала Марья Ивановна Волошина.
- О нет, - развязно и насмешливо глядя на провинциальную даму, отвечал
Волошин и, вывернув ладонь, ловко вставил в угол сигару, дым которой шел
прямо в лицо старухи.
- Скучно вам у нас покажется... после Питера...
- Нет, отчего же... Мне тут очень нравится, такой, знаете,
патриархальный городок...
- Вот вы за город съездите, у нас места есть великолепные... И купанье,
и катанье...
- О, непременно-с! - насмешливо подчеркивая "с", но уже скучливо
воскликнул Волошин.
Разговор не вязался и был тяжел и нелеп, как улыбающаяся картонная
маска, из-под которой смотрят враждебные и скучные глаза. Волошин стал
поглядывать на Зарудина, и смысл его взглядов был понятен не только офицеру,
но и Санину, внимательно наблюдавшем) за ними из угла.
Мысль, что Волошин перестанет думать о нем, как о ловком,
остроумно-нахальном человеке, способном на все, оказалась сильнее тайной
боязни Зарудина.
- А где же Лидия Петровна? - с самоотверженным усилием спросил он,
опять без нужды весь приходя в движение.
Марья Ивановна посмотрела на него с удивленной неприязнью.
"А тебе какое дело, раз не ты на ней женишься!" - сказали ее глаза.
- Не знаю... У себя, должно быть, - холодно ответила она.
Волошин опять выразительно посмотрел на Зарудина.
"Нельзя ли как-нибудь вытребовать Лидку эту поскорее, а то старушенция
мало занимательна!" - мысленно сказал он.
Зарудин раскрыл рот и беспомощно шевельнул усами.
- Я так много лестного слышал о вашей дочери, - осклабляя гнилые зубки,
любезно нагибаясь всем корпусом вперед и потирая руки, заговорил Волошин
сам, - что надеюсь иметь честь быть ей представленным.
Марья Ивановна скользнула взглядом по неуловимо изменившемуся лицу
Зарудина и инстинктивно поняла, что именно мог слышать этот гнилообразный,
наглый человечек о ее кристально чистой и нежно-святой Лиде. Мысль эта была
так остра, что мгновенно приблизила к ней страшное предчувствие падения Лиды
и обняла беспомощным ужасом. Она растерялась, и глаза ее стали в это время
человечнее и мягче.
"Если их не прогнать отсюда, - подумал в эту минуту Санин, - то они
причинят еще много горя и Лиде, и Новикову..."
- Я слышал, что вы уезжаете? - вдруг спросил он, задумчиво глядя в пол.
Зарудин удивился, как не пришла ему самому в голову такая простая и
удобная мысль.
"А!.. Взять отпуск месяца на два..." - мелькнуло у него в мозгу, и
Зарудин поспешно ответил:
- Да, собираюсь... Надо бы отдохнуть, проветриться... знаете...
Заплесневеешь на одном месте!
Санин вдруг засмеялся. Весь этот разговор, в котором ни одно слово не
выражало того, что чувствовали и думали люди, вся его никого не обманывающая
ложность и то, что все, явно видя, что никто не верит, продолжали обманывать
друг друга, рассмешили его. И решительное, веселое чувство свободной волной
прихлынуло к его душе.
- Скатертью дорога, - сказал он первое, что пришло ему в голову.
И как будто со всех слетел строгий, крахмальный костюм, все три
человека мгновенно изменились. Марья Ивановна побледнела и стала меньше, в
глазах Волошина мелькнуло трусливо-животное чувство, превратившее его в
насторожившегося зверька, а Зарудин тихо и неуверенно поднялся со своего
места. Живое движение прошло по комнате.
- Что? - подавленным голосом спросил Зарудин, и голос его был тот
самый, который не мог быть ему несвойствен в эту минуту.
Волошин испуганно и мелко засмеялся, острыми пугливыми глазками
отыскивая свою шляпу. Санин, не отвечая Зарудину, с веселым и злым лицом,
нашел шляпу Волошина и подал ему. Волошин раскрыл рот, и из него вышел
тоненький придавленный звук, похожий на жалобный писк.
- Как это понять? - с отчаянием крикнул Зарудин, совершенно теряя
почву. "Скандал!" пронеслось в его помертвелом мозгу.
- Так и понимайте, - сказал Санин, - вы тут совершенно не нужны и вы
доставите всем большое удовольствие, если уберетесь отсюда.
Зарудин шагнул вперед. Лицо его стало страшно, и белые зубы оскалились
зловеще и зверино.
- А-а... вот как... - проговорил он, судорожно задыхаясь.
- Пошел вон, - с презрением, коротко и твердо ответил Санин.
И в голосе его послышалась такая стальная и страшная угроза, что
Зарудин отступил и замолчал, нелепо и дико вращая зрачками.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 [ 41 ] 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.