read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



некоторым удивлением посмотрел на мой совершенно неуместный знак -- два
больших пальца -- и пожал плечами. Потом он рассказывал, что очень удивился
в эту минуту, но, посомневавшись, решил: его дело -- озвучивать, а думать --
мое дело. Тем более что лексикон за исключением одного-единственного слова
был исчерпан. Это слово в результате моей невольной подсказки он и вывалил в
прямой эфир:
-- Говно!
-- Спасибо! -- еще не вникнув в смысл услышанного и выдавая заранее
подготовленный текст, радостно поблагодарила Стелла. -- Напоминаю: нашим
полночным гостем был писатель Виктор Акашин. До новых встреч!
Осознав сказанное Витьком, я с ужасом посмотрел на свои большие пальцы.
Режиссерша стала белее, чем мел, Стелла, наконец освоив услышанное, так и
осталась сидеть с открытым ртом. А из поднебесья раздался сдавленный стон.
На мониторе сначала крупным планом появилась икебана, и было видно, как по
синтетическим листьям ползает муха. Потом возникла картинка с ночным
Кремлем. Нас вывели из эфира.
Это была катастрофа!


20. ВИКТОР АКАШИН КАК ЗЕРКАЛО РУССКОЙ РЕВОЛЮЦИИ
В ту ночь Витек уснул знаменитым. Ему даже не понадобилось, как некогда
Байрону, дожидаться утра. Дома, на нервной почве, он вобрал в себя глазунью
из семи яиц, пакет молока, батон хлеба и рухнул в своем чуланчике, не ведая,
что угрюмая его слава уже бьет в дверь здоровенной колотушкой. Эти удары мне
пришлось принять на себя, о чем я, конечно, сейчас расскажу. Но сначала
объяснимся...
А что, собственно, спросите вы, произошло? Ну, обозвал Витек соцреализм
полупечатным словом, кстати, далеко не самым полупечатным из могучих
полупечатных запасов русского языка, не говоря уже о непечатных запасах!
Подумаешь, делов-то! К тому же обозвал какой-то там социалистический
реализм, сомнительный творческий метод, похожий на искусственный мед,
который я однажды ел в несуществующей уже ГДР. Ныне выросло целое поколение,
понятия не имеющее, что такое соцреализм и с чем его едят. А люди постарше,
даже неплохо в свое время подзаработавшие на этом творческом методе, если и
вспоминают о нем, то как о давно усопшем родственничке, часто дававшем на
мороженое, но при этом все время читавшем нудные нотации... Одним словом,
ерунда все это, если еще учесть, что буквально на наших с вами глазах (и на
наши с вами головы) рухнула целая страна заодно с социально-экономическим
строем...
Но время! -- возражу я вам. Вы совершенно не учитываете время -- этот
неостановимый поток нечистот, в который нет даже никакой необходимости
вступать дважды, ибо одного раза вполне достаточно, чтобы безнадежно
измараться на всю оставшуюся жизнь... (Запомнить!) К тому же происходило все
это в пору, когда Горбачев уже начал мечтать о невинных демократических
удовольствиях, но еще не решался скинуть пояс марксистско-ленинского
целомудрия. Однако жажда принципиально новых ощущений уже бурлила в нем и
для начала вылилась в полусухой закон и средневековые гонения на заслуженно
выпивающих после работы граждан. Должен сказать, этот первородный -- в
условиях нашего Отечества -- грех до самого конца тяготел над Михаилом
Сергеевичем и в конечном итоге предопределил крах всех его реформ. Жена, во
время застолий хватающая своего мужа за руку, несущую к устам наполненную
рюмочку, всегда плохо заканчивает! (Тоже запомнить!)
А еще Горбачев стал выезжать за рубежи, и это имело далекие
последствия. В сущности, он был похож на девочку-подростка, которую строгие
родители впервые свозили в гости к родственникам, и там эта отроковица,
перезнакомившись с кузинами, вдруг с завистью узнала, что они, оказывается,
давно уже курят и целуются с мальчиками. И девочке страшно захотелось стать
похожей на своих раскованных кузин. Но как? При таких строгих и неумолимых
родителях, при таком сурово-размеренном внутрисемейном быте это невозможно!
Но хитрая девочка все же сообразила: начать надо с мелочей, с колебания
почти незаметных устоев, даже -- устойчиков. Например, отказаться от
утренней тарелки геркулесовой каши, каковую безропотно лопает в их семье по
утрам уже четвертое поколение. И с кашей вроде получилось... Теперь можно
дождаться другого случая и однажды капризно объявить: в девять часов
ложиться спать я больше не буду, ибо как раз в это время по телевизору идет
сериал о мексиканской девице, сходящей с ума из-за того, что она никак не
может определить, кого любит больше и темпераментнее -- Педро или Диего.
Тоже получилось... Тогда как-нибудь после школы можно не прийти домой
обедать, а отправиться шататься по улицам, строя глазки проезжающей мимо
шоферне... Пройдет совсем немного времени, и родители, внезапно вернувшись
домой из вынужденной отлучки, вдруг обнаружат свою обкурившуюся травкой
дочку в постели с двумя неграми... Неужели, вы думаете, в этот миг родители
поверят, что все началось с той давней поездки к родственникам и с
отвергнутой тарелки геркулесовой каши? Впрочем, с неграми -- это я уже
заехал в ельцинский период отечественной истории...
Но именно такой геркулесовой кашей и стало для России выпущенное
Витьком в эфир -- не без моей помощи -- уже известное вам словечко. Да, как
ни горько признать, но именно это слово было в начале всего того, что
случилось впоследствии с нами. Конечно, об этом никто сейчас и не
вспоминает, как несчастные родители, увидев бесчувственного ребенка с двумя
чернокожими извращенцами, не вспоминают о тарелке геркулесовой каши. К тому
же передача шла прямо в эфир и никакой записи не сохранилось, поэтому
доказать документально истинность своих слов я не могу. Но я взываю к вашей
памяти! Вспомните давно уже закрытую -- кстати, именно после того случая --
передачу "Полночный гость"! Вспомните ваше потрясение! Вы не могли его
забыть! Услышать такое с робкого советского телеэкрана, который и
существовал-то тогда в наших квартирах вроде лишь для того, чтобы прямо или
исподволь настойчиво внушать нам: когда в конце времен солнце
окончательно остынет, то своим прощальным лучом оно осветит склоненную
фигурку школьника, конспектирующего статью Ленина "Как нам реорганизовать
Рабкрин". Правда, сейчас экран с тем же упорством доказывает нам, что при
тех же обстоятельствах луч умирающего солнца высветит того же школьника,
только склоненного над свежей сводкой долларовых торгов... Но вернемся,
вернемся в то безмятежно-тоталитарное время: вот вы полудремно раскинулись в
кресле перед включенным телевизором -- и вдруг подскочили, услыхав, каким
восхитительно-срамным словом молодой писатель Акашин обозвал постылый
соцреализм, как бесшабашно он боднул пусть не устои, а всего-то один
устойчик осточертевшего режима. Боднул-таки! И не по вражьему голосу боднул,
а по родному советскому телевидению... "Ну, началось!" -- подумали вы и
принялись криком звать с кухни жену. Мол, иди сюда! Тут такое! Наверное,
медведь в Кремле сдох. Неужели забыли? Забыли... Понимаю, с тех пор
столько всего произошло... Но это было! Было это слово! И было оно --
вначале!
...Как только погасли юпитеры и осветители унесли лишившуюся чувств
крашеную режиссершу, Стелла зарыдала и, размазывая по лицу поплывшую тушь,
убежала куда-то за колодезный сруб. Опытная телевизионщица, она, конечно,
понимала, чем ей грозит это сквернословие на всю страну! Витек пожал
плечами, встал и тут же запутался в длинном проводе от "петлички", но
потрясенный телеперсонал даже не решился подойти и отстегнуть микрофон. Это
пришлось сделать мне.
-- Вроде я чего-то не так сказал? -- настороженно спросил Витек.
-- Все было отлично! -- фальшивым голосом успокоил я.
-- Ты извини, у меня твоя фамилия из башки совсем выскочила!
-- Нормально. Зато Пушкин был на месте...
-- Еще бы! У нас учительница по литературе такая стерва была! Я ей на
огороде картошку окучивал, а она мне "Евгения Онегина" наизусть шпарила.
-- Повезло.
-- Поехали домой -- жрать хочется, сил нет! -- взмолился Витек.
-- Через двадцать минут будем дома! -- самоуверенно пообещал я.
На самом деле я, конечно, так не думал и даже побаивался, что нас
возьмут прямо в Останкино. Не взяли, хотя милиционер, проверявший на
обратном пути наши пропуска, зачем-то связывался со своим начальством, но
команды, видимо, не получил и отпустил нас с явным огорчением. На улице
стояла абсолютная ночь, и добраться домой на муниципальном транспорте было
делом безнадежным. Но не успели мы подойти к стоянке такси -- понятное дело,
пустынной, -- как откуда-то из зловещей темноты выскочила черная "Волга" и,
завизжав тормозами, остановилась возле нас. "Главное, до того, как начнут
бить и допрашивать, позвонить Сергею Леонидовичу!" -- подумал я и, сложив
две руки вместе, чуть выставил их вперед, чтобы удобнее было застегивать
наручники. Но это оказался решивший подзаработать водитель служебной машины.
Всю дорогу он ругал московские дороги в частности и коммунистов в целом
самыми последними словами, по сравнению с которыми наше словечко в эфире
было невинным пустяком.
О том, как повел себя Витек, придя домой, вы уже знаете. Я же, несмотря
на поздний час, оказался прикованным к телефону. Кстати, когда мы вошли, он
беспрерывно звонил и, казалось, уже охрип, как младенец, вывезенный подышать
воздухом на балкон и там позабытый. Первым был легкий на помине Сергей
Леонидович.
-- Достукался? -- грозно спросил он.
-- В каком смысле? -- прикинулся я.
-- Ладно ваньку валять! Почему не согласовал акцию?
-- Какую акцию?
-- Ладно, сказал, придуриваться: твой телефон только завтра на
прослушку поставят. Почему, спрашиваю, не согласовал?
-- А ты бы разрешил?
-- Нет, конечно!
-- Поэтому и не согласовал. Надо было на месте решать. А другого такого
случая не представилось бы! Ну, в общем, я решил взять ответственность на
себя...



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 [ 41 ] 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.