read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



исчезла - может, валяется в ванной или утепляет холодильник. А в довершение
к этой картинке - добрый молодец с топором! Весьма законный повод
возмутиться. Уверен, девять женщин из десяти сказали бы: ?Ах ты,
мерзавец!..? Реакция десятой была бы, вероятно, энергичней, с упоминанием
ненормативной лексики. Но моя принцесса лишь поглядела на меня, на
творившийся вокруг разор и улыбнулась. Потом промолвила:
- Димочка, ты не устал? Этот топор такой тяжелый? Не принести ли
молоток?
- Есть время для молотка, а есть - для топора, солнышко мое. С этими
словами я вышиб заднюю стенку шкафа. Протяжно заскрипели гвозди, доски с
грохотом рухнули в мою прихожую, сверху посыпалась штукатурка, и, будто
салютуя воссоединению, взметнулись клубы пыли. Я раскашлялся, Дарья чихнула,
а Петруша пронзительно завопил: ?Карр-раул! Рр-рифы по куррсу! Прр-ротечка,
прр-ридурок!?
Пыль осела, и сделалось видно, что из двух маленьких прихожих получился
вполне приличный холл. Птичка моя уже озиралась по сторонам, вертела
каштановой головкой и, кажется, мысленно расставляла мебель: диванчик -
туда, столик - сюда, а вот на эту стену - полочки и что-нибудь яркое,
акварель или батальное полотно. Скажем, Рыжая Соня убивает гиперборейского
лазутчика? Разумеется, кочергой.
Наконец Дарья сморщила носик, взмахнула ресницами и с одобрительным видом
произнесла:
- Как хорошо получилось, Димочка! Как просторно! И на площадку не нужно
выходить? Знаешь, боюсь я этой площадки, темно там и страшно? Я внимательно
посмотрел на нее - то ли шутит, то ли правду говорит?.. И о чем - заметьте!
- думает? Какие там мысли вертятся под каштановыми кудрями - кроме тех, куда
приткнуть диванчик?
Но лицо Дарьи было воплощением невинности; стояла она, скромно потупив
глазки, сдвинув ножки в итальянских туфельках, и будто бы чего-то ждала. Я
решился, бросил топор на груду досок, обнял ее и кивнул в сторону пролома:
- Ты, надеюсь, понимаешь, что эта дыра - новый этап в нашей жизни?
Утвердительный взмах ресниц. Та же манера, что у Косталевского, но у женщин
это получается гораздо выразительней.
- Могу я предложить вам руку и сердце, прекрасная сеньорита? В дополнение
к официальным обязательствам?
Темные веера ресниц снова поднялись и опустились. Я чувствовал, как под
моей ладонью колотится ее сердце.
- Вы согласны? Вы окажете мне честь? Вы?
Она внезапно прижалась ко мне и шепнула, обдавая горячим дыханием щеку:
- Много говоришь, Димочка? Давай-ка лучше доски приберем. ? Когда мы уже
лежали в постели и шептались в темноте, в гостиной наметилось шевеление,
будто Петруша расправлял крылья, проверяя клетку на прочность, или
шебуршился так, для моциона. Он скрипел, возился, щелкал клювом и вдруг
внятно, с паузами в нужных местах произнес:
- Даррья - крр-расавица? Дмитррий - фррукт, фррукт? Прр-рошу прр-ростить
по-коррно!
Дарья вздрогнула:
- Что это с ним? Не заболел ли? Может, тронулся умом? Как ты думаешь,
милый?
- Думаю, он от счастья орет. Теперь у него и хозяйка есть, и хозяин, -
объяснил я, поднялся и дал Петруше банан.

Глава 20
Утро выдалось ясное, теплое, какие случаются в сентябре: в небесах - ни
облачка, ветер спит, солнце сияет так, будто под ним не карельские мрачные
сосны, а андалусские пальмы и оливы. Проводив Дарью, я позавтракал, сложил
стопкой доски от разбитого шкафа и плотно их перевязал. Затем подошел к
окну, присмотрелся, однако знакомых топтунов не обнаружил. Ни Джеймса Бонда,
ни рыжего Койота, ни Итальянца, ни прочих остальных. Зато появились два
новых типа, коренастые и с усиками - вероятно, крупные специалисты по ловле
блох. День предстоял ответственный, и Скуратов, надо думать, выделил лучших
из лучших, не позабыв усилить их автотранспортом - ?девятка? ?Жигули?
дежурила, как обычно, со стороны проспекта. А коренастые-усатые сидели на
лавочке, но не на той, что у песочницы, а ближе к мусорным бачкам.
И это было хорошо. Просто отлично! Я ведь не Косталевский, с сорока
метров гипнотизировать не умею, мне надо ближе подойти, чтобы бабахнуть
прямой наводкой. А вдруг не подпустят? Встанут и смоются? Бегать за ними мне
не хотелось, а потому был нужен повод. Мусорные баки, например. Я вернулся в
спальню. Там, на прикроватной тумбочке, рядом с лампой-маячком, стояли розы.
Все пять, и каждая - в своем кувшинчике. Пахли они одуряюще и выглядели
абсолютно свежими, не исключая и той, что побывала у Дарьи в волосах.
Несомненно, питающий их бальзам обладал огромными животворными силами.
Вполне достаточными, чтоб поддержать в одном горшочке существование двух
цветков.
Итак, я переставил розы, понюхал темноватую жидкость в кувшинчиках (ничем
предосудительным она не пахла) и заткнул емкости пробками. Потом спрятал два
кувшинчика в сумку, вместе с конвертами, бумажником и сигаретами, сумку
повесил на плечо, доски взял под мышку и спустился вниз. Этакий
хозяйственный мужчина: сломал в своей квартире шкаф и тащит доски на
помойку. Чтобы добро не пропадало, и граждане, охочие до досок, могли
попользоваться ими. С толком и в полное свое удовольствие.
Топтуны даже голов не повернули в мою сторону. Я избавился от ноши,
оставив ее у кирпичного паребрика за мусорными баками, ощупал браслет на
правой руке и неторопливо зашагал обратно к подъезду. Как раз мимо лавочки,
где сидела пара усатых. Там внезапно притормозил, дернул вверх рукав свитера
и произнес:
- Взгляните, мужики, что-то хронометр мой барахлит. А вы, часом, не
мастера? По виду, так крупные специалисты? Сработало! Они дернулись и
застыли, не спуская глаз с гипноглифа. Темная обсидиановая спираль мерцала
на моем запястье, перемигивались в ней крохотные серебристые огоньки, и два
человека с окаменевшими лицами глядели на нее - глядели так, будто явился им
сам Моисей, груженный скрижалями Завета. В глазах их была покорность. Глаза
казались плоскими, будто бы даже оловянными, и в них не отражалось ничего -
ни мысли, ни яростного гнева, ни экстаза любви, ни желания вспомнить или
забыть. Ничего такого, что порождали другие амулеты? Страшное зрелище!
В этот момент я сам перепугался. Но был в моем испуге рациональный
элемент:
Дошло внезапно, что Косталевский прав и что в такие игры нормальным людям
играть не полагается. То есть я это и раньше понимал, но понимание
происходило от логики, от рассудка, а чувства - те, что питаются
неосознанными желаниями, - подсказывали совсем иное. Гипноглиф власти у меня
в руках? владеющий им - Повелитель? Владыка Мира, которому все позволено и
все доступно? завоеватель и мессия в одном лице, Вождь и Отец народов? Или -
проявим скромность! - Господин. Хозяин над душами людскими, диктующий, что
плохо и что хорошо, какие желания греховны, какие - праведны, кого надлежит
распять, кого отправить в лагеря, кого бомбить, какие страны сжечь, каким
идеям верить? Искус, великий искус, дьявольский соблазн, которого не
выдержал мой сосед!.. Бывший сосед, а ныне покойник Арнатов Сергей Петрович.
Судорожно сглотнув, я опустил рукав свитера и сказал:
- Ну-ка, ребята, подвиньтесь.
Они освободили место посередине и вылупились мне в лицо преданным
собачьим взглядом. Такого взгляда в России теперь не встретишь, не та эпоха
и не тот электорат: так, наверно, глядел на Сталина комбайнер, когда ему
вручали за ударный труд. Я приземлился. Сказать по правде, ноги меня не
держали. Не гожусь в повелители и вожди! Видно, харизмы не хватает.
Сердце мое постепенно успокоилось, дыхание стало ровным, ледяной комок в
животе растаял, и только испарина холодила лоб. Давно я таких встрясок не
испытывал. Даже ворочая трупы в морге? Но те были абсолютно мертвыми, а эти
- как бы живыми. Но в то же время и не живыми: ведь человек, попавший под
беспредельную власть другой личности, мертв. Несомненно мертв - как полено
под топором дровосека.
- Откуда вы, мужики? - спросил я, чувствуя, что мой голос дрожит и
вибрирует, подобно натянутой струне. - От Скуратова Иван Иваныча?
Они ответили разом оба:
- Так точно.
- От него.
- Говори ты. - Я кивнул сидевшему справа. - Скуратов еще кого-нибудь
прислал?
- Еще двоих.
- Где они?
- На улице, в машине. Сказать, как зовут?
- Не надо. Ты и так молодец. - Его лицо дрогнуло в жалкой пародии улыбки:
казалось, он был счастлив услышать похвалу.
Вытащив из сумки два кувшинчика, я передал их топтунам.
- Пейте! Это новейший препарат дозированного сна. Спать будете ровно
двадцать минут, затем проснетесь и до вечера останетесь бодрыми и свежими. О
нашей встрече - забыть. Продолжать наблюдение за подъездом. Докладывать
начальству по мере надобности.
Они выпили. Они выпили бы даже тогда, если б в кувшинчиках был яд.
Конечно, можно было обойтись без театральных эффектов, но я хотел выяснить
пределы своей власти. Похоже, Косталевский меня не обманул: она была полной,
неограниченной и беспредельной.
Глаза соглядатаев закрылись, горшочки выпали из ослабевших пальцев. Я
поднял их, бросил в мусорный бак и быстрым шагом направился к метро.
Разумеется, дворами, чтобы не наткнуться на сидевших в ?жигуле?. Амулет в
футлярчике из-под часов жег мне запястье, словно плоть моя была поражена
гангреной.

***



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 [ 41 ] 42 43 44 45 46 47 48 49
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.