read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



горизонтальных бетонных перекрытий и стальных переплетов пустых оконных рам.
Он слегка осел одной стороной и накренился; если поднять голову к быстро
бежавшим облакам, то казалось, что это большой океанский пароход сел на мель
и покинут всеми.
Через несколько часов было установлено, что в семнадцатой лаборатории,
в основании левого крыла корпуса, произошел взрыв, сопровождавшийся сильным
выделением тепла и радиоактивного излучения. Однако по силе фугасного
действия она соответствовала всего лишь авиабомбе крупного калибра:
полторы-две тонны тротилового эквивалента.
Все это доложил Александру Александровичу Тураеву молодцеватый
инженер-аварийщик со светлыми усиками на красном от холодною ветра лице
начальник команды. Александр Александрович неловко по-штатски сутулился
перед ним.
Радиоактивная опасность во дворе незначительна. Отсутствует радиация в
остальных частях корпуса и во вспомогательных зданиях. В семнадцатую
лабораторию мы проникнуть не могли из-за сильной радиации воздуха и самого
помещения. Установлены и работают воздухоочистительные устройства. Причины
взрыва еще неизвестны. Человеческих жертв не обнаружено... Окончив доклад,
начальник команды спросил: Разрешите продолжать работу?
Да-да! Пожалуйста, идите. Однако вот что: пока ничего решительного,
пожалуйста, не предпринимайте... без моего... э-э... указания. За четкой
напористостью рапорта академик Тураев все же смог уловить, что инженер
далеко не тверд в ядерных исследованиях. Дело-то, видите ли, очень
необычное...
Слушаюсь! Ждать вашего приказания! Начальник команды повернулся и хотел
выйти.
Погодите. Э-э... Скажите, пожалуйста, вы не догадались взять пробы
воздуха для анализа радиоактивности?
Инженер смешался и развел руками:
Не учел, товарищ академик... Прикажете взять?
Теперь уже поздно, пожалуй. Впрочем, возьмите... В разбитые окна
кабинета в административном корпусе свирепо задувало. За столом сидел
Александр Александрович, в плаще, положив озябшие синие руки на стол
"Человеческих жертв не обнаружено..." Перед ним лежали только что
принесенные из проходной два табельных жетона. Треугольные кусочки алюминия
с дыркой для гвоздя и цифрами: "17 24" жетон Ивана Гавриловича Голуба и "17
40" жетон Сердюка. Края округлились от многолетнего таскания в карманах.
Александр Александрович чувствовал душевное смятение и растерянность и
никак не мог справиться с этими чувствами. Разное бывало, особенно в первые
годы крупных ядерных исследований: люди, по своей неопытности или от
несовершенства защиты, заражались радиоактивной пылью, попадали под
просачивающиеся излучения ускорителей. Иногда выходили из управления
реакторы. Это были аварии, несчастные случаи, но это были понятные
несчастья... А сейчас? Тураев чувствовал интуицией старого исследователя,
что случилась не простая авария. За этой катастрофой таилось что-то
огромное, не менее огромное, чем нейтрид. Но что? С глухой, завистливой
печалью чувствовал он, что не ему, восьмидесятилетнему старику, предстоит
вести эти исследования: здесь нужна сила, бешеное напряжение мысли, энергия
молодого воображения. Голуб и Сердюк! Что ж, они погибли как солдаты. Такой
смерти можно только позавидовать. А ведь именно Иван Гаврилович сейчас так
нужен для расследования этой катастрофы, которую он вызвал и от которой
погиб. У него была и сила, и страстность исследователя, и молодая голова...
Александр Александрович отогнал бесполезные печальные мысли, положил
жетоны в карман и тяжело встал: нужно действовать. Он вышел во двор.
На асфальтированных дорожках и лужайках небольшими группами стояли
сотрудники. Они выглядели праздно среди тревожной обстановки в синих,
желтых, коричневых плащах и пальто, в красивых шляпах и, должно быть,
чувствовали это. Весть о том, что профессор Голуб и Сердюк находились в
лаборатории вчера вечером, в момент взрыва, передавалась вполголоса. Никто
ничего толком не знал.
Сердюк? Так я ж его вчера видел, здоровался! удивлялся басом стоявший
невдалеке от Тураева высокий, плотный мужчина. Он вчера к нам в бюро
приборов счетчик частиц приносил ремонтировать!
Как будто это обстоятельство могло опровергнуть случившееся.
Прислонясь к дереву, плакала и беспомощно вытирала руками глаза
красивая черноволосая девушка кажется, лаборантка из лаборатории Голуба.
Возле нее хмуро стоял светловолосый молодой человек с непокрытой
перебинтованной головой и в плаще с поднятым воротником тот, который вчера
видел вспышку в семнадцатой из окна высоковольтной лаборатории...
По дороге в свой институт Николай Самойлов пытался, но никак не мог
осмыслить происшедшее. Только увидев покосившееся, ободранное взрывом здание
главного корпуса, серо-зеленые комбинезоны аварийной команды, тревожные
кучки сотрудников, он почувствовал реальность нагрянувшей беды: "Ивана
Гавриловича и Сердюка не стало! Совсем не стало!.."
Выйдя из машины, он снял шляпу, чтобы охладить голову ветром, да так и
стоял в раздумье перед скелетом корпуса, пока от холода и тоскливых мыслей
его тело не пробил нервный озноб. Что же случилось? Диверсия? Нет,
пожалуй... Неужели то, о чем Иван Гаврилович говорил тогда, в парке, и чего
он, Самойлов, не хотел понять?
Николай увидел академика Тураева в легком распахнутом плаще, с
посиневшим морщинистым лицом и подошел к нему.
Здравствуйте, Александр Александрович! Он пожал сухую, старческую руку.
Я привез два нейтрид-скафандра для... Не найдя нужного слова, он кивнул в
сторону разрушенного корпуса. Помолчал. Думаю, что в лабораторию идти нужно
мне. Я знаю положение всех установок, я хорошо знаю скафандры. И, замявшись,
добавил менее решительно: Я ведь почти два года работал у Ивана
Гавриловича...
Тураев смотрел на высоченного Самойлова, подняв голову вверх,
внимательно и даже придирчиво, будто впервые его видел. Они нередко
встречались и в институте, и на нейтрид-заводе, и на конференциях, но сейчас
отсвет необычайности лежал на этом молодом инженере, как и на всем вокруг...
Высокий, чуть сутулый, продолговатое смуглое лицо с крупными чертами; лоб,
перерезанный тремя продольными морщинами; ветер растрепал над ним светлые
прямые пряди волос; хмурые темные глаза; все лицо будто окаменело от холода
и горя. "Молод, силен... Да, такому это по плечу. Сможет и узнать и
понять... Эх, хорошо быть молодым!" Не зависть, а какое-то светлое отцовское
чувство поднималось в Александре Александровиче. Помолчав, он сказал:
Что ж, идите, если не боитесь... Только одному нельзя, подберите себе
ассистента.
Ассистента? Хорошо, я сейчас спрошу у наших инженеров.
Самойлов повернулся, чтобы идти, но в это время знакомый взволнованный
голос окликнул его:
Николай, подожди!
К нему подходил Яков Якин, хмурый, решительный, с белой повязкой на
лбу. Они поздоровались.
Что это у тебя? показал Самойлов на повязку.
Собираешься идти в семнадцатую? не отвечая, спросил Яков.
Да...
Возьми меня с собой.
Тебя? поразился Николай. Неприятно подумалось: "Славы ищет?" Что это
тебе так захотелось?
Понимаешь... Я видел все это... Вспышку, Голуба, Сердюка, сбивчиво
забормотал Якин. Я тебе хорошо помогу. Тебе там трудно будет понять...
Труднее, чем мне. Потому что я видел это! Понимаешь? Больше никто не видел,
только я... Из окна своей лаборатории. Понимаешь? Я уже пытался пройти,
сразу...
Так про это ты сможешь просто рассказать, потом... Самойлов помолчал. А
в лабораторию мне бы нужно кого-нибудь... он запнулся, понадежнее.
Эго слово будто наотмашь хлестнуло по щекам Якова; в них бросилась
кровь. Он вскинул голову:
Слушай, ты! Ты думаешь... Только ты такой хороший, да? Голос его
зазвенел. Неужели ты не понимаешь, что со мной было за эти годы? Думаешь, я
и теперь подведу, да? Да я... А, да иди ты к... Он отвернулся.
Николай почувствовал, что обидел Яшку сильнее, чем следовало. "Тоже
нашелся моралист! выругал он себя. Сам-то немногим лучше..."
Слушай, Яша! Он взял Якова за плечо. Я не подумав сказал. Беру обратно
слово! Слышишь? Извини...
Яков помолчал, спросил, не оборачиваясь:
Меня берешь с собой?
Беру, беру... Все! Пошли за снаряжением...
По дороге к машинам Николай внушительно поднес кулак к лицу Якина:
Ну, только смотри мне!
Яков молча улыбнулся.
Натягивая на себя тяжелый и мягкий скафандр, покрытый нейтридной
пленкой, Яков негромко спросил:
Коля, а от чего он предохраняет?
От всего: он рассчитан на защиту от огня, от холода, от радиации, от
вакуума, от механических разрывов... В прошлом году я в таком скафандре
бродил по луже расплавленной лавы. Так что не бойся...
Да с чего ты взял, что я боюсь?! снова вспылил Якин.
На этом разговор оборвался. На них стали надевать круглые шлемы с
перископическими очками. Высокий плотный инженер из бюро приборов тот,
который недавно удивлялся, что Сердюка, которого он вчера видел, нет больше
в живых, проверил все соединения и стыки, ввинтил в шлемы металлические
палочки антенны. Николай включил миниатюрный приемо-передатчик в наушниках
послышалось сдержанное дыхание Якина.
Яша, слышишь меня?
Слышу. Якин повернулся, медленно кивнул тяжелым шлемом.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 [ 41 ] 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.