read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



ежели бы я, тихо, мирно, по закону, налогами тяжкими их обложил и тем же
путем, как и достоит, собирал дани? Кто пострадал бы тогда? Един смерд,
един добытчик и кормилец! Он бы платил налоги те, а боярин, купец
наживались на его беде. Богатые побогатели бы, бедные обеднели. А я взял и
нарушил сей уклад! Налоги и дани в Ростове и ныне те же, что и допрежь
того. Как давали кормы на Покров да на Пасху, дак боле и не дают! А
серебро отобрано у богатых, у кого было в скрынях, паче всего у бояр да
купцов! Народ не разорен, а токмо владетели ростовски подорваны. Многие из
вельмож животов лишились, да гости потерпели торговые. Ну а кто разорен -
пожалуйста к нам! Русские люди суть! Не бесермены, не жиды, не латины -
православные! У нас им и легота, и кормы, и земля. Вон у Богоявленья, где
Алексий мой пребывает, и мнихи ростовски появились! Дак где же здесь
позор? Где несправедливость? Дмитров, гляди, от нашей-то власти токмо
выиграет! Уже то одно, что мытный двор обчий, гостям во Тверь и из Твери
лишнего налогу не платить! А мужик не пострадал, ему под Москвою того
легше! Купец, гость торговый? К нам пожалуй! Боярин, ратник? Примем в
службу московскую! Пострадал един токмо князь Борис! Да и то по своей
дури! Поддался бы сразу - доднесь на столе сидел!
Можно, сын, и никого не убить! А зато всех голодать заставить! Да так
голодать, что ни мяса в дому, ни молока на столе не станет! Дети попухнут
с бескормицы, от репы единой животы раздует, а уж ни силы, ни здоровья не
жди! Раззор ведь - когда часом нашло, да минуло - и не раззор вовсе!
Отойдут, отдышат, срубят новые хоромы, взорют пашню - и снова сыт. Худо,
когда данщики кровь сосут, когда налогами давят ежеден сверх силы, то
худо! Тут и народу умаление, и княжеству гибель. Чти в летописании
прежнем: <Отцы наши расплодили было землю русскую>. Расплодили! И зри ныне
по всей Московской волости: в семьях по пять, по шесть, по четверо, менее
не бывает, а где и десяток деточек и больши! По две, по три, по пять
молочных коров во дворах; худо-худо - и то корова да две лошади! Овцы там
да гуси, куры, свиньи - не в счет! И люд все ражий, красный лицом,
здоровый, веселый, кормленый! Баба ведры дубовые в гору несет - лебедушкою
плывет, мужик бревно на плеча здынет - не сбрусвянеет! А поглянь-ко, в чем
одеты москвичи? Посадских молодок за службою от боярынь не отличишь! А и
наши крестьянские жонки, черные, деревенски, в церкву, на праздник ли - в
янтарях да в серебре выйдут! На Велик день окроме нищего да погорельца и
не сыщешь драного-то мужика на Москве!
- Тятя! - Симеон вдруг повалился на ложе, ткнулся пушистою головою в
грудь отца. - Тятя! Знаю же я это все. Не сужу я! Понять хочу - и не мочно
понять мне! Вот ты... я... А потом? А после? Что ить от человека зависит,
с ним и уйдет! Где основа, в чем прочное, чего держатися, дабы и после,
после нас, меня...
Иван приобнял сына. Молча слушал. Было хорошо. И не то, что говорено
и сказано, а то, что сын не отдалил, не ушел от него, а вот тут, с бедами
своими наиважнейшими, как всегда, как прежде, как в детские лета, - хоть и
мужик уже, и князь, и жена на сносях, - притек к отцу.
- Я мыслю, - заговорил он медленно, подбирая слова, - основа
прочности власти - предание. Должно быть такожде, как исстари, как
принято, как от дедов и прадедов заведено, от верху и до низу, во всем.
Налоги вот, дани, кормы - как прежде, по преданию, так и теперь. Уж коли
предание утверждено, и худой правитель не вдруг его переменит! Дабы не
истощить народ! Ни землю, ни лес, ни всякую тварь земную - не истощай, не
порть, не выбивай занапрасно! Достоит потомкам оставить столь же богатую
землю, как и мы получили от прадедов. Бояр я призываю прежде всего из
старых родов! Кто служил тятеньке моему и дедушке, Александру Невскому,
святому! Мыслю Прокшиничей опять перезвать, как Новгород замирю; пото и
Мишиничей из Переяславля на Москву вызвал.
- И Акинфичей?
- Да, и Акинфичей! Надо и их переманить, сын! Бояре должны знать, что
к ним уваженье по роду. Тогда за нас будут не люди, а целые роды: отец,
сын, внук, правнук... Так и пойдет! А от уваженья к большим, к боярам, и
прочим уваженье и честь надлежит, всем по порядку, поряду. Так и гость
торговый должен ведать, что безопасно и прибыльно ему у нас и что за
князем никоторая гривна не пропадет! Ратник должен ведать, что ему за
храбрость на рати, а не за иное что честь воздадут. Смерд, пахарь, паче
всего должен быть в покое за дом свой, за клеть, за землю и добро. Ежели
ведает смерд, что от отца - деда - прадеда все неизменно, прочно, вечно,
то и он кровь свою положит за власть и за князя своего. И веру свою,
православную, должны мы хранить нерушимо. Иного не мыслю, сын! И что бы ни
вершил, сколь чего ни устроил и ни содеял, всегда стремлю к одному: дабы
народ чаял во всем обрести прочность бытия.
Ну, а от иных... Тоже надобно требовати, дабы каждый в деле своем, от
пахаря и до боярина, труд свой свершал со тщанием, яко же и ратные герои,
яко же и богатыри, о коих поют гусляры.
- Тяжко, отец, требовать ото всех высокого! Величие разве не удел
избранных? Я вот пьяных не люблю, даже боюсь...
- Пиянство от лени! - вздохнув и усмехнувшись, отозвался Иван. -
Труженик, он не пьет, а пирует, да и то в свой праздничный час! А
требовать ото всех, ото всего народа, величия надобно, сын! Иначе не
стоять земле! Так мыслит Алексий. Так он и мне баял о том! Знаешь, сын,
егда я умру... Молчи! Когда-нибудь это произойдет все равно! Алексий, он
тебе... Слушай его!
- Батюшка, - вопросил Симеон, приподымая голову, - а не мыслишь ты,
дабы Алексий стал когда-нибудь митрополитом русским?
- Молчи! - сурово оборвал Иван, почти зажимая рот сыну, и повторил
тише: - Мыслю, но токмо молчи, не искушай судьбу!

ГЛАВА 40
Падает пушистый звездчатый снег. Рождество. По Москве, только-только
отстроенной после летошнего пожара, толпами ходят со звездой славщики,
величают младенца Христа. Скоро Святки, гаданья, шумные игры, ряженые в
личинах и харях, ковровые сани, кони в бубенцах... Эх, встретить бы дома!
Мишук, покряхтывая, дотесывает стены в избе, мастерит лавку. Все сам-один,
старшие парни усланы за сеном, не знай, воротят ли к пабедью? Клеть на
пожоге сложили едва-едва до снегов. И то добро, свои ратны устроили помочь
старшому, выручили Мишука. Хоромина получилась добрая, получше прежней,
почитай! А только не обихожена, да и хлев не дорублен. Огрехов тут -
делать не переделать и до Троицы! Но великий князь и так отлагал, сколь
мочно, помогал погорельцам и лесом и тесом. Велик был пожар, вся Москва,
почитай, обновилась!
Нет, Святки дома не встретить, дружина уходит к Нову Городу. Ивана
Данилыча вновь зовут на новогородский стол. Мечется Мишук; да уж, видно,
бросать нать! Все одно всего не переделашь! Катюха хлопочет, дети, точно
гусенки, галдят и так и рыщут под ногами. Тетка после пожара слегла, не
встает. Катюха тяжела опять, с брюхом-то много не набегаешь. Походит,
походит да и присядет, отдуваясь, поглядит на мужа. Зато Любава уже за
хозяйку, летает стрелой. Санька, пострел, уселся на шею к отцу:
- Тятя! Но! Но! Поехали!
- Куда?
- В Новгород!
Мишук, смеясь, сволок озорника, шлепнул:
- Запряг батьку!
Мишук весел, помолодел, глубоко вдыхает морозный свежий дух (только
со снегов и перестало нести горелым чадом). Сейчас уже все страшные труды
осенние позади. А то было: бревна - до хрипа в груди, от топора гудят
плечи и руки, едкий пот заливает глаза. Инова приздынешь бревно, дак и
темные звездочки в глазах, и ноги дрожат, как у той заезженной коняги. А
ничо! Сдюжили! Вона - клеть! И свершить успели! А что скот о сю пору на
дворе, дак на крещенски морозы и в хоромину завести не грех, перестоит!
Весел Мишук, и любо, что идут в Новгород не с войной, с миром. Хоть
поглядеть путем, каков таков Великий, бают, много чего там новый владыка
настроил-наворотил! Стены да церкви камянны, неуж лучше наших еще? Воз с
хлебом да кое-какой лопотью прихватил-таки Мишук на правах старшого. Мочно
будет продать да и с прибытком домой. Воз уже отослан, уже двое молодших
на санях прикатили, торопят. Отданы наказы старшим сыновьям. Катя, толстая
как кубышка, выходит, замотав плат, к воротам. Мишук, наклонясь, целует
жену. Она, зарозовев, тут только и решается, просит:
- Жемчугу привези новогородскова!
Младшие еще цепляются, лезут на сани: прокатил бы батька напоследях!
Молодцы хмельны, добрый конь берет с места в рысь, Мишук валится в
розвальни. И-и-эх! Хохочет. Бубенец под дугой заливается звоном, сани
виляют, встречные сторонят, весело и озорно орут что-то... И-и-эх! Гони!
Снег - пушистый, легкий, сказочный, святочный снег - игольчато холодит
лицо, залепляет очи, усы, бороду. Славная зима! Славный конь! Славный
поход! И Кремник на горке, обновленный снегом, стоит как сказочный, точно
и невереженный вовсе, и только непрестанное тюканье топоров внутри городни
и на стенах говорит о минувшей беде, уже, почитай, и залатанной лихими
секирами неутомимых древоделей.

Князь Иван, опустив поводья и морщась от попадающего в лицо снега,
шагом проминовал новорубленый житный двор (про себя порадовал вновь, что
пожар случился до того, как завезли новину: хоть хлеб уцелел!). Погреба с
добром, бертьяницу и медовушу удалось отстоять, а терема сгорели целиком и
о сю пору еще не отстроены. Уцелели каменные церкви, и еще, городовые
бояре говорят, в межулках, где тупики были, огонь сникал. Впредь надо
велеть так и строить город! Чтобы не продувало насквозь, огненной грозы
ради от улиц велись бы не межулки, а тупики.
Он отер глаза рукавом. Выехать из Москвы, а там и в возок пересесть!



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 [ 41 ] 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.