read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



дороге, обгоняя друг друга, бежали мужики. Они что-то кричали, размахивая
руками. Узнав его, передние бросились к нему, на ходу снимая шапки и
вытирая ими потные лица.
- Сокол ты наш ясный, свет наш Ярославич! Ты уж прости, Христа ради,
что запоздали мы. Это твои бирючи-ротозеи виноваты: поздно прискакали на
погост. А дома нас не было - мы в лесу, по твоему наказу, готовили
строевые лесины.
- А сейчас-то вы о чем тужите?
- Хотели тебе подсобить, в драку с немцами ввязаться, да, вишь, не
поспели: пока добегли, совсем упарились. Глядим: тут и без нас ты
управился, жару окаянным задал!
Александр рассмеялся:
- Да, уж такого жару, что от него немцы в воду под лед полезли, чтобы
малость простыть! Мы им накрепко и надолго отбили охоту совать нос в наш
огород. А вам спасибо, поклон земной, что отозвались на мой клич.
Ступайте, други, к нашим новгородцам - там, на опушке леса, они уже костры
разводят и вас покормят чем бог послал.
Александр медленно, шагом, проезжал вдоль лесной опушки. Ветер качал
сосны, и они тихо стонали и поскрипывали. Князь снял шлем и подставил
порывам ветра свою разгоряченную голову. Далеко, впереди, удаляясь в
сторону Новгорода, тянулись беспредельные леса и перелески. Он отыскивал
что-то глазами и наконец увидел поселок, над которым поднималась ветхая
колоколенка деревенской церкви.
Александр перекрестился и тихо стал шептать молитву, не замечая, как
к нему подошли две женщины-простолюдинки и остановились, ожидая, пока он
их увидит. Старшая, уже седая, приблизилась и, коснувшись рукой его
стремени, сказала:
- Исполать тебе, смелый княжич Олекса! Все мы, бедные смерды, людишки
черные, тебе низко кланяемся: отстоял ты землю Русскую, от лихого ворога
оборонил! Да сохранят тебя господь и матерь его пречистая на многие лета!
- Спасибо на добром слове!
Въехав на бугор, Александр еще раз окинул взглядом недавнее поле
битвы, где лед все более крошился и прибавлялись новые черные полыньи.
Лицо Александра светилось торжествующей силой и радостью победы. Он
поднялся на стременах и с каким-то юным, мальчишеским задором высоко
подкинул шлем, поймал его на лету, потом, повернув коня, помчался во весь
дух к тому месту, где должны были ожидать его боевые товарищи. Они скакали
уже ему навстречу с радостными криками.


Эпилог
ОКАЯННЫЙ ПОДАРОК

ДЗЯДЫ
Прошло несколько лет. По широкому степному шляху, из Чернигова в
сторону Владимирского Залесья, плелись четыре путника. Что-то было в них
странное и необычное - встречные вглядывались и дивились:
- Кажись, дальние...
- Разве не признаешь? Да это дзяды, волынские курослепы!
Одеты путники были так же, как и все крестьяне: и зипуны, и лапти
лыковые с онучами, и колпак поярковый, и за спиной плетенная из лыка сума.
Но зипуны были не бурые, а почти белые, обшиты красными тесемками, равно
как и поярковые колпаки. Онучи тоже были обвиты накрест красной шерстяной
тесемкой, и под коленами у каждого подвешены бубенцы.
Волосы у всех четырех, вьющиеся и спутанные, свободно падали на
плечи. Лица заросли бородой от самых глаз, насмешливых и пытливых, и с
лица не сходила умильная улыбка, точно каждый из четырех хотел влезть в
душу встречного.
Шли четыре дзяда гуськом, цепляясь крючковатыми палками друг за
друга. Передний по временам наигрывал на камышовой дудочке, а остальные
подпевали сиплыми голосами. Протяжные, заунывные звуки неслись далеко по
вольной пустынной степи.
Когда навстречу попадались скрипучие подводы, дзяды, спотыкаясь,
спешили к ним. Пронзительнее заливалась дудка, громче пели сиплые голоса.
- Подайте странникам убогим, каликам перехожим!
В бескрайней степи часто белели омытые дождями конские и человеческие
кости и порубленные черепа. Много их разбросала по дорогам пронесшаяся
ураганом монгольская орда, когда узкоглазые всадники рыскали здесь, не
пропуская ни одного встречного, не обшарив и не вытряхнув все, до
последнего куска хлеба.
А четыре странника, увидев белый череп с проломом от татарской булавы
или кривого отточенного меча, подходили к валявшимся человеческим
безмолвным и безымянным останкам и, сняв колпаки, становились в ряд и
протяжными голосами пели заупокойные молитвы.
Четвертый, самый высокий, затягивал нараспев:
- <...во блаженном успении вечный покой неведомому воину подаждь,
господи, идеже праведники успокояются...>
Слыша молитвы, прохожие издалека спешили к четырем странным каликам,
крестились, совали им куски хлеба или сушеной рыбы и тяжело вздыхали:
- Охти, господи! Сколько душ крестьянских загублено! Сколько таких
костей, слезами не омытых и дождем политых, раскидано по буграм и долинам!
Только ветер им грустную песню споет и посыплет песком да прохожий калика
восплачет над ними!
Много дней плелись четыре путника и наконец пришли в первые погосты
Залесья - обугленные, полуразрушенные, где только вороньё крикливое
кружилось над пепелищем. Однако кое-где зазеленели одинокие березы и уже
забелели новенькие срубы, поставленные, как обычно, на опушке леса или
берегу речки. Встречались землянки, сложенные из старых, обугленных бревен
и испуганно прятавшиеся под яром, точно укрываясь от татарского глаза и их
цепкой, хваткой руки.
Четыре дзяда, распевая, подходили к избам, становились рядком перед
маленьким, безмолвным, непроницаемым окошком, затянутым свиным пузырем, и
пели жалобные песни до тех пор, пока не отодвигалась внутренняя ставенка
окна и оттуда не протягивалась рука, подавая горячие коржики из житной
муки пополам с мякиной.
Возле Переяславля-Залесского, на широких поемных лугах дзяды
позадержались. Всадники на лихих поджарых конях мчались через сырые еще
луга, с трудом поспевая за собаками, гнавшими метавшуюся из стороны в
сторону рыжую лису. Впереди кубарем уносился, заложив уши на спину, серый
заяц. Он большим скачком бросился в сторону и понесся по новому
направлению, к лесу. Борзые, сгоряча пронесясь вперед, завернули за зайцем
и снова кинулись его догонять.
Всадники улюлюкали, кричали, подгоняя коней по вязкому, сырому лугу.
Особенно выделялся один впереди, на высоком легком коне, молодой, веселый,
беспечный. Он щелкал арапником и кричал собакам:
- Раззевы! Пустобрехи! Хватайте куцего!
Собаки, понимая, что ругань относится к ним, старались, как могли, но
заяц снова сделал ловкий скачок в сторону и добежал до опушки леса.
Нарядный всадник и с ним на взмыленных конях еще несколько охотников
остановились перед четырьмя каликами перехожими. Всадник подъехал вплотную
и сорвал колпак у самого высокого дзяда. Он повертел и помял колпак.
Оттуда выскользнула сложенная грамотка. Всадник ловко подхватил ее и стал
внимательно вчитываться, многозначительно покрякивая:
- Да! Да! Да! Вот как?
Четыре дзяда кланялись в пояс, а самый высокий, приглаживая руками
развеваемые ветром длинные волосы, жалобно причитал:
- Чего балуешься? Зачем колпак содрал? Отдай назад! Мне голову
снимут, если я его потеряю.
- И потерял уже! Это тебе даром не пройдет! Тебя не отпущу! - сказал
всадник.
Старик не испугался. Наоборот, приосанился, заложив руку за пояс, и
строгим, пытливым взглядом смотрел на всадника. Новым, деловым голосом он
спросил:
- А ты кто будешь? Не ты ли князь Александр Ярославич? У меня к нему
дело есть.
- Я не князь Александр, а младший брат его, князь Андрей. А мой брат,
князь Александр Ярославич, как раз приехал из Новгорода и гостит у меня в
Переяславле. Тебя я сейчас же отправлю на мой княжий двор, и брат сам с
тобой говорить будет и о твоем деле, и о грамотке этой. А ну-ка, Яша,
отведи-ка честных отцов на наш двор и предоставь их князю Александру.
Возьми-ка эту грамотку и передай из рук в руки. А тебе, старик, кажись,
очень любо покачаться на осине?
Высокий дзяд спокойно ответил:
- А может, больше нравится повеличаться за миской с пирогами!
Подскакал дружинник на пегом коне с длинной белой гривой. Его зоркие
глаза пытливо перебегали со странников на князя Андрея. Он снял колпак,
положил в него грамотку и надел снова на голову.
- Вперед, святые старики, вперед! Веселее! - закричал он и стал
теснить конем четырех дзядов.
Те вприпрыжку, быстро направились по пыльному шляху.
- Куда гонишь? Зачем конем топчешь? Мы люди тихие, убогие! Что ты с
нами делать будешь?
- Не я, а похитрее меня разберут, что с вами делать. Ходи веселее!
Налево, прямо через бугры! - И он засвистал, стегнув плетью коня.




Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 [ 41 ] 42 43
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2022г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.