read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



только слеп, а милорд не был настолько искусен, чтобы я не разглядел его
намерения держать меня взаперти. Та работа, которую он для меня приду-
мал, вовсе не была настолько спешной, чтобы ее выполнять без необходимых
документов, запершись в номере захолустной гостиницы, и вовсе она не бы-
ла настолько важна, чтобы заставить меня по четыре-пять раз переписывать
все ту же бумагу. Я делал вид, что подчиняюсь, но под рукой принимал
свои меры и благодаря любезности нашего хозяина был осведомлен о всех
городских новостях. Таким путем я узнал наконец то, чего, надо сказать,
ожидал уже очень давно. Мне сообщили, что капитан Гаррис, в сопровожде-
нии мистера Маунтена, торговца, проплыл в лодке вверх по реке. Я стал
избегать проницательного взгляда трактирщика - настолько усилилось во
мне чувство, что милорд как-то замешан в этом деле. Но все же, признав в
разговоре, что знаю капитана, а мистера Маунтена в глаза не видел, я
спросил, не было ли с ними других спутников. Мой осведомитель не знал
этого; мистер Маунтен высадился ненадолго, чтобы сделать необходимые за-
купки, потолкался в городе, торгуясь, выпивая и хвастая, и похоже было,
что они предприняли какую-то многообещающую затею, потому что он подроб-
но распространялся о том, как широко будет жить по возвращении. Больше
ничего не было известно, потому что, кроме него, никто с лодки не прихо-
дил в город и они, по-видимому, очень спешили до снега добраться в ка-
кое-то определенное место.
Помню, что в Олбени на другой день выпал легкий снежок и сейчас же
растаял - это было словно предупреждение о том, что нас ожидает. Тогда я
над этим не задумывался, еще плохо зная немилосердную природу этой стра-
ны. Теперь-то я многое понимаю и часто думаю, не таился ли ужас событий,
о которых мне предстоит рассказать, в свинцовом небе и неистовых ветрах,
на чью волю мы оказались отданы, и в ужасающей стуже, принесшей нам та-
кие страдания.
После того как проплыла лодка, я сначала предполагал, что мы вернемся
в Нью-Йорк. Но не тут-то было. Милорд без какой-либо видимой причины за-
тягивал свое пребывание в Олбени и держал меня при себе, нагружая никому
не нужной работой. Я чувствую, что подвергнусь заслуженному осуждению за
то, что сейчас скажу. Я был не настолько глуп, чтобы не понимать своих
собственных подозрений. Я видел, что жизнь Баллантрэ доверена Гаррису, и
не мог не подозревать в этом какого-то умысла. У Гарриса была плохая ре-
путация, и его втайне ссужал деньгами милорд. Торговец Маунтен, как вы-
яснилось из моих расспросов, был птицей того же полета. Предприятие, ко-
торое они затеяли, - отыскание награбленных сокровищ - само по себе да-
вало повод к нечистой игре; а характер местности, куда они отправлялись,
обещал полную безнаказанность в любом кровавом деле. Но не забудьте, что
я был тот самый человек, который пытался спихнуть Баллантрэ за борт в
море, тот самый, который предлагал от души нечестивую сделку самому гос-
поду богу, пытаясь сделать его своим наемным убийцей. Правда, я во мно-
гом потакал нашему врагу. Но об этом я всегда думал как о проявлении
слабости моей плоти, как о своей вине. Разум мой всегда был тверд в сво-
ей враждебности к этому человеку. Правда и то, что одно дело - самому
брать на свои плечи весь риск и вину злоумышленника и совсем другое -
стоять в стороне и глядеть, как марает и губит себя милорд. В этом-то и
была главная причина моего бездействия. Потому что вмешайся я хоть
сколько-нибудь в это дело) я, может быть, и не спас бы Баллантрэ, и не-
минуемо очернил бы милорда.
Вот почему я бездействовал и вот в чем и сейчас вижу свое оправдание.
Тем временем мы продолжали жить в Олбени, и, хотя были одни в чужом го-
роде, мы мало общались и только обменивались приветствиями при встрече.
Милорд привез с собой несколько рекомендательных писем ко многим видным
местным горожанамземлевладельцам, других он встречал раньше в Нью-Йорке.
Благодаря этим знакомствам он имел возможность большую часть времени
проводить вне дома и, к моему огорчению, вести слишком рассеянный образ
жизни. Часто я уже был в постели и томился бессонницей, когда он еще
только возвращался из гостей, и почти каждый вечер он отдавал неумерен-
ную дань спиртным напиткам. Днем он по-прежнему нагружал меня бесконеч-
ными поручениями, проявляя неожиданную для меня изобретательность в том,
чтобы выдумывать и беспрестанно подновлять эту пряжу Пенелопы. Как я уже
говорил, я ни от чего не отказывался, потому что нанят был выполнять его
приказания, но мне нетрудно было раскусить его нехитрые уловки, и я поз-
волял себе иногда говорить это ему в лицо.
- Мне представляется, что я черт, а вы Майкл Скотт [54], - сказал я
ему однажды. - Я уже навел мост через Твид и расколол Эйлдонский хребет
ущельем, а теперь вы поручаете мне свить канат из песка.
Он посмотрел на меня, блеснув глазами, и отвел их в сторону. Челюсть
его зашевелилась, он словно жевал слова, но вслух не сказал ничего.
- Право же, милорд, - продолжал я, - ваша воля для меня закон. И, ко-
нечно, я перепишу эту бумагу в четвертый раз, но, если вашей милости не
трудно, придумайте мне на завтра новый урок, потому что, сказать по
правде, этот мне уж очень наскучил.
- Вы сами не знаете, что говорите, - сказал милорд, надевая шляпу и
поворачиваясь ко мне единой. - Странное это удовольствие - доставлять
мне неприятности. Вы мне друг, но и дружбе есть границы. Странное дело!
Мне не везет всю жизнь. И до сих пор я окружен всякими ухищрениями, вы-
нужден распутывать заговор. - Голос его поднялся до крика. - Весь мир
ополчился против меня!
- На вашем месте я не стал бы придумывать таких небылиц, - сказал я.
- А вот что бы я сделал, так это окунул бы голову в холодную воду. Пото-
му что вчера вы, должно быть, выпили сверх меры.
- Вот как? - сказал он, как будто заинтересованный моим советом. - А
это и правда помогает? Никогда т пробовал.
- Я вспоминаю дни, милорд, когда вам и нужды не было пробовать, и хо-
тел бы" чтобы они воротились. Ведь разве вы сами не видите, что, если
так будет продолжаться, вы самому себе причините вред?
- Просто я сейчас переношу спиртное хуже, чем раньше. И меня немножко
развозит, Макнеллар. Но я постараюсь держать себя в руках.
- Именно этого я и жду от вас. Вам не следует забывать, что вы отец
мистера Александера. Передайте мальчику ваше имя незапятнанным.
- Ну, ну, - сказал он. - Вы очень рассудительный человек, Маккеллар,
и давно уже находитесь у меня на службе. Но если вам нечего больше ска-
зать, - прибавив ей с той горячей, ребячливой пылкостью, которая ему бы-
ла теперь свойственна, - я, пожалуй, пойду!
- Нет, милорд, мне нечего добавить, - довольно сухо сказал я.
- Ну, тогда я пойду, - повторил милорд, но, уже стоя в дверях, он
обернулся и, теребя шляпу, которую скова сиял с головы, посмотрел на ме-
ня. - Больше я вам ни на что не нужен? Нет? Так я пойду повидать сэра
Уильяма Джонсона, но я буду держать себя в руках. - Он помолчал с мину-
ту, а потом с улыбкой добавил: - Знаете то место, Маккеллар, немного ни-
же Энглза, там ручей течет под обрывом, где растет рябина. Помню, я час-
то бывал там мальчишкой; бог мой, это мне кажется какой-то старой пес-
ней. Я тогда только и думал, что о рыбе, и, случалось, брал знатный
улов. Эх, и счастлив же я был тогда! И почему это, Маккеллар, почему те-
перь я не могу быть таким же?
- Милорд, - сказал я, - если вы будете умереннее по части спиртного,
вам будет много лучше. Старая поговорка говорит, что бутылка - плохой
утешитель.
- Да, да, конечно, - сказал он. - Конечно! Ну что ж, я пошел.
- Путь добрый, милорд, - сказал я. - До свиданья.
- До свиданья, до свиданья, - повторил он и вышел наконец из комнаты.
Я привел этот разговор, чтобы показать, каким милорд бывал по утрам,
и если читатель не заметит, насколько он сдал за это время, значит, я
плохо описал своего господина. Знать всю глубину его падения, знать, что
он слывет среди своих собутыльников ничтожным, тупым пьянчужкой, терпи-
мым (если только его терпели) лишь за его титул, и вспоминать, с каким
достоинством он переносил когда-то удары судьбы, - от этого впору было
одновременно и негодовать и плакать.
А в нетрезвом виде он был еще более несдержан.
Я приведу только один случай, имевший место уже в самом конце, - слу-
чай, который навсегда запечатлелся в моей памяти, а в свое время испол-
нил меня прямо-таки ужаса.
Я уже был в кровати, но не спал, когда услышал, как он поднимается по
лестнице, топая и распевая песни. Милорд не был привержен к музыке, все
таланты семьи достались на долю старшего брата, поэтому, когда я говорю
"распевал", это следует понимать - горланил и приговаривал. Так иногда
пробуют петь дети, пока не начнут стесняться, но слышать такое от взрос-
лого, пожилого человека по меньшей мере странно. Он приоткрыл дверь с
шумливыми предосторожностями пьяного, вгляделся в полумрак комнаты,
прикрывая свою свечу ладонью, и, решив, что я сплю, вошел, поставил све-
чу на стол и снял шляпу. Я очень хорошо видел его; казалось, в его жилах
бурлила лихорадочная веселость. Он стоял, ухмылялся и хихикал, глядя на
свечу. Потом он поднял руку, прищелкнул пальцами и принялся раздеваться.
Поглощенный этим, он, очевидно, забыл о моем присутствии и снова запел.
Теперь я уже различал слова старо" песни "Два ворона", которые он повто-
рял снова и снова:
И над костями его скелета
Ветер пусть воет зиму и лето.
Я уже говорил, что он не отличался музыкальностью. Мотив был бессвя-
зен, и его отличало только минорное звучание, но он соответствовал сло-
вам и чувствам поющего с варварской точностью и производил на слушателя
неизгладимое впечатление. Начал он в темпе и ритме плясовой песни, но
сразу же непристойное веселье стало сбывать, он тянул ноты с жалкой
чувствительностью и кончил на таком плаксивом пафосе, что просто невыно-
симо было слушать. Точно так же постепенно сбывала резкость всех его
движений, и, когда дело дошло до брюк, он уселся на кровати и принялся
хныкать. Я не знаю ничего менее достойного, чем пьяные слезы, и поскорее



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 [ 41 ] 42 43 44 45 46 47 48 49
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.