read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


Андрей закончил училище и был распределен на одно из
судов, но не Балтийского, а Черноморского пароходства. С тех
памятных пор я больше его не встречал.
Я к тому времени, как и Андрей, стал женатым, у меня рос
его маленький тезка - Андрюша. Работал я матросом первого
класса на теплоходе "Льгов". Мы ходили в Европу, Канаду, не
забывали и дорогу на Кубу.
Однажды получили назначение в Касильду. Перед глазами
встали ее тенистые улочки, наш старый деревянный причал,
знакомые лица Раймонда, Арминды. О, как я хотел в Касильду!
Будто Касильда была моей малой родиной. Наконец, долгожданный
причал, складские сооружения, нефтебаки... Как-то там, на ее
зеленых улицах? Прошло ведь около трех лет. Между той Касильдой
и Касильдой сегодня было множество разных рейсов, в том числе и
на Кубу. Туда возили технику, оттуда - сахар. Были и
спецрейсы: сложнейшая буксировка из Североморска в Мариэль МПК
(малого противолодочного корабля), два рейса из Балтийска в
Гавану с нашими браво-ребятушками в трюмах, по 360 человек в
каждом рейсе. Операция "клетчатые рубашки".
У первых, поднявшихся на борт грузчиков, я спросил про
Раймонда, про Арминду. Даже не очень верилось, когда грузчики
дружно отвечали, что знают Арминду. Но попросил при встрече
передать ей мою просьбу прийти на "Льгов".
На другой день один из грузчиков подошел ко мне, я стоял
вахту у трапа, и обЪяснил жестами, что Арминда придет к концу
рабочего дня. К концу вахты я все глаза проглядел, вглядываясь
в каждую фигуру, появлявшуюся на причале со стороны берега...
А она появилась неожиданно с другой стороны. Какая-то
лодчонка пристала к причалу с кормы нашего теплохода. Много их
таких пристает. И тут появился опять тот же грузчик. Показывает
в сторону лодчонки и говорит: "Арминда. Арминда."
стала, как сажа, кипенная.
Вглядываюсь пристальней - не могу узнать. Вот она подходит к
подножию трапа и смотрит вверх. Да, конечно, это - она. Я
сбегаю по трапу вниз. Видно, она тоже не узнает меня, но
догадывается. Но вот, когда я уже перед ней: "Николя!" Мы по-
родственному обнялись. Спросит про Андрея или нет?.. Первый
вопрос был об Андрее. Я рассказал ей, что знал. Арминда
пригласила меня на вечер отдыха в молодежный клуб. Сказала, что
будет весело. Может быть я не совсем понял, но она еще сказала,
что наших там будет много.
После вахты я пошел к помполиту и предложил организовать
культпоход в молодежный клуб на вечер отдыха. "Помпей"
согласился, что неплохо бы потанцевать, но мы уже официально
приглашены в это же время на встречу с кубинскими военными
моряками - вечер дружбы. Не пойти нельзя. Так что надо
готовиться почитать стихи о Кубе. Я понял. Оставалась
надежда, хоть на минуту вырваться с этой встречи, найти
Арминду и хотя бы извиниться за то, что не смог явиться на
вечер.
Вечером нас человек пятнадцать прибыли в красивое здание
на главной улице Касильды, внешне напоминающее наши дома
культуры. Кубинцы нас радушно встретили, ввели в дом. Внутри
тоже было все, как в наших клубах: сцена, трибуна, несколько
рядов сЪемных на случай пожара и танцев стульев. Выскочить
оказалось неудобно: вот-вот должны были начать. Однако, малость
запаздывали.
Вдруг толпа ожила, задвигалась, стали занимать места. По
рядам прошел гул, что-то вроде нашего: "Идут! Идут!" По
коридору, образованному расступившимися людьми, шло
долгожданное начальство, и впереди всех, как генерал,
окруженный свитой, вышагивала, приветливо кивая головой направо
и налево, моя знакомая Арминда. оказывается, встреча с моряками
и вечер отдыха - одно и то же. И Арминда. Ах, Арминда!..
Комиссар! политический руководитель Касильды. Вот как!
Играли "Интернационал", произносили речи. Я читал стихи.
Аплодировали. Но больше всех аплодировали нашему помполиту: он
специально построил свое выступление из многочисленных "измов",
лозунгов кубинской революции, и собравшимся казалось, что он
говорил по -испански. После каждой фразы скандировали: "Куба -
си, янки - но!", что означало: "Куба - да, американцы -
нет!" И всем понятное: "Фидель - Хрущев, Фидель - Хрущев!"
А потом было весело.
К сожалению, мне не пришлось станцевать с Арминдой. Сразу
после торжественной части она ушла. Перед уходом подошла ко
мне, пожала руку, чмокнула в щечку и с обычным "Чао, Николя!"
удалилась. Больше я ее не встречал. Честно говоря, не
стремился, как раньше, когда шли на "Льгове" в Касильду. Своим
ли положением она как-то отделилась от меня, не знаю. Но
все-таки и позже, даже сейчас, хотелось бы получить
какую-нибудь весточку о ее жизни, делах, судьбе. Где ты,
Арминда? Как ты там?
А Раймонда я и в этот приход в Касильде не увидел. И не
мог увидеть. Во время нашей с Арминдой встречи у трапа "Льгова"
я спросил у нее о нем. Она коротко ответила: "Муэртэ". И на мой
недоуменный взгляд: "Контра!" Мелькнуло: как же теперь его
беленькая Анжела?..
СТАРЫЕ КАДРЫ
Мне приснился мой старый флотский товарищ, с которым мы не
виделись по меньшей мере около пяти лет. Сон был сумбурный, как
в тумане. Утром даже невозможно было вспомнить, что происходило
в этом сне. Но он толкнул меня в восполминания. Я вспомнил свою
курсантскую юность, мореходную школу, где старшиной группы
матросов был он, Володя Романовский, молодой розовощекий
парень, ныне - один из опытнейших боцманов Балтийского
морского пароходства.
Казалось бы, совсем недавно мы выслушивали премудрости
морского дела от наших преподавателей, бывалых моряков, строем
маршировали в столовую, на практические занятия, учились ходить
на шлюпках, получали назначения каждый на свое первое судно. Но
нет. Прошло, к сожалению, много времени с тех пор. Все мы за
это время не только обзавелись семьями, обдетились, но и многие
из нас стали дедами. И редко кто из моих однокашников не осел
на берегу в силу различных обстоятельств. И как бы они с тоской
ни "поглядывали в окно", сохраняя в сердцах любовь к морю и
самые лучшие в жизни воспоминания, море продолжало жить своей
бурной, неугомонной жизнью, полной неожиданностей и тревог. Эти
тревоги продолжает многие годы делить с морем старый моряк
Владимир Романовский.
Воспоминания расстроили. Сами собой сочинились стихи,
посвященные Володе:
"И судьбою по жизни разбросаны,
Не привыкшие жить, не спеша,
Мы с тобой остаемся матросами.
Не стареет морская душа."
Этими словами я словно вновь приобщил себя к морю, к
морякам...
Примерно через полгода после того, взбудоражившего мою
душу сна, как-то возвращаюсь с работы, а жена сообщает, что у
нас - гость. Это был Романовский. Совершенно седой, прическа
напоминала хорошо изготовленный парик, усы по-мюнхаузенски
торчали в обе стороны, и удивительно было, как они могут
сохранять строго горизонтальное положение, не свисая вниз.
Впрочем, во всем остальном это был тот же худощавый и стройный
парень с синими, как небо над океаном, глазами. Только не
розовощекий, а с загорелым лицом, испещренным множеством
мелких-мелких морщин.
- Сколько лет, сколько зим?!. - и, оглядывая меня, чуть
склонив голову набок:
- Я вижу, ты осел на суше неподалеку от шикарной таверны?
Гладко выглядим... Иди-ка сюда, я тебя обниму, если сумею.
Мы обнялись. Пока жена накрывала на стол, сообщили о себе
друг другу вкратце: что и как. Потом уж, за столом,
рассказывали о своей жизни подробнее.
- Я ведь, считай, на том свете побывал. И, как сейчас
любят писать, в трубе-тоннеле летал, и себя видел со стороны
лежащим на операционном столе.
В одном из иностранных портов на него с большой высоты
упал полутонный груз: коробки, весом каждая по 50 кг. Очнулся
только в госпитале. Перед лицом - мадмуазель в белом халате и
косынке, сам - в койке, а в брюшной поллости - шесть дырок.
Несколько операций выдержал. Глядя на него, не поверишь тому,
что он перенес. И в то же время его поведение не было
бодрячеством. Послушаешь его и сам начинаешь верить, что все
обойдется лучшим образом. А он:
- Я еще плавать пойду, вот посмотришь.
Это с множественными-то повреждениями различных внутренних



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 [ 41 ] 42 43 44
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.