read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


C)\n. После умножения обеих частей уравнения на множитель меньше
единицы
(A + B)\n
------------- ,
(A + B + C)\n
после объединения одинаковых степеней, раскрытия малых скобок,
очевидных сокращений и преобразований: (A + B)\n = [(A (A + B + C) +
CB) / (A + B + C)]\n + [(AC + (A + B + C) B) / (A + B + C)]\n. После
сокр. прав. части (A + B)\n = [A + (C / (A + B + C)) B]\n + [(C / (A
+ B + C)) A + B]\n. Обозначив через M = C / (А + В + С), получаем
"БИНОМ ФЕРМА": (A + B)\n = (A + MB)\n + (MA + B)\n, может быть,
несправедливо забытый современными математиками, но восстановленный
А. Н. Кожевниковым.
- Вот теперь можно говорить о "биноме Ферма".
- Почему только теперь? - удивился сын. - Разве формула не могла
носить твоего имени?
- Сын мой Самуэль! Я совсем другое понимаю под словами "бином Ферма".
Это - ДВОЕ ФЕРМА! Понял? - И он весело рассмеялся.
Вошедшая в кабинет Луиза удивилась беспричинной радости мужчин. Она
звала их ужинать.

Глава пятая
"СЕРЫЙ КАРДИНАЛ"
Те, кто не испытывает стыда, уже не
люди.
Кїиїтїаїйїсїкїоїеї иїзїрїеїчїеїнїиїе

Кардинал Мазарини был вне себя от ярости, но это никак не отразилось
на его узком, красивом и аскетическом лице с тонкой полоской губ и всегда
опущенными, по-итальянски жгучими, но смиренными глазами.
Он перечитывал изысканно-оскорбительное письмо лорда-протектора
Англии Оливера Кромвеля, надменно подчеркивающего, что он переписывается
лишь с кардиналом Мазарини, а не с французским монархом Людовиком XIV, с
прошлого года изволящим праздновать свое совершеннолетие в безудержном
веселии и беспутстве двора, олицетворяя тем всю полноту своей абсолютной
королевской власти (после достигнутой Мазарини победы над Фрондой). В
своем письме Кромвель не оставлял никаких надежд на совместные военные
действия Англии и Франции (чего так усердно добивался Мазарини), поскольку
во Франции находятся люди, ставящие своей целью унижение британской нации
и возвеличивание французской. И в качестве примера Кромвель
многозначительно сослался на прилагаемую им к письму книгу профессора
математики Оксфордского университета Джона Валлиса с полемической
перепиской, возникшей в результате дерзкого вызова Пьера Ферма всей
Англии, дабы доказать неспособность англичан подняться до его
"французского" уровня!
Мазарини, закусив узкие губы, тщательно изучил переписку, убедившись,
что англичане действительно не смогли найти регулярного метода решения
предложенного Пьером Ферма уравнения, - ни сам Джон Валлис, ни сэр Бигби,
ни другие математики.
Лишь лорду Броункеру удалось прийти к мысли, что "a" следует
разложить в непрерывную дробь и рассмотреть подходящие дроби к ней*. Но и
это оказалось далеким от требуемого Ферма общего решения.
_______________
* Лишь Эйлер в следующем веке показал, что эта дробь, если "a"
целое и неквадратное число, будет периодической. (Примеч. авт.)
Итальянцу Мазарини было безразлично торжество французской нации. Ему
требовалось лишь торжество его власти!
Поморщившись, он отложил в сторону книгу Валлиса и, перебирая тонкими
пальцами четки из драгоценных камней, задумался.
Мазарини не умел прощать. И этот юрист из Тулузы, злоупотребляющий
арифметикой, заслуживает пристального к себе внимания. Так бесцеремонно и
бездумно вторгаться в высокую политику и путать расчетливо разложенные
карты может или глупец, каким Ферма не признаешь, или дерзостный и опасный
враг королевской власти, олицетворяемой в Мазарини. И этот враг
заслуживает возмездия!
Еще никому не сходило с рук встать поперек дороги "серому кардиналу",
хотя бы тот и оставался, как всегда, в тени. Но из этой тени могли
протянуться нити зловещих паутин, способных опутать самых могучих
владетельных вассалов, а не то что какого-то судейского из Тулузы!
Однако кардинал Мазарини никогда не действовал неосмотрительно и тем
более открыто. Чтобы обезвредить и наказать (или уничтожить) врага,
требовалось все узнать о нем и его окружении, найти самые уязвимые места
противника, не дав ему ничего заподозрить, и только после этого нанести
решающий удар.
И тайные сыщики кардинала, получив задание, стали разнюхивать старые
записи, расспрашивать пожилых людей, шныряя по Тулузе и ее округе. И вот
теперь их секретные донесения рядом с злополучным письмом Оливера Кромвеля
лежали на столе перед кардиналом в его скромном кабинете, где не
красовались, как у его предшественника Ришелье, ни шкафы с бесценными
книгами, ни былые боевые доспехи.
У "серого кардинала" в отличие от "красного кардинала" Ришелье был
иной стиль жизни - не герцога в прошлом, а простого выходца из Италии,
сумевшего благодаря своим способностям (и беспринципности!) стать
незаменимым помощником Ришелье, а потом наследовать его власть, и у
Мазарини выработались иные методы правления, менее блестящие, но не менее
действенные.
Мазарини внимательно изучил все, что касалось жизни и деятельности
метра Ферма на протяжении тридцати лет, с которым (Мазарини никогда не
изменяла память!) он встречался еще при жизни кардинала Ришелье и даже по
его поручению давал Ферма отеческое наставление.
И "серый кардинал" острым твердым почерком составил список
предосудительных деяний магистра Прав и Чисел Пьера Ферма. Начинался он со
срыва вынесения смертного приговора убийце маркиза де Вуазье графу Раулю
де Лейе, сыну одного из вождей гугенотов, конечно, примыкавшего к Фронде.
Затем освобождение из Бастилии его отца графа Эдмона де Лейе, старого
гугенота, соратника короля Генриха IV. И тогда же содействие лжефилософу
Рене Декарту в бегстве того из Парижа, где его ждало справедливое
возмездие за богопротивные сочинения, осужденные самим папой римским!
Затем шел нанесенный ущерб земельным владениям герцога Анжуйского с
выигрышем судебного дела против него в пользу крестьянской черни. И позже
Ферма постоянно использовал свои возможности в суде, становясь на сторону
низших сословий, противопоставляя их интересы дворянству с его
привилегиями.
И вот теперь чашу переполнял этот неуместный, вредный "вызов",
спутавший все планы первого министра Франции! Срыв не какого-то там
смертного приговора молодому графу, а военного союза с англичанами,
который был так нужен и так возможен! Срыв из-за арифметических задач, что
поистине надо рассматривать как злодеяние и государственное преступление
против Франции!
Однако, поскольку нельзя решение или нерешение математических задач
подвести под наказуемое законом деяние, придется искать кару, не менее
действенную, чем вынесение судом смертного приговора.
В нахождении таких средств кардинал Мазарини был непревзойденным
выдумщиком, и сам Ришелье мог бы склониться перед ним.
Мазарини изучал лежащие перед ним документы, как изучает шахматист
позицию, прежде чем начать атаку.
Что ж, Пьер Ферма когда-то прямой атакой на короля выиграл шахматную
партию у кардинала Ришелье, теперь он может сам послужить объектом атаки.
Рядом с донесениями сыщиков, описавших всю жизнь Ферма в Тулузе на
протяжении трех десятилетий, а также всех, кто с ним так или иначе
общался, лежали еще две жалобы, адресованные королю.
Одна из них принадлежала графу Раулю де Лейе, который всячески
поносил советника парламента в Тулузе Пьера Ферма, "убежденного защитника
бунтующих низших сословий, противника верного королю дворянства, который
нанес материальный ущерб его жене Генриэтте, дочери герцога Анжуйского,
отсудив в пользу грязных крестьян принадлежащие ей по праву земельные
угодья". И граф де Лейе просил об отмене этого решения, навязанного суду
советником парламента Ферма.
Об этом Мазарини знал и раньше, но сейчас жалоба Рауля де Лейе
обретала для него особое значение.
Вторая жалоба была уже не от графа Рауля де Лейе, а от некой госпожи
Орлетты де Гранжери, умоляющей короля отторгнуть от владений графа Рауля
де Лейе земли, дарованные королем Генрихом IV отцу Рауля, графу Эдмону де
Лейе, за заслуги в борьбе гугенотов с католиками. Эти земли, как
утверждала Орлетта де Гранжери, по праву должны принадлежать не потомку
безбожных гугенотов, в свое время едва не попавшему на эшафот, а древнему
католическому роду де Гранжери, представляемому ныне ее сыном Симоном.
Эта жалоба побудила Мазарини поручить своим ищейкам узнать все о
семействе де Гранжери, и в особенности в части отношений этого семейства с
графами де Лейе.
Результат сыска оказался на редкость удачным и дал в руки кардинала
незримые козыри, и он пригласил к себе на аудиенцию госпожу Орлетту де
Гранжери, которая и ожидала сейчас приема, находясь в соседнем зале.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 [ 42 ] 43 44 45 46 47 48 49
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.