read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


- Это черт знает что такое... - негромко пробормотал Волошин и поспешно
направился к дверям, пряча голову в плечи.
Но в дверях показалась Лида.
Никогда, ни прежде, ни после, она не чувствовала себя такой униженной,
точно голая рабыня, из-за которой на рынке разодрались самцы. В первую
минуту, когда она узнала о приходе Зарудина с Волошиным и отчетливо поняла
смысл этого прихода, чувство физического унижения было так велико, что она
нервно зарыдала и убежала в сад, к реке, с вновь возникшей мыслью о
самоубийстве.
Да что же это?.. Неужели этому еще не конец!.. Неужели я совершила
такое ужасное преступление, что оно никогда не простится и всегда, всякий
будет иметь право... - чуть не закричала она, заломив над головой руки.
Но в саду было так ясно и светло, так мирно жили там яркие цветы, пчелы
и птицы, так голубело небо, так блестела у осоки вода и так обрадовался
фокстерьер Милль тому, что она побежала, что Лида опомнилась. Она вдруг
инстинктивно вспомнила, что и всегда так же охотно и жадно бегали за ней
мужчины, вспомнила свое оживление, которое напрягало все ее тело под
взглядами этих мужчин, и потом совсем сознательно в ней пробудилось чувство
гордости и правоты.
"Ну что ж, - подумала она, - какое мне дело... он так он... ну, любила,
теперь разошлись... И никто, никогда не смеет меня презирать!"
Она круто повернулась к дому и пошла.
В дверях Лида появилась не такою, какою привыкли видеть ее чужие люди.
Не как всегда, вместо обычной модной и вычурной прически у нее на спине
мягко спускалась толстая и пышная коса, вместо изящного изощренного туалета
на груди и плечах легко и просто была легкая кофточка, наивно показывавшая
освобожденное прекрасное тело, и вся она, в этом милом, простом, домашнем
виде была как-то неожиданно прекрасна и обаятельна.
Странно улыбаясь, улыбкой, делавшей ее похожей на брата, Лида как будто
спокойно перешагнула порог и сказала звучным и красивым голосом, с особенно
милыми девичьими нотками:
- Вот и я... Куда же вы?.. Виктор Сергеевич, бросьте фуражку!..
Санин замолчал и с любопытным восторгом, широко открыв глаза, глядел на
сестру,
"Это еще что!" - подумал он.
Какая-то внутренняя сила, и грозная, и милая, и непреоборимая, и
женственно-нежная, вошла в комнату. Точно укротительница вошла в клетку
разодравшихся диких зверей. Мужчины вдруг стали мягки и покорны. Видите ли,
Лидия Петровна, - с замешательством проговорил Зарудин.
И как только он заговорил, мило-жалкое, беспомощное выражение
скользнуло по лицу Лиды. Она быстро взглянула на него и вдруг ей стало
невыносимо больно. Болезненно чувствительный оттенок физической нежности
проснулся в ней и мучительно захотелось на что-то надеяться. Но это желание
мгновенно же сменилось острой животной необходимостью доказать ему, как
много он сам потерял и как она все-таки прекрасна, несмотря на горе и
унижение, которое он причинил ей.
- Ничего я не хочу видеть! - и в самом деле, почти закрывая красивые
глаза властно и несколько театрально произнесла Лида.
С Волошиным сделалось что-то странное: эта прелестная теплота, шедшая
от едва прикрытого, нежного женского тела, открывшегося в неожиданной милой
домашней красоте, разварила все его существо. Острый язычок мгновенно
облизал его пересохшие губы, глазки сузились и все тело, под просторным
светлым костюмом, отекло в бессильном физическом восторге.
- Представьте же... - сказала Лида, через плечо поворачивая к нему
большие девичьи глаза, мягко и своевольно оттененные ресницами.
- Волошин... Павел Львович... - пробормотал Зарудин.
"И такая красавица была моей любовницей!" - и с искренним восторгом, и
с хвастливым чувством перед Волошиным, и с легким уколом сознания
невозвратимой потери мелькнуло в нем.
Лида медленно повернулась к матери.
- Мама, вас там спрашивают... сказала она.
- Мне не до... - начала Марья Ивановна.
- Я говорю... - перебила Лида, и в голосе ее неожиданно зазвучали
слезы.
Марья Ивановна торопливо встала. Санин смотрел на Лиду, и ноздри его
раздувались широко и сильно.
- Господа, пойдемте в сад... Тут жарко! - сказала Лида и, как прежде,
не глядя, идут ли за ней, пошла на балкон.
Мужчины, как загипнотизированные, двинулись за ней и было похоже, точно
она опутала их своей косой и насильно ведет, куда хочет. Волошин шел
впереди, восхищенный и обостренный, позабыв все на свете, кроме нее.
Лида села под липой в качалку и вытянула маленькие ноги в желтых
туфельках на просвечивающихся черных чулках. В ней как будто было два
существа: одно томилось от стыда, обиды и тоски, другое упрямо принимало
сознательно возбуждающие позы, одну красивее и гибче другой. И первое с
омерзением смотрело и на себя, и на мужчин, и на всю жизнь.
- Ну, Павел Львович... какое впечатление производит на вас наша глушь?
- щуря глаза, спрашивала Лида.
Волошин быстро скрестил и потер пальцы.
- Такое, какое, вероятно, испытывает человек в глухом лесу,
наткнувшийся на роскошный цветок! - ответил он.
И между ними начался легкий, пустой и насквозь лживый разговор, в
котором все то, что произносилось вслух, было ложью, а все то, о чем
умалчивали, было правдой. Санин молчал и слушал именно тот молчаливый и
настоящий разговор, который без слов скользил по лицам, по рукам и ногам, по
звукам голоса и его дрожи. Лида страдала. Волошин мучительно и
неудовлетворенно наслаждался ее красотой и запахом. А Зарудин уже ненавидел
и ее, и Санина, и Волошина, и весь мир, хотел уйти и не уходил, хотел
сделать что-то грубое и курил папиросу за папиросой. И почему-то нестерпимая
потребность, чтобы Лида открыто предстала всем как его любовница,
беспросветно-зло надавила его мозг.
- Итак, вам нравится у нас, вы не жалеете, что покинули Петербург? -
спрашивала Лида.
Быть может, эта пытка была мучительнее всего ей и ей самой странно
было, что она не встает, не уходит.
- Mais au contraire! {Нет, напротив (фр.).} - возражал Волошин,
кокетливо разводя руками и наводя глаз на грудь Лиды.
- Без фраз! - с кокетливо-повелительным жестом сказала Лида, и опять в
ней боролись два существа: одно вызывало краску на лице, другое еще выпуклее
и неуловимо бесстыднее выставило грудь навстречу обнажающему взгляду.
"Ты думаешь, что я очень несчастна... что я убита! Так на же, смотри!
Вы таковы, так и я буду такой! - с внутренними слезами мысленно говорила она
Зарудину.
- О, Лидия Петровна! - с ненавистью отозвался Зарудин, - какие уж тут
фразы!
- Вы, кажется, что-то сказали? - холодно спросила Лида и, быстро меняя
тон, опять обернулась к Волошину.
- Расскажите мне о петербургской жизни... У нас ведь не жизнь, а
прозябание!
Зарудин почувствовал, что Волошин слегка усмехнулся в его сторону и
подумал, что Волошин уже не верит в то, что Лида была его любовницей.
"Ага, ага... так... хорошо!" - с невероятной злобой сказал он себе.
- Наша жизнь? О, эта знаменитая "петербургская жизнь"!...
Волошин легко и быстро болтал и производил впечатление маленькой
глупенькой обезьянки, что-то лопочущей на своем пустом малопонятном языке.
"Кто знает!" - думал он с затаенной надеждой, глядя на лицо, грудь и
широкие бедра Лиды.
- Могу вам дать честное слово, Лидия Петровна, что наша жизнь очень
бледна и скучна... До сегодняшнего дня, впрочем, я думал, что и всякая жизнь
скучна, независимо от того, где живет человек в столице или в деревне...
- Будто? - полузакрыла глаза Лида.
- Что дает жизнь, так это - прекрасная женщина! А женщина больших
городов, ах, если бы вы их видели!.. А знаете, я убежден, что если что
когда-либо спасет мир, то это красота! - неожиданно, но считая это очень
уместным, понятным и остроумным прибавил Волошин.
На его лице установилось бессмысленно разгоряченное выражение, и он
болтал срывающимся голосом, беспрестанно возвращаясь к одному и тому же, к
женщине, о которой он говорил так, точно тайком непрестанно раздевал и
насиловал ее. И Зарудин, подмечая это выражение, вдруг почувствовал смутную
ревность.
Он краснел и бледнел и не мог стоять на месте, неровно и странно
переходя с места на место посредине аллеи.
- Наши женщины так похожи одна на другую, они так исковеркались и
ошаблонились!.. Найти что-нибудь способное вызвать действительное
преклонение перед красотой... не то, знаете, специфическое чувство, а
действительно чистое, искреннее поклонение, какое испытываешь перед статуей,
в больших городах невозможно!.. Для этого надо пуститься именно в глушь, где
жизнь еще - нетронутая почва, способная давать пышные цветы!
Санин невольно почесал затылок и переложил ногу на ногу.
- А к чему им здесь и расцветать, когда их рвать некому! - возразила
Лида.
"Ага! - с интересом подумал Санин, - вот куда она ведет!.."
Ему была ужасно интересна эта грубоватая тонкая игра чувств и желаний,
ясно и в то же время неуловимо развертывающаяся перед ним.
- То есть!
- Ну да, я говорю серьезно! Кто срывает наши печальные цветы? Что это
за люди, которых мы делаем своими героями! - вырвалось у Лиды совершенно
искренно и трогательно-грустно.
- Вы к нам безжалостны! - невольно отозвался на скрытые нотки ее голоса
Зарудин.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 [ 42 ] 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.