read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



зала не было. Высился гигантский аквариум без стенок и дна, параллелепипед
зеленой воды, вырезанный из океанской толщи, пространство, сплетенное из
цветных молний, в котором замерли в изумлении три маленьких человечка.
Величественная и унижающая картина!
Неожиданно пестрая карусель молний резко замедлила бег. Цветные линии
стали сливаться, расширяться, принимать странную форму - лент не лент, а
каких-то цветных поясов. На поясах появилось множество черных точек, как
дырочек в перфоленте. И начался новый самостоятельный танец точек. Они
менялись местами, группировались, пропадали в темноте и возникали вновь,
словно кто-то пытался сложить из черных стеклянных шариков строгий
мозаичный рисунок. Он странно повторялся, этот зародыш рисунка: точки
группировались через равные промежутки в одинаковые скопления.
И вдруг кто-то смазал все, плеснув на абстрактный рисунок грязную воду
из ведра, краски смешались и растеклись, а потом из бесформицы цвета
вырвались уже знакомые пояса и замелькали перед глазами, вытягиваясь в
строго выверенные ряды. И тут я совсем уже перестал понимать: мимо нас
текли цветными струями ленты рекламных этикеток. "Молоко сгущенное",
"пастеризованное", "повышенной жирности", "сладкое" и "порошковое". Головы
рыжих и черных коров, глазастые и рогатые, поворачивались к нам и фас и в
профиль. Я сам покупал молоко с такими этикетками в лавчонке напротив
нашего "Фото Фляш". И тушенку с веселым поросячьим пятачком, и вермут с
пунцовым бокалом на этикетке, и сигареты с привычными земными названиями и
примелькавшимися рисунками на пачках. Почти у моего лица будто выстрелила
и развернулась, устремляясь в глубину зала, лента с повторяющимися, как
припев, словами: "кока-кола", "пепси-кола", "оранжад", "лимонад", и тут же
нагнали ее, сформировавшись из линий и пятен, ленты, такие же
многоцветные, рекламирующие конфеты и сыр, вина и колбасу, шоколад и
мясные консервы.
Приглядевшись, я заметил, что возникавшие ниоткуда и пропадавшие в
никуда ленты содержали не только рисованные этикетки. Реклама сыра
материализовалась в сырные брикетики в цветной обертке, реклама конфет - в
гран-рон конфетных коробок, ленточки этикеток с серебряными рыбками - в
жестяные струи коробок с сардинами. Танец красок с каждой минутой открывал
нам свои тайны. Я протянул руку к параду желтых консервных банок с черной
надписью "Пиво": тайна их зарождения заинтриговала меня. И вдруг эта тайна
обернулась прямым вызовом второму закону Ньютона. На протянутую руку
тотчас же легла одна из этих летящих банок. Я повернул руку ладонью вниз,
но банка не упала - она по-прежнему давила на ладонь своей
трехсотграммовой тяжестью. Я вопросительно взглянул на Зернова, а тот
только рукой махнул: сам, мол, не понимаю. Я легонько подтолкнул банку,
чтобы проверить, не прилипла ли. Она так же легко сорвалась и полетела
догонять свою ленту.
Я даже удивиться не успел: новое чудо возникало в сверкающей пляске
красок и лент. Из глубины зала, ритмично подпрыгивая, как танцоры в
летке-енке, быстро-быстро прямо на нас полз в воздухе розово-серый червяк.
Кто и для чего вдохнул жизнь в эту бесконечную связку сосисок, не знаю, но
она была живой и агрессивной. Изогнувшись подобием логарифмической кривой,
она наступала на Мартина. Тот стоял разинув рот, как завороженный, а я,
испугавшись за него, схватил ее и дернул. И тут же выпустил, вскрикнув от
боли в плечевом суставе. Связка рванула, как автомобиль, несущийся с
превышенной скоростью.
Я пошевелил рукой - боль несусветная. Еле-еле протянул ее Мартину:
- Дерни.
Мартин дернул. Я вытерпел и эту боль. Сустав стал на место, рука
опухла, но боль уже утихала.
- Железные они, что ли? - сказал я сквозь зубы.
- Такие же, как в любом гастрономе. - Зернов, не отрываясь, следил за
движением гирлянды: скачок - полметра, скачок - полметра. - Ухватись ты за
ленту конвейера, да еще так натянутую, как эта связка, - не слабее дернет.
Мартин предусмотрительно отодвинулся, уступая дорогу агрессивным
сосискам, а они уже исчезали в стене из струящегося сурика. Какие-нибудь
четверть часа назад эта "стена" была дверью, ведущей на кухню, набитую
всякой снедью, в которой я, впрочем, не видел сосисок, а сейчас они
чудовищным червяком устремлялись на ту же кухню. Только на ту ли? В этом
дьявольском луна-парке можно было сделать два шага, переместившись на
километр. Или совсем пропасть, как Мартин в соседстве с прыгающими
"мешками".
Вы не верите в материализацию мыслей? Я поверил, потому что Мартин
опять исчез. Человека не было: в красноватом воздухе висела только голова,
увенчивающая вместо тела тонкую огненную спираль. Внутри спирали что-то
вспыхивало и переливалось, освещая голову без тела, а потом снова гасло, и
спираль казалась уже обыкновенной красной ниткой, которую можно было
дернуть и оборвать. Памятуя свой опыт с сосисками, я этого не сделал, а
только растерянно спросил Зернова:
- Опять дополнительный фактор?
- Процесс же не остановлен, - отозвался он.
- А голова? Опять телеинформация?
- Болтуны! - взревела голова. - Да помогите же наконец!
Из разведенного сурика к нам протянулась пятерня Мартина, за которую мы
и ухватились, рискуя вывихнуть сустав и ему. Что-то крепко держало его в
невидимом нам пространстве. А голова морщилась и ругалась:
- Не пускает, собака!
- А что это, Дон?
- Черт его знает. Держит, и все.
- Не унывай, старик, вытащим.
- Давай-давай, ребята.
Мы и "давали", выигрывая понемножку, по сантиметру, но все же
выигрывая. Так "давали", что минуту спустя Мартин выкатился из пустоты,
чуть не свалив нас на землю или, вернее, на такой же красный, как и
"стены", но по крайней мере твердый пол. Что с ним случилось, он так и не
понял. Повернулся неловко и попал в какой-то капкан, одновременно исчезнув
из трех измерений. Даже всезнающий Зернов молчал, ошарашенный этим вихрем
загадок.
А в зале что-то неуловимо менялось. По-новому перестраивались цветные
линии, уплывали в темноту пестрые ленты этикеток, зал суживался,
превращаясь в коридор, ровно очерченный горизонтальными рядами трубок.
Сначала они просто казались окрашенными в разные цвета, потом,
приглядевшись, мы заметили, что внутри их струится не то жидкость, не то
газ, то и дело меняющий цвет. Красные, желтые, оранжевые и лиловые струи
как бы указывали нам новое направление.
Значит, о нас помнили, нас приглашали дальше смотреть и учиться,
удивляться и познавать. От нас хотели, чтобы мы во всем разобрались, и нам
верили, что мы разберемся и поймем. В конце концов, все здешние чудеса
служили определенной цели - поддержать созданную на этой планете жизнь.
Следовательно, нам ничто не угрожало здесь, кроме собственной
неосторожности.
Не сговариваясь, мы только переглянулись и пошли дальше в знакомом
красноватом тумане, следуя разноцветным ариадниным нитям, которые кто-то
развесил, может быть, и для нас.



29. ЛОВУШКА ДЛЯ ЗОЛУШКИ
- Скорее всего, нет, - сказал Зернов.
- А для кого?
- Вероятно, это сеть коммуникаций, сконцентрированных в общем
коллекторе: энергопитание, подача реагентов или даже готовой продукции.
Может быть, в этих цветных трубках течет вино или молоко? А винные бочки и
коров мы уже видели.
- И этикетки.
- Почему же в других цехах не было трубок? - усомнился Мартин.
- Даже на Земле пользуются скрытой проводкой, - рассуждал Зернов:
видимо, он пытался объяснить это себе. - Да и кто может поручиться, что
такой общий коллектор не идет вокруг каждого цеха, каждой камеры,
разветвляясь на сотни ходов, по которым протянуты необходимые производству
инженерные сети.
- По-твоему, мы попали в такой коллектор?
- Возможно. По крайней мере, он нас куда-нибудь выведет.
- А если нет?
- Забыл Сен-Дизье? - возмутился Зернов. - Откуда этот пессимизм?
- Однажды, еще мальчишкой, я заблудился в лабиринте. В увеселительном
парке в Майами, - вспомнил Мартин. - Меня нашли только к вечеру, когда я
уже охрип от крика.
- Жалеете голос? - усмехнулся Зернов.
- Нет, просто с тех пор не люблю лабиринты.
С лабиринтами я был знаком только по разделу "Для смекалистых" в
научно-популярных журналах. К смекалистым я себя не причислял и никогда не
мог увести мышь от кошки или козу от волка - фантазия журнальных смехачей
не шла дальше курса начальной зоологии. Слыхал от кого-то, что в
лабиринтах следует всегда поворачивать только направо: путь, правда,
длиннее, зато наверняка доберешься до выхода.
Этими сомнительными данными я и козырнул у первого поворота. Коридор
разветвлялся на три узких отростка, совсем как в старой сказке: три пути
от придорожного камня, перед которым стоит растерянный витязь. Но я не
растерялся, решительно повернув вправо. Мартин и Зернов нерешительно, но
все же не споря последовали за мной.
Коридор был заметно уже прежнего, и, сразу бросилось в глаза
исчезновение зеленых трубок. Красные, синие, желтые по-прежнему тянулись
вдоль стен, подмигивая нам золотистыми искрами, а зеленых не было. Я



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 [ 42 ] 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.