read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



желтого пламени рвались из окошка и двери.
Вокруг домика стояли редкие зеваки.
- Ну вот, годится, - Мокин подхватил под мышку ящик, - теперь можно и дальше.
Пошли, Михалыч?
- Идем, Петь, идем, - Кедрин хлопнул его по плечу и мотнул головой понуро
стоящему Тищенко:
- Иди вперед, пожарник...
Председатель послушно поплелся, с трудом перетаскивая обросшие грязью сапоги.

Возле мехмастерской они столкнулись с босоногой бабой и двумя небритыми,
пропахшими соляркой мужиками. Баба загородила Тищенко дорогу:
- Петрович! Чтой-то там горит-то?
- Правление, - сонно протянул председатель.
- Да неуж?
Тищенко молча отстранил ее и зашагал дальше. Но баба засеменила следом, поймала
его грязный рукав:
- Да как же, ды как... правление?! Загорелося?!
- Загорелось...
- Оооох, мамушка моя, - пропела баба и прикрыла рот коричневой рукой. Тищенко
вздохнул и побрел по дороге. Мужики оторопело смотрели на него - мокрого,
сутулого и грязного. Баба охнула и, часто шлепая босыми ногами по грязи, снова
догнала его:
- Да как же, Петрович, мож оно не само, мож поджег кто, а?
- Отстань...
- Чо ж отстань-то? - она растерянно остановилась, провожая его глазами, - кто ж
поджег правление?
- Он сам, живорез, и поджег, - проговорил Мокин, обходя бабу.
Кедрин шел следом.
Баба охнула. Мужики удивленно переглянулись.
Кедрин повернулся к ним и сухо проговорил:
- Вместо того, чтоб глаза пялить - шли бы пожар тушить. А кто поджег и зачем -
не ваша забота. Разберемся.

Железные ворота мехмастерской были распахнуты настежь. Тищенко первым вошел
внутрь, огляделся и, не найдя никого, втянул голову в плечи:
- Тк вот это мастерская наша...
Мокин с Кедриным вошли следом. В мастерской было холодно, сумрач-но и сыро.
Пахло соляркой и промасленной ветошью. Посередине, поперек прорезанного в
бетонном полу проема, стояли трактор со спущенной гусеницей и грузовик без
кузова с открытом капотом. Рядом, на грязных, бурых от масла досках лежали части
двигателей, детали, тряпки и инструменты. В глубине мастерской возле большого,
но страшно грязного, закопченного окна лезли друг на дружку три длинные, похожие
на насекомых сеялки. Вдоль глухой кирпичной стены теснились два верстака с
разбитыми тисками, токарный станок, две деревянные колоды и несколько бочек с
горючим. Повсюду валялась разноцветная стружка, куски железа, окурки и тряпки.
Кедрин долго осматривался, сцепив руки за спиной, потом грустно спросил:
- Это, значит, мастерская такая?
- Тк да вот... такая, - отозвался Тищенко.
Секретарь вздохнул, тоскливо посмотрел в глаза Мокину. Тот набы-чился, крепче
сжал ящик:
- А где ж твои работнички?
- Тк на пожаре, верно, иль обедают...
Кедрин многозначительно хмыкнул, подошел к машине, заглянул в капот. Заглянул и
Мокин. Их внимательно склоненные головы долго шевелились под нависшей крышкой,
фуражки сталкивались козырьками. Вдруг секретарь вздрогнул и, тронув Мокина за
локоть, ткнул куда-то пальцем. Мокин тоже вздрогнул, что-то оторопело пробурчал.
Они, медленно распрямились и снова посмотрели в глаза друг другу. Лица их были
бледны.
Тищенко с трудом сглотнул подступивший к горлу комок, прижал руки к груди и
забормотал:
- Тк вот, готовимся, товарищ Кедрин, к посевной и технику, значит, исправляем, и
чтоб в исправности была, чтоб справная, стараемся, чиним, и все в срок, все по
плану, вовремя, значит, стараемся...
Кедрин оттопырил губы, покачал головой. Мокин обошел трактор и остановился возле
бочек:
- А это что?
- Бочки. С соляркой и бензином.
Рыжие брови Мокина удивленно полезли вверх - под кожаный козырек.
- С бензином?!
- Угу.
Мокин растерянно посмотрел на секретаря. Тот протянул чуть слышное "дааа",
вздохнул и вышел вон. Мокин подбежал к бочкам:
- И што ж, прям с бензином и стоит?
- Тк стоит, конешно, а как же нам... - встрепенулся было председатель, но Мокин
властно махнул рукой:
- Которая?!
- Тк, наверно, крайняя справа.
Мокин быстро вывинтил крышку, наклонился, понюхал:
- Так и есть. Бензин.
Он шлепнул себя по коленям, ошалело хохотнул и повернулся к председателю:
- У тебя стоит бензин?
- Стоит, конешно...
- В бочке?
- В бочке.
- Просто?!
- Тк, конешно...
- Да как - конешно? Как - конешно, огрызок ты сопатый, раскурица твоя мать!?
Ведь вот подошел я, - он порывисто отбежал и театрально подкрался к бочке, -
подошел, значит, и толк! - поднатужившись, он толкнул ногой бочку, она с
грохотом опрокинулась, из отверстия хлынул бензин. - И готово!
Тищенко раскрыл рот, растопырив руки, потянулся к растущей луже:
- Тк, зачем же, тк льется ведь...
Но Мокин вдруг присел на широко расставленных ногах, лицо его окаменело. Он
вобрал голову в плечи и, скосив глаза на сторону, выцедил:
- А нннну-ка. А ннну-ка. К ееебееени матери. Быстро. Чтоб духу твоего ...
пппшTооол!!!
И словно пороховой гарью шибануло из поджавшихся губ Мокина, ноги председателя
заплелись, руки затрепетали, он вылетел, чуть не сбив стоящего у ворот Кедрина.
Тот цепко схватил его за шиворот, зло зашипел сквозь зубы:
- Куууда... куда лыжи навострил, умник. Стой. Ишь, шустряк-самородок.
И тряхнув пару раз, сильно толкнул. Тищенко полетел на землю. Из распахнутых
ворот раздался глухой и гулкий звук, словно десять мужчин встряхнули тяжелый
персидский ковер. Внутренности мастерской осветились, из нее выбежал Мокин. Лицо
его было в копоти, губы судорожно сжимали папиросу. Под мышкой по-прежнему
торчал ящик.
- Вот ведь, едрен-матрен Михалыч! Спичку бросил!
Кедрин удивленно поднял брови.
Тищенко взглянул на рвущееся из ворот пламя, вскрикнул и закрыл лицо руками.
Мокин растерянно стоял перед секретарем:
- Вот ведь, оказия...
Тот помолчал, вздохнул и сердито шлепнул его по плечу:
- Ладно, не бери в голову. Не твоя вина.
И, прищурившись на оранжевые клубы, зло протянул:
- Это деятель наш виноват Техника безопасности ни к черту. Сволочь.
Тищенко лежал на земле и плакал.
Мокин выплюнул папиросу, подошел к нему, ткнул сапогом:
- Ну ладно, старик, будет ныть-то. Всякое бывает. - И не услышав ответа, ткнул
сильнее:
- Будет выть-то, говорю!
Председатель приподнял трясущуюся голову.
Кедрин, поигрывая желваками скул, смотрел на горящую мастерскую
- Эх, маааа, - Мокин сдвинул фуражку на затылок, поскреб лоб, - во, занялось-то!
В один момент.
И вспомнив что-то, поспешно положил ящик на землю, склонился над ним:
- А у нас - стоит, родная, целехонька! Во, Михалыч! Законы физики!
Кедрин подошел, быстро отыскал на макете мастерскую, протянул руку. Приземистый
домик с прочерченными по стенам кирпичами затрещал под пальцами секретаря, легко
отстал от фальшивой земли.
Кедрин смял его, швырнул в грязь и припечатал сапогом:
- Ну вот, председатель. И здесь ты виноват оказался. Все из-за тебя.
- Из-за него, конечно, гниды, подхватил Мокин, - каб технику безопас-ности
соблюл - рази ж загорелось бы?
Тищенко сидел на земле, бессильно раскинув ноги. Кедрин толкнул его сапогом:
- Слушай, а что это там на холме?
- Анбар, - с трудом разлепил посеревшие губы председатель...
- Зерно хранишь?
- Зерно, картошку семенную...
- И что, много ее у тебя? - с издевкой спросил секретарь.
- Тк хватит, наверно, - косясь на ревущее пламя, Тищенко дрожащей рукой провел
по лицу.
- Хватит? Ну дай-то Бог! - Кедрин зло рассмеялся, - а то, может, потащишься в
район лбом по паркету стучать? Мол все, что имели - государству отдали, на посев
не осталось. Мне ведь порассказали как вы со старым секретарем шухарились, туфту
гнали, да очки втирали. Ты мне, я тебе... Деятели.
Мокин вытирал платком закопченное лицо:
- Старый-то он верно, паскуда страшная был. Говноед. Нархозам потворствовал, с
органами не дружил. Самостоятельничал . На собраниях все свое вякал. Вот и
довякался.
Тищенко тяжело поднялся, стал отряхиваться.
Кедрин брезгливо оглядел его - пухлого, лысого, с ног до головы выпачканного



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 [ 42 ] 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.