read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



стал зарабатывать свой хлеб, поджаривая преступников. Причем делал это очень
умело, стал лучшим палачом за всю историю штата. Теперь у него несколько
патентов на рацпредложения по ускорению и обезболиванию процедуры казни.
Человек сделал смерть предметом научного исследования, он любит свою работу
и предан ей. И смотрит на разработанные им методики и усовершенствования
почти как врач. Как на средство облегчения страданий, более быстрого
перехода в лучший из миров.
- Ну и что?
- Я хочу сказать, что вполне нормальные желания и устремления могут
принимать любые формы, в том числе и незаконные. И каждый должен найти свой
способ разрешения трудностей.
- А при чем тут Карен? - спросил я.
- А вот при чем. Вы когда-нибудь задумывались о том, почему она была так
близка с матерью и так далека от отца? Почему после кончины матери избрала
столь необычную линию поведения? Беспорядочная половая жизнь, дурман,
самоуничижение. Даже дружба с любовницей отца.
Я откинулся в кресле.
Фриц опять ударился в риторику:
- Девушка переживала потрясения определенного толка, определенным образом
реагировала на них, то защищаясь, то, наоборот, нападая. Так она отзывалась
на происходящее с ее родителями, на те события, о которых знала. Иначе она
не могла. В каком-то смысле Карен пыталась упорядочить свою жизнь.
- Тоже мне, порядок, - буркнул я.
- Да, верно, - согласился Фриц. - Мерзкий, грязный, извращенный, но -
порядок. Вероятно, она просто не могла создать какой-то другой.
- Хотелось бы мне поговорить с этой Сайн, - сказал я.
- Невозможно. Полгода назад она вернулась в Хельсинки. И Карен
превратилась в неприкаянную душу. Ни друзей, ни поддержки. Во всяком случае,
так ей представлялось.
- Ну а Бабблз и Анджела Хардинг?
Фриц смерил меня долгим взглядом:
- Вы о чем это?
- Разве они не могли поддержать ее?
- Спасение утопающих - дело рук самих утопающих? - желчно проговорил
Фриц.
6
Громила Томсон был знаменитым борцом пятидесятых годов и обладателем
весьма примечательной плоской головы, похожей на лопату, которой он и
припечатывал своих соперников к ковру, нередко ломая им ребра. Несколько лет
это забавляло невзыскательную публику и приносило доход, которого хватило на
приобретение бара. Теперь тут собирались молодые врачи, юристы, служащие.
Заправлял заведением сам Томсон, причем весьма толково, с успехом доказывая,
что мыслительная деятельность никак не зависит от формы черепной коробки.
Разумеется, у него были свои заморочки (например, вы могли войти в бар,
только тщательно вытерев башмаки о кусок борцовского ковра у двери. А на
стенах висели бесчисленные фотопортреты хозяина), но в общем и целом
заведение было очень даже ничего.
Когда я вошел, в зале сидел только один посетитель, крепкий щеголеватый
негр. Устроившись в дальнем конце стойки, он разглядывал бокал мартини. Я
сел и заказал порцию шотландского виски. Томсон самолично управлялся за
стойкой, рукава его рубахи были закатаны, обнажая мощные волосатые ручищи.
- Вы знаете парня по имени Джордж Уилсон? - спросил я.
- Конечно, - с кривой усмешкой отозвался Томсон.
- Скажете мне, когда он придет?
Громила кивнул на негра:
- Он уже пришел.
Негр поднял голову и улыбнулся мне добродушной, немного растерянной
улыбкой. Я подошел и пожал ему руку.
- Извините, - сказал я. - Джон Берри.
- Ничего страшного, - ответил негр. - Я и сам не привык встречаться в
барах.
Уилсону не было еще и тридцати лет. Вдоль его шеи от правого уха тянулся
светлый шрам, исчезавший под воротником сорочки. Глаза негра смотрели
спокойно и безмятежно. Подтянув узел черно-белого галстука, он сказал:
- Пойдемте в отдельную кабинку?
- Пожалуй.
- Повтори, Громила, - бросил Уилсон через плечо. - Обоим.
Человек за стойкой подмигнул.
- Вы работаете у Брэдфорда? - спросил я.
- Да. Чуть больше года. Обычная история. Мне отвели неплохой кабинет
возле приемной, чтобы все входящие и выходящие могли сколько угодно пялиться
на меня.
Я прекрасно понимал, о чем он говорит, но раздражение не проходило. Среди
моих друзей были молодые правоведы, но все они получили отдельные кабинеты,
прослужив в юридических фирмах по несколько лет. По любым объективным
меркам, этому Уилсону крупно повезло. Он был своего рода товаром, который
вдруг в одночасье приобрел ценность в глазах общественности. Еще бы -
образованный чернокожий! Теперь перед ним открыты все пути, и будущее сулит
одни радости. И тем не менее он как был диковинкой, так ею и остался.
- Чем вы занимались?
- В основном налогами. Случалось и недвижимостью. Пару раз отстаивал
гражданские иски. Фирма почти не ведет уголовных дел. Вы это и сами знаете.
Но когда я поступил на работу, у меня прорезался интерес к уголовному
судопроизводству. Конечно, я и думать не думал, что на меня навесят это
дело.
- Понятно.
- Отрадно слышать.
- То есть вам выпало тащить дохлую лошадь?
- Возможно, - с улыбкой ответил Уилсон. - Во всяком случае, они так
полагают.
- А как полагаете вы?
- Я полагаю, что дела решаются в суде, - изрек он.
- Вы уже выработали линию защиты?
- Стараюсь. Придется повозиться, потому что я хочу сделать все на
совесть. И потому, что присяжные увидят в суде черномазого выскочку, который
выгораживает китайца, делающего подпольные аборты. Им это не понравится.
Я пригубил бокал. Громила принес еще два стакана и поставил их на край
стола.
- Но, с другой стороны, это прекрасная возможность, - продолжал Уилсон.
- Если сумеете выиграть, - напомнил я ему.
- Это я и намерен сделать, - невозмутимо ответил негр.
Мне вдруг пришло в голову, что, независимо от того, какими побуждениями
руководствовался Брэдфорд, доверив это дело Уилсону, он принял мудрое
решение. Этот мальчик и впрямь настроен на победу. Она ему просто
необходима.
- Вы уже говорили с Артом?
- Нынче утром.
- Какое у вас сложилось впечатление?
- Невиновен. Я уверен в этом.
- Почему?
- Кажется, я сумел понять его, - ответил Уилсон.
***
За вторым бокалом я поведал ему обо всем, что успел сделать за прошедшие
дни. Уилсон молча слушал, время от времени делая какие-то заметки. Когда я
иссяк, он сказал:
- Вы избавили меня от уймы лишней работы.
- Каким образом?
- Судя по вашему рассказу, дело можно закрывать. Мы без труда вызволим
доктора Ли.
- Потому что девушка не была беременна?
Уилсон покачал головой.
- В ряде случаев, - начал он, - в том числе в деле "Народ против
Тейлора", суд приходил к выводу, что наличие либо отсутствие беременности не
имеет значения. Как и то обстоятельство, что к началу аборта плод уже был
мертв.
- Иными словами, совершенно не важно, была ли беременна Карен Рэнделл?
- Совершенно.
- Но разве это не доказывает, что аборт делал непрофессионал, который
даже не провел тестов на беременность? Арт никогда не поступил бы так
опрометчиво.
- Вы думаете, на этом можно строить защиту? На утверждении, что доктор Ли
- слишком грамотный подпольный акушер, чтобы так глупо лопухнуться?
- Нет, не думаю, - с досадой ответил я.
- Понимаете, в чем дело, - сказал Уилсон, - нельзя вести защиту на основе
личных качеств обвиняемого. Это гиблое дело. - Он полистал записную книжку.
- Позвольте в нескольких словах обрисовать положение с правовой точки
зрения. В 1845 году законодательное собрание Массачусетса постановило, что
любой аборт - преступление. Если пациентка оставалась в живых, акушеру
давали не более семи лет тюрьмы. Если умирала - вкручивали от пяти до
двадцати. С тех пор закон претерпел некоторые изменения. Через несколько лет
было принято решение, согласно которому аборт, сделанный в целях спасения
жизни матери, нельзя считать преступлением. Но это нам не поможет.
- Что верно, то верно.
- А вот дело "Народ против Виера". Суд решил, что сознательное
использование медицинского инструмента образует состав преступления, даже
если не доказано, что оно привело к смерти пациентки или выкидышу. Это
обстоятельство очень важно. Если обвинение попытается доказать, что доктор
Ли много лет делал подпольные аборты, а я уверен, что такая попытка будет,
то оно заявит: пусть у нас нет прямых улик, но это еще не причина отпускать
доктора Ли на волю.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 [ 42 ] 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.