read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


- Завтра Ганшин проведет испытания.
- Знаю.
- Испытания с помощью взрывов.
- И что ж с того?
- Господи, Алек, так ведь...
И тут Аракелов понял. Ведь взрывы должны вызвать просадки. Просадки - и
тонкий, ювелирный механизм Арфы...
- Да, - сказал Аракелов, поднимаясь. - Вы правы. Пошли.

- Не плачь, ну не плачь же, милая, слышишь? Ну перестань, перестань...
Что, опять этот хам тебя обидел? Ох, до чего же все они мне надоели! Ну,
не плачь, никто из них и слезинки нашей не стоит!
- Да... Это говорить легко... А сама...
- Бывает, что и сама. Так потому что дура. И ты сейчас - дурочка. Мила
заплаканная дурочка.
- И ты туда же, Роберта, что же это такое!..
- Да не ругаюсь я, глупая.
- Ну вот, сама видишь, "глупая"...
- Конечно! Сейчас же перестань, не стоят они того. Вот погоди,
доберемся мы до Тонга, Аль говорил, что через месяц, не больше, - и дадим
деру от них. Пошли они все подальше! Вернемся в Аделаиду, заживем с тобой,
сперва вдвоем, а там видно будет... И главное - слышишь, Линда, милая? -
главное держаться нам друг друга, пока мы здесь. Вдвоем мы против этих
хамов - сила!


8
Вернувшись к себе, Ганшин решил перед сном еще раз просмотреть
программу завтрашних испытаний. В общем-то, это было необязательно: в
конце концов он не сейсмолог и не геолог, так что завтра - праздник
Папазянов да отчасти Кортехо. Но раз уж вышло так, что здесь, на
Фрайди-Айленде, он совмещает в одном лице координатора, диспетчера,
директора и так далее, ему поневоле надо быть в курсе всех дел, влезать по
мере возможности и в те детали, которые непосредственного отношения к нему
вовсе не имеют.
На зеленоватом дисплее сменяли друг друга графики, формулы, таблицы,
тексты. Однако, как ни старался Ганшин полностью сосредоточиться на них,
из головы не выходил сегодняшний вечер, бесстыдная аракеловска
самореклама, впрочем, надо отдать ему должное, самореклама мастерская, на
первый взгляд ненавязчивая, легкая, в меру приправленная самоиронией... А
разобраться - везунчик. Везунчик, и этим все сказано.
Ведь как оно получилось? Идею ему Янг подкинул - раз. Анна эту самую
легенду о боге Увоке подбросила, где о боевой раковине говорится, местной
трубе иерихонской - два; тут уж и слепому ясно, что к чему. Котяра
несчастный - и тот ему информацию добавил... Бывает же так, чтобы фартило
во всем подряд! Ведь появись он здесь на своем катере в то время, когда
нет этих... - как их?.. - сизигийных приливов - и не вышло бы у него ни
черта, не раскусить бы уважаемому Александру Никитичу пресловутого его
орешка! Так нет же, и тут везуха! Слепая удача - разве ж это работа? Та,
настоящая, за которой стоят напряженные, до последней минуты отданные делу
дни и бессонные, напролет прокуренные ночи? Разве ж это работа, если
курортник сей кашеварил тут вовсю, распевал у костра свои дурацкие морские
песенки да рассказывал байки? От такой работы воистину не переломишься. А
в итоге что? Герой. Великий деятель науки. Кай Юлий Аракелов. Пришел,
увидел, победил.
С одной стороны, оно, конечно, хорошо. Ведь Аракелов, как и он, Ганшин,
представляет здесь отечественную науку, и возложенную на него миссию, к
чести оной науки, выполнил. Выполнил, к немалому ганшинскому удивлению. Но
чему же удивляться, когда перед тобой везунчик?!
Везунчиков Ганшин не переносил. Может быть, потому, что ему самому
всегда приходилось добиваться цели только трудом и потом. Лишь один раз,
полтора десятка лет назад, еще там, на Синявинской опытной станции, когда
работали они вместе с рыжим заикой Борей Бертеневым, тощим Тапио и
увальнем Ланге... Впрочем, об этом времени Ганшин вспоминать не любил. Не
позволял себе вспоминать. Ведь и он тогда оказался везунчиком. Пришла ему
в голову идея, ослепительная идея, и, торопясь, перескакивая в непонятных
еще местах через все подводные камни так, словно не существовало их в
природе, он исписал быстрым, ломким почерком несколько страниц. Исписал и
отдал Боре и до следующего дня ждал, а потом ощутил вдруг страшную
опустошенность. Словно выгорел угольный пласт и осталась только пуста
каменная порода, холодная и никому не нужная... И он ушел, ушел на работу
в эксплуатационный отдел МЭК и с тех пор верил, что удержать в себе
человека, теплоту, жизнь можно только подлинным трудом, а не сжигающим,
оставляя страшную космическую пустоту, вдохновением... Нет, не нужно ему,
Ганшину, везения. И везунчиков вроде этого дылды морячка не нужно. Чужие
они. Чужие...
Вдобавок этот чужак, явившись сюда, на Фрайди-Айленд, сумел вмиг
очаровать сперва Анну, потом журналиста, который прибыл, кстати, из-за
"Беаты", а вовсе не ради каких-то дурацких подводных шляний, а после и
всех остальных, включая даже Бенгтссена, а уж от кого-кого, но от
Бенгтссена Ганшин этого не ожидал, никак не ожидал...
Впрочем, он не ожидал и того, что несколько минут спустя в комнату,
бегло пробарабанив по двери подушечками пальцев, войдет Анна. В первый
момент он не поверил глазам - за все время их совместной работы ни разу не
приходила она к нему так поздно; во второй - обрадовался... Но из-за спины
Анны вышли Аракелов и Янг, и радость в душе Ганшина истаяла, оставив в
осадке нерастворимую тоскливую горечь. Бессмысленную - Ганшин сам
прекрасно понимал это. Нелепую. Ненужную. Он выругался про себя, - легче
от этого не стало - и жестом предложил пришедшим располагаться.
- Простите, я сейчас, секунду, - Ганшин вышел, чтобы тут же вернуться с
полудюжиной жестянок и стопкой медипластовых стаканчиков. За эти секунды
он успел взять себя в руки и теперь размышлял лишь о цели неожиданного
визита.
В неловкой тишине он расставил стаканчики на столе.
- Соку?
Анна и Янг кивнули, Аракелов, поблагодарив, отказался. Ганшин молча
вскрывал запотелые - только что из холодильника - жестянки, которые резко
хлопали и выплевывали легкий дымок. В конце концов Ганшин у себя дома, он
никого не приглашал и потому вправе ждать, что именно гости начнут
разговор. Не для светской же болтовни они явились в такой час...
- Николя, - голос Анны был мягок, почти ласков, и Ганшин внутренне
напрягся, чтобы не поддаться его очарованию, чуя за мягкостью постели
неуютный и жесткий сон. - Николя, мы готовы к завтрашним испытаниям?
- Конечно, - отозвался Ганшин чуть недоуменно, ибо вместе с Анной они
убедились в этом еще сегодня, проверяя напоследок все приготовления. - У
вас есть основания сомневаться, Анна?
- Нет, - сказала Анна. - Или, вернее, да. Не знаю...
Впервые со дня их знакомства Ганшин услышал в ее голосе неуверенность,
даже растерянность. "Чудеса! Ведь этого не может быть, потому что этого не
может быть никогда! Анна, уверенная в себе до самоуверенности, не ведающа
сомнений, - что происходит? И все этот..." - Ганшин метнул на Аракелова
отнюдь не ласковый взгляд, но тот смотрел на Анну.
- Я и подавно ничего не понимаю. Что происходит, Анна?
- Мы можем отложить испытания, Николя?
- Вы с ума сошли! Ведь с завтрашнего дня на нас работает спутник. Мы
вышибали эти жалкие десятки минут на трех витках чуть не полгода! Вы же
знаете, сколько стоит минута спутникового времени. Потом нам год снова
дожидаться очереди...
- Но мы могли, например, не успеть...
- Мы успели, - сказал Ганшин, чувствуя, что начинает раздражаться, и
стараясь это раздражение скрыть. - Мы не могли не успеть. Мы работали
точно по графику.
- Да, конечно... Но ведь могло же что-то случиться, помешать нам?
Представьте себе...
- Ничего не случилось. Не помешало. В чем дело, Анна?
- В том, Николя, что испытаний производить нельзя. Понимаете, нельзя.
- Не понимаю.
- Я тоже не понимала. Недавно еще не понимала. Но теперь - теперь
убеждена в этом, - сказала Анна, и Ганшин понял, что неуверенность ее уже
исчезла; он снова видел перед собой прежнюю, не ведающую сомнений Анну, и
превращение это окончательно сбило его с толку.
- Так, может быть, вы объясните это и мне?
- Конечно, Николя. Впрочем, я думаю, вы лучше меня справитесь с этой
задачей, Александр, - повернулась она к Аракелову.
- В сущности, Николай Иванович, все очень просто. Я ведь рассказывал
сегодня о Нептуновой Арфе. И право же, достаточно подробно. Структура это
очень хрупкая, понимаете, она может разрушиться от... Черт знает, от чего.
Степень ее стабильности станет ясна после серьезного исследования, на
какое мы сейчас просто не способны. И ваши взрывы...
"Вот, значит, откуда ветер дует, - подумал Ганшин. - Значит, ему нужно
испортить мне и дело. Нет! Не дам... Анна... Хватит и этого!"
- Однако, Александр Никитич, - возразил Ганшин, стараясь говорить как
можно спокойнее, - вы противоречите сами себе.
- В чем же?
- Вы говорили сегодня, что ваша Нептунова Арфа, во всяком случае
инфразвуковой ее генератор, существует как минимум лет двести. Ведь именно
с ее помощью вы объясняете все наши морские тайны, не так ли? Но разве вы



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 [ 43 ] 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.