read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



говорил Аде и мне, что "все ясно", после чего переводил разговор на другую
тему.
- Клянусь небом! - вскричал однажды мистер Бойторн, который горячо
интересовался этим вопросом (впрочем, мне незачем добавлять, что он ни к
чему не мог относиться равнодушно), - как отрадно видеть, что мужественный и
достойный молодой джентльмен посвящает себя этой благородной профессии! Чем
больше достойных людей будет заниматься ею, тем лучше будет для
человечества, тем хуже - для продажных деляг и подлых шарлатанов, которые
только принижают славное искусство врачевания в глазах всего мира. Клянусь
всем, что низко и презренно! - загремел мистер Бойторн. - Судовые лекари
лечат до того скверно, что я предлагаю подвергнуть ноги - обе ноги - каждого
члена Совета адмиралтейства сложному перелому, а всем опытным врачам
запретить пользовать их под страхом ссылки на каторгу, если всю систему
врачебной помощи во флоте не изменят коренным образом в течение сорока
восьми часов!
- Дай им хоть неделю сроку! - сказал мистер Джарндис.
- Нет! - воскликнул мистер Бойторн непреклонно. - Ни в коем случае!
Сорок восемь часов! Что касается всяких там корпораций, приходских общин,
приходских советов и прочих им подобных сборищ, куда олухи с трясущимися
головами сходятся, чтобы обмениваться такими речами, за которые - клянусь
небом! - их следует сослать на каторжные работы, в ртутные рудники, на весь
короткий остаток их мерзкого существования, хотя бы лишь для того, чтобы
помешать их отвратительному английскому языку заражать язык, на котором люди
говорят под солнцем, - что касается этих мерзавцев, что подло наживаются на
рвении джентльменов, ищущих знания и, в награду за их неоценимые услуги, за
лучшие годы их жизни и большие средства, потраченные ими на получение
медицинского образования, платят медикам какие-то жалкие гроши, от каких
откажется и простой клерк, - то я приказал бы свернуть шею всем этим
подлецам, а черепа их выставить в Медицинской коллегии на обзор всему
медицинскому миру так, чтобы младшие его представители уже. в юности могли
определить посредством точных измерений, какими толстыми могут стать черепа!
Он закончил эту неистовую декларацию, оглядев всех нас с приятнейшей
улыбкой, и внезапно загрохотал: "Ха-ха-ха!" - и хохотал так долго, что
всякий другой на его месте изнемог бы от напряжения.
Мистер Джарндис несколько раз давал Ричарду сроки на размышление, но
после того как они истекали, Ричард продолжал утверждать, что не намерен
отказываться от сделанного выбора и все с тем же решительным видом уверял
Аду и меня, что "все ясно"; поэтому мы надумали вызвать на совет мистера
Кенджа. И вот как-то раз мистер Кендж приехал к нам обедать и уж, конечно,
откидывался на спинку кресла, вертел и перевертывал свои очки, говорил
звучным голосом и вообще держал себя совершенно так же, как в те времена,
когда я была еще девочкой.
- А! - говорил мистер Кендж. - Да. Прекрасно! Отменная профессия,
мистер Джарндис... отменная профессия.
- Но теоретическая и практическая подготовка к этой профессии требует
усердия, - заметил мой опекун, бросив взгляд на Ричарда.
- Без сомнения, - согласился мистер Кендж. - Именно усердия.
- Впрочем, усердие более или менее необходимо для достижения любой
цели, если она чего-нибудь стоит, - заметил мистер Джарндис, - и это вовсе
не какое-то особое условие, которого можно избежать, сделав иной выбор.
- Совершенно верно! - подтвердил мистер Кендж. - И мистер Ричард
Карстон, столь достойным образом проявивший себя в... скажем... в области
изучения классиков, под сенью коих прошла его юность, вступая теперь на
более практическое поприще, бесспорно найдет применение если не теории и
практике сочинения стихов, то хотя бы навыкам, приобретенным в занятиях
латинским языком - тем самым языком, на котором было сказано, что поэтом
(если я не ошибаюсь) нужно родиться *, но сделаться им нельзя.
- Можете на меня положиться, - недолго думая, отозвался Ричард, - дайте
мне только взяться за ученье, и я сделаю все, что в моих силах.
- Прекрасно, мистер Джарндис, - сказал мистер Кендж, слегка кивнув. -
Если мистер Ричард заверил нас, что, начав ученье, он сделает все, что в его
силах, - повторяя эти слова, мистер Кендж сочувственно и ласково кивал
головой, - то, мне кажется, нам остается только решить, как достигнуть цели
его стремлений наиболее разумным образом. Далее, поскольку мистера Ричарда
придется отдать в ученье к достаточно опытному практикующему врачу... у вас
есть на примете такой врач?
- Как будто нет, Рик? - осведомился опекун.
- Никого нет, сэр, - ответил Ричард.
- Так! - отозвался мистер Кендж. - Ну, а что касается медицинской
специальности... тут у вас имеется какое-нибудь предпочтение?
- Н-нет, - проговорил Ричард.
- Так, так! - заметил мистер Кендж.
- Мне хотелось бы разнообразия в занятиях, - объяснил Ричард, - то есть
широкого поля деятельности.
- Бесспорно, это весьма желательно, - согласился мистер Кендж. - Мне
кажется, это легко устроить, не правда ли, мистер Джарндис? Нам придется
только, во-первых, найти достаточно опытного врача; а едва мы объявим о
нашем желании, - и нужно ли добавлять? - о нашей возможности платить за
преподавание, у нас останется лишь одна трудность - выбрать одного из
многих. Во-вторых, нам придется только соблюсти те небольшие формальности,
которые обусловлены нашим возрастом и нашим состоянием под опекой
Канцлерского суда. И тогда мы быстро, - выражаясь в непринужденном стиле
самого мистера Ричарда, - возьмемся за ученье и будем заниматься сколько
нашей душе угодно. Какое совпадение, - продолжал мистер Кендж, улыбаясь с
легким оттенком меланхолии, - одно из тех совпадений, объяснить которые мы
можем, - или не можем при наших теперешних ограниченных способностях, - но у
меня есть родственник - врач. Возможно, вы найдете его подходящим, а он,
возможно, согласится принять ваше предложение. Конечно, я так же не могу
ручаться за него, как и за вас, но возможно, что он согласится!
Это было разумное предложение, и мы попросили мистера Кенджа, чтобы он
переговорил со своим родственником. Мистер Джарндис еще раньше собирался
увезти нас в Лондон на несколько недель, поэтому мы на другой же день решили
выехать как можно скорее, чтобы наладить дела Ричарда.
Неделю спустя мистер Бойторн от нас уехал, а мы поселились в уютной
квартире близ улицы Оксфорд-стрит, над лавкой одного обойщика. Лондон
поразил нас, как чудо, и мы целыми часами осматривали его
достопримечательности, но запас их был так неистощим, что силы наши грозили
иссякнуть раньше, чем мы успеем все осмотреть. Мы с величайшим наслаждением
бывали во всех лучших театрах и смотрели все пьесы, которые стоило видеть. Я
упоминаю об этом потому, что именно в театре мне опять начал досаждать
мистер Гаппи.
Как-то раз, на вечернем спектакле, когда мы с Адой сидели у барьера
ложи, а Ричард занимал свое любимое место - за креслом Ады, я случайно
бросила взгляд на задние ряды партера и увидела мистера Гаппи - его
прилизанные волосы, омраченное скорбью лицо и глаза, устремленные вверх, на
меня. В течение всего спектакля я чувствовала, что мистер Гаппи не смотрит
на актеров, но не отрывает глаз от меня - и все с тем же деланным выражением
глубочайшего страдания и самого безнадежного уныния.
Его поведение испортило мне весь вечер - так оно было нелепо и
стеснительно. И с тех пор всякий раз, как мы были в театре, я видела в
задних рядах партера мистера Гаппи - его неизменно прямые, прилизанные
волосы, упавший на плечи воротничок рубашки и совершенно расслабленную
фигуру. Если его не было видно, когда мы входили в зрительный зал, я,
воспрянув духом, начинала надеяться, что он не придет, и все свое внимание
отдавала пьесе, но - ненадолго, ибо рано иди поздно встречала его томный
взор, когда никак этого не ждала, и с той минуты не сомневалась, что мистер
Гаппи ни разу за весь вечер не отведет от меня глаз.
Не могу выразить, как это меня стесняло. Трудно было бы им любоваться,
даже если б он взбил свою шевелюру и поправил воротничок рубашки, но, зная,
что на меня все с тем же подчеркнуто страдальческим лицом уставился человек
столь нелепого вида, я чувствовала себя так неловко, что могла только
смотреть на сцену, но не могла ни смеяться, ни плакать, ни двигаться, ни
разговаривать. Кажется, я ничего не могла делать естественно. Избежать
внимания мистера Гаппи, удалившись в аванложу, я тоже не могла, так как
догадывалась, что Ричард и Ада хотят, чтобы я оставалась рядом с ними, зная,
что им не удастся разговаривать непринужденно, если мое место займет
кто-нибудь другой. Поэтому я сидела с ними, не зная, куда девать глаза, -
ведь я не сомневалась, что, куда бы я ни взглянула, взор мистера Гаппи
последует за мной, - и была не в силах отвязаться от мысли, что молодой
человек тратит из-за меня уйму денег.
Иной раз я подумывала - а не сказать ли обо всем этом мистеру
Джарндису? Но боялась, как бы молодой человек не потерял места и не испортил
себе карьеры.
Иной раз подумывала - а не довериться ли мне Ричарду; но терялась при
мысли, что он, чего доброго, подерется с мистером Гаппи и наставит ему
синяков под глазами. То я думала - не посмотреть ли мне на него, нахмурив
брови и покачав головой? Но чувствовала, что не в силах. То решалась
написать его матери, но потом убеждала себя, что, начав переписку, только
поставлю себя в еще более неприятное положение. И всякий раз я приходила к
выводу, что ничего сделать нельзя. Все это время мистер Гаппи с упорством,
достойным лучшего применения, не только появлялся решительно на всех
спектаклях, которые мы смотрели, но стоял в толпе, когда мы выходили из
театра и даже - как я видела раза два-три - прицеплялся сзади к нашему
экипажу с риском напороться на громадные гвозди. Когда мы приезжали домой,
он уже торчал у столба для афиш против нашей квартиры. Обойщик, у которого
мы поселились, жил на углу, а столб стоял против окон моей спальни, и я,
поднявшись к себе в комнату, не смела подойти к окну из боязни увидеть
мистера Гаппи (как я и видела его однажды в лунную ночь) прислонившимся к
столбу и явно рискующим простудиться. Если бы мистер Гаппи, к счастью для
меня, не был занят днем, мне не было бы от него покоя.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 [ 43 ] 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.