read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



твоего Алексея от всяких уз разреши и от всякия клятвы освободи, остави
прегрешения ему, ведомые и неведомые, в деле и слове, исповеданные и
забвенные... "
Но доктор с усталым тонким лицом, очевидно, не соглашался отпускать к
вседержителю душу бедного раба его Алексея - кстати сказать, напоминавшего
мне самого доктора в те далекие времена, когда он старался узнать, есть ли у
тараканов сердце. С минуту он стоял неподвижно, внимательно глядя на
распростертое маленькое тело, а потом решительно сказал:
- Нужно приготовить, Машенька.
И Машенька открыла свой чемоданчик и достала горелку, спирт,
инструменты...
Нужно было завернуть мальчика в простыню, сесть на табурет и крепко
зажать коленями его ножки. Сперва это сделала я, но Андрей почему-то велел,
чтобы села Машенька, а я держала голову ребенка, и мы поменялись местами.
Это была интубация, введение в гортань металлической трубки, и у Андрея, как
это ни странно, был такой вид, как будто он делал это тысячу раз.
- Таня, голову прямо и неподвижно, - сказал он. - Нет, немного вперед.
Машенька, держите крепче.
И быстрым движением руки он вставил трубку в бедное, забитое пленками
горло.
- Вот и все, - сказал он.
Но, увы, это было далеко не все. Мальчик захрипел, открыл глаза -
туманные, вздрагивающие... С силой, которую нельзя было вообразить в этом
худеньком, легком теле, он рванулся, судорожно втянул воздух - и трубочка
выскочила из горла и вместе с брызгами кашля полетела прямо в лицо Андрею.
- Ах!
Машенька вскрикнула, хотела подняться... Я почувствовала, как она
задрожала.
- Спиртом, скорее!
- Не вставайте! - повелительно сказал Андрей.
Он наскоро вытер лицо спиртом, и все началось сначала.
- "Земнии бо от земли создахомся и в землю тую же пойдем, яко же
повелел еси создавый мя... - читал старик. - Яко земля еси и в землю
отыйдеши".
- Так, готово, - сказал Андрей.
И тотчас же послышался шум дыхания, свистящий, с металлическим оттенком
- верный признак, что трубочка попала в гортань.
Это было странно - видеть, как жизнь, казалось уже покинувшая это
худенькое, покорное тело, вернулась, окрасила мертвенно-бледные щеки и точно
за руку привела глубокий, успокоительный сон.
Было совсем светло, когда, шатаясь, мы вышли из этого дома. Усталость
совершенно прошла, по крайней мере у меня, так что я не понимала, почему
меня все-таки тянет прилечь и приходится время от времени следить за ногами.
Я шла и смотрела на Андрея, и мне ясно вдруг стало, что он мог стать только
таким - с этими неторопливо-задумчивыми движениями рук, свертывающих
папиросу, с этими ясными, прямыми глазами.
- Таня, неужели это все-таки ты? - спросил он. - Все некогда было
посмотреть, чтобы убедиться, что это действительно ты. Смешно, правда?
Я хотела сказать, что, конечно, смешно, но у меня закружилась голова, и
я подумала, что станет лучше, если пересилить себя и идти. Но лучше не
стало. Андрей подхватил меня... Он нес меня на руках, а я говорила, чтобы он
отпустил меня, потому что все хорошо, и удивлялась, что говорю громко, почти
кричу, а он не слышит, не слышит.


МАШЕНЬКА
Я проспала почти сутки и, открыв глаза, не поняла, где я и что со мной.
Потолок был так близко, что его можно было достать рукой, вниз шли широкие
ступени, и я лежала на самой верхней из них. На окне и на самодельных
полочках, висевших вдоль бревенчатых стен, стояли чашки Петри, штативы с
пробирками, колбочки. Тонкие ослепительные полоски солнца, перекрещиваясь,
играли на стекле. Это была лаборатория. Но на самом деле это была просто
деревенская банька - недаром два пышных березовых веника висели в углу под
потолком.
Машенька сидела на табурете у окна, вполоборота ко мне, и несколько
минут я смотрела на нее, не показывая, что проснулась.
У нее было приятное лицо, очень молодое. Косы, аккуратно заплетенные,
как у девочки, волосок к волоску, тоже молодили ее. Она была тонкая, прямая,
и, едва взглянув на эти нежные щеки, на маленькие уши, видневшиеся под
косами, переходившими в гладкую прическу с пробором, можно было сказать, что
у Машеньки мягкие движения, тихий никуда не торопящийся голос.
- Доброе утро.
- Ах, вы проснулись? - Она встала и подошла ко мне. - Шофер заходил,
просил вам кланяться. Он уехал. Как ваше здоровье?
- Хорошо, спасибо.
- Как же вышло, что мы с Андреем Дмитриевичем не встретили вас на том
берегу? Нам сообщили, что сыворотка выслана самолетом, а прошел день - нет и
нет! Мы думали, где же может спуститься самолет? И решили, что на Черной
Поляне, - здесь есть такое место, километрах в пяти.
Я рассказала о том, как самолет долетел только до В - ска, как мы чуть
не утонули в Анзерке. Машенька слушала, широко открыв глаза; видно было, что
она не только глубоко сочувствует мне, но от всей души желает, чтобы со мной
ничего подобного больше никогда не случалось.
- Как жалко, что Андрея Дмитриевича нет! - сказала она. - Не слышит
вас. А ведь второй раз вы не захотите рассказывать, правда?
Я засмеялась. Она с удивлением взглянула на меня, покраснела и тоже
стала смеяться.
Теперь была моя очередь спрашивать, и я начала с эпидемии: давно ли она
началась, и как случилось, что в посаде не оказалось сыворотки.
- Ах, нет, оказалась, - возразила Машенька. - Из Архангельска вскоре
прислали, но Андрей Дмитриевич сказал, что не годится, потому что ее,
по-видимому, в очень холодном помещении держали. Она промерзла и потеряла
активность. А дифтерия началась сразу во многих домах, и в такой тяжелой,
знаете, форме. Если бы локализованная, ну, как обычно бывает, а то ведь
почти сплошь токсическая, и все с крупом, все с крупом!
Машенька рассказывала обстоятельно, с учеными словами, звучавшими
немного странно в ее простодушной речи. Но именно их-то она и выговаривала
особенно неторопливо.
- А круп - вы вчера видели, какая картина? На третий день начинают
задыхаться. Что делать? Вы подумайте только, как это страшно! Смотришь на
ребенка с отчаянием и думаешь: чем же помочь? Андрей Дмитриевич все говорил,
что мы попали сразу в девятнадцатый век. Хорошо, что он такой образованный,
знает, как лечили дифтерию в девятнадцатом веке. Вы не поверите - ведь он
трубочкой пленку высасывал.
- Как трубочкой?
- А вот как: вставит трубочку в горло ребенка и высасывает. И еще
смеется. Говорит: "Это вам, Машенька, наглядный экскурс в историю медицины".
- Но ведь это же очень опасно!
- Ну, как же! Очень. Вы читали Чехова "Попрыгунья"? Там рассказывается,
как один прекрасный врач высасывал пленки и умер. Теперь, разумеется, так
никто не лечит. Но, с другой стороны, ведь сил же не хватает смотреть, как
задыхаются дети! Мы им горло разными дезинфицирующими смазывали - да ведь
это разве поможет? Андрей Дмитриевич в шести случаях трахеотомию сделал, а
сам же мне говорил, что прежде - только один раз, и то студентом, на трупе!
И потом, вы знаете какая здесь обстановка? Про все болезни говорят: "Кровь
мучит", - и сейчас же кровопускание. В Судже знахарка живет, я ее видела,
так она первой весенней водой лечит. И заговорами: "На море, на окияне, на
острове Буяне лежит камень Алатырь, на том камне сидят три старца, идут к
ним навстречу двенадцать сестер-лихорадок - трясея да знобея, хрипуша да
огнея... " - и Машенька досказала заговор до конца. - Вас зовут Татьяна
Петровна?
- Просто Таня. А я вас - Машенька, хорошо?
- Да меня еще никто и не называл иначе!
- Вы постоянно живете в посаде?
- Да. Я могла поехать в Сальск. Я родом из Сальска. Но не захотела. Я
сама выбрала такую глушь... - добавила она и снова немного покраснела. - Но
нисколько не жалею, нисколько.
- Почему?
- Ну, как же - почему? А Андрей Дмитриевич? Ведь я только здесь поняла,
зачем и вообще-то училась! Мне казалось, чтобы зарабатывать побольше да жить
получше. И все! А когда я приехала... Но вы не подумайте, что он со мной
говорил об этом, хотя я сразу поняла, что это человек идейный. Он просто жил
здесь, вот в этой баньке, и работал. А когда я приехала, его ни в один дом
даже на порог не пускали.
- Как не пускали?
- А вот так! Привыкли к знахарке и говорят: "Она нас лучше всякого
доктора лечит". Конечно, она их подговаривала, тем более что здесь все-таки
кулаков много.
Машенька говорила то "идейный", то "партийный", очевидно понимая под
этими словами одно и то же.
- Но, знаете, случай помог, уже когда я приехала. Тут соль варят в
таких специальных варницах. И вот однажды приводят такого солевара - ослеп!
Андрей Дмитриевич посмотрел, подумал, да и капнул ему на конъюнктиву
несколько капель кокаина. Солевар поморгал - и бух ему в ноги! Прозрел!
Машенька рассмеялась - тихо, но от всей души.
- А у него от дыма просто слизистая очень распухла. Вот после этого
случая Андрея Дмитриевича стали ценить.
- А теперь?
- А теперь одни его ненавидят, а другие - ну, просто готовы за него в



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 [ 43 ] 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.