read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



он поступит, отдав свое детище в руки безвестного художника, чьи полотна
хотя и обладают какой-то странной притягательной силой, но, по-видимому,
не вполне укладываются в общепризнанные канонизированные рамки? Наконец
вера, которой он руководствовался во всех своих поступках, продиктовала
ему решение. Он послал за Стефеном.
- Скажите, сын мой, что вы предполагаете написать?
- Мне хотелось бы написать фреску над алтарем на задней стене апсиды.
- На религиозную тему?
- Разумеется. Я думал о Преображении. Так, чтобы часовня была как бы
освещена изнутри.
- Вы уверены, что вам удастся создать нечто такое, что мы могли бы
одобрить?
- Я постараюсь. Но у меня нет красок и нет достаточно больших кистей.
Вам придется приобрести это. И довериться мне. Но если вы согласны, я
обещаю сделать все, что в моих силах.
На следующее утро двое монахов отправились в Гаронду и возвратились под
вечер с многочисленными пакетами в оберточной бумаге. Тем временем служки
воздвигали легкие деревянные леса позади алтаря. На следующее утро, как
только рассвело, Стефен взялся за кисть с тем волнением, какое он всегда
испытывал, принимаясь за новую работу.
Но сейчас состояние его было не совсем обычным. Он был еще слаб,
перенесенная болезнь давала себя знать, его мозг, казалось, дремал,
погруженный в безмятежный, ленивый покой. Он еще не обрел душевного
равновесия, и слезы легко подступали у него к глазам. Атмосфера храма,
заунывное пение монахов, чувство отрешенности от мира - все это задевало в
его душе какие-то неведомые дотоле струны. И хотя у него не было никаких
моделей, краски ложились на полотно с легкостью, удивлявшей его самого,
ибо обычно всякий раз, как он приступал к воплощению нового творческого
замысла, именно первые часы работы требовали от него предельного
напряжения сил. Он сразу очертил в центре полотна фигуру Христа в белом
одеянии, окруженную лучезарным облаком, и тут же стал набрасывать силуэты
Моисея и Илии.
Работа с такой же легкостью продолжала подвигаться и дальше, и
временами у Стефена появлялось странное Ощущение, как бы недоверие к
самому себе: что, если он не претворяет в жизнь свой собственный
творческий замысел, а бессознательно подражает старым мастерам,
воспроизводя их композиции на религиозные сюжеты? Он писал темперой, и его
краски, обычно столь глубокие, порой яркие, казались непривычно жидкими и
приглушенными, рисунок приобретал подозрительно условную, традиционную
форму. Однако горячее одобрение общины, которое все росло и росло,
рассеяло его сомнения.
Сначала за его работой наблюдали с опасением, почти с тревогой. Но
вскоре тревога сменилась открытым восхищением. Часто, оборачиваясь, чтобы
помыть кисти, он ловил устремленный на его творение упоенно-восторженный
взгляд какого-нибудь послушника, пришедшего в часовню якобы для того,
чтобы преклонить колена, в действительности же просто впавшего в соблазн,
именуемый любопытством. Разве все это не должно было укрепить веру Стефена
в себя? И, наконец, разве он не задался целью угодить монахам?
Фреска, занимавшая все пространство стены над алтарем, была закончена к
концу третьей недели, и, когда убрали леса, община собралась в часовне и
на этот раз уже громко выразила свое одобрение.
- Сын мой, - сказал настоятель Стефену. - Теперь я вижу, что вас
направило к нам само провидение. В память вашего пребывания вы оставили
нам дар, который переживет всех нас. Теперь уже мы в неоплатном перед вами
долгу. - Помолчав, он продолжал: - Завтра мы отслужим большую мессу, дабы
освятить вашу работу. И хотя вы не принадлежите к нашей церкви, я все же
надеюсь, что вы порадуете нас своим присутствием на богослужении.
Наутро на алтаре зажгли все свечи, и он засиял, украшенный цветами.
Настоятель в белом облачении служил мессу вместе с преподобным Арто.
Монахи пели. Стефен сидел на хорах, и его фреска, освещенная мерцающим
пламенем свечей, окутанная таинственным дымом кадильниц, казалась ему
прекрасной. Никогда еще ни одно его творение не имело такого успеха.
После мессы состоялась торжественная трапеза. Было подано местное вино,
которое неожиданно оказалось столь хмельным, что Стефен решил прогуляться
в деревню, чтобы хоть немного прояснилось в голове.
Вернулся он, когда уже вечерело, и в дверях увидел преподобного Арто,
который как-то странно поглядел на него.
- У вас гость. Он приехал за вами. Говорит, что должен увезти вас в
Париж.
Стефен направился к себе в келью. На его постели, в пальто и в шляпе,
полулежал, опираясь на локоть, Пейра и яростно попыхивал трубкой. Когда
Стефен вошел, он стремительно вскочил и расцеловал его в обе щеки.
- Что такое с тобой было? Где ты скрывался? Я тысячу раз пытался
разыскать тебя, и все напрасно. И сейчас совершенно случайно получил твой
адрес на улице Кастель. Зачем ты замуровал себя здесь?
- Я тут пишу. - Стефен улыбался, он все еще не мог опомниться от
неожиданности: перед ним Пейра!
- В этом-то весь и ужас, - сказал Пейра, свирепо нахмурившись и
напуская на себя суровость. - Пока я тебя тут ждал, они потащили меня в
свою церковь. Какую ужасную дрянь ты там намалевал, cher ami! [милый друг
(франц.)] Какое жалкое подражание дель Сарто! Какое чудовищное
переписывание Луини! Им, конечно, нравится эта гадость, и теперь они
столетиями будут преклонять перед ней колена, но тем не менее это
непростительная мазня и позор для тебя, особенно теперь...
- Почему особенно теперь? - порядком смущенный, спросил Стефен.
- Потому что в прошлом месяце в газетах появилось сообщение, которое
заставило меня исколесить всю Францию в поисках тебя.
- Да что такое? О чем вы толкуете?
- Если верить этому сообщению, - невозмутимо продолжал Пейра, смакуя
каждое слово, словно пробуя его на вкус, - тебе должны повесить медаль на
грудь и положить полторы тысячи франков в карман, что, я надеюсь, даст нам
возможность отправиться в Испанию.
Внезапно он шагнул к Стефену и еще раз крепко его обнял.
- Плюнь ты на свою болезнь и на этих чудовищных Моисеев и апостолов.
Твоей "Цирцее" присуждена Люксембургская премия!




ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ


1
В начале июня 1914 года серым, пасмурным вечером Стефен шел по улице
Сент-Онорэ, направляясь к Вандомской площади. Ему редко приходилось бывать
в этой части города, особенно в часы, когда на улицах людно, и сейчас
среди нарядной, праздничной толпы он чувствовал себя не в своей тарелке.
Он был на аукционе Сула на улице Эбэ, и в душных, переполненных народом
залах у него разболелась голова. Он решил пройтись пешком до своего более
чем скромного жилища.
Аукцион раздосадовал и огорчил его. Пейра, желая принять участие в
расходах, связанных с предстоящим путешествием в Испанию, решил
испробовать это средство, к которому время от времени прибегали все
художники их квартала, и послал десять своих полотен на ежемесячную
распродажу.
Сегодня гвоздем аукциона было большое полотно Бутро, изображавшее
молодую особу в ниспадающем с плеч прозрачном одеянии. Черные волосы ее
были аккуратно разделены пробором посередине, а кожа напоминала розовую
замазку. У нее были глаза ручной газели, и она держала в руках кувшин,
заимствованный у Греза. Струя воды лилась из кувшина в чрезвычайно
декоративный, осененный розами водоем. При появлении на помосте этой
картины по залу пробежал шепот, затем гул восторга; после
непродолжительных надбавок молоток упал, и картина была продана за десять
тысяч франков. За ней последовало несколько предметов старинной мебели,
затем - кое-какая кухонная утварь. Картины Пейра стояли в списке
последними. Первая из них вызвала легкий смешок, появление второй еще
больше позабавило аудиторию, а к тому времени, когда было выставлено
последнее полотно, вся публика уже откровенно смеялась, подстрекаемая
вдобавок остротами, сыпавшимися с балкона. Ни одно из этих поэтичных и
самобытных полотен не было оценено больше чем в шестьдесят франков. Никто
не набавлял на них цену, и все десять были куплены одним лицом за
четыреста восемьдесят франков. Кто купил их? Просто какой-нибудь farceur
[шутник (франц.)] с целью поразить воображение своих приятелей и
позабавить их? Любопытство заставило Стефена задержаться после распродажи
и обратиться с вопросом к служителю. И тут его ждало самое неприятное: все
десять купленных за гроши холстов забрал агент известного торговца
картинами Тесье.
- А Бутро - тоже он купил? - угрюмо спросил Стефен.
- Mon Dieu, нет, разумеется, нет, мсье!
- А почему он купил эти?
Служитель пожал плечами.
- Мсье, конечно, знает, как все изменчиво и полно неожиданностей. То,
что куплено сегодня за пятьдесят франков, через десять лет может быть
продано за пятьдесят тысяч... если покупатель - Тесье.
Стефен вышел с аукциона, бормоча ругательства. Впрочем, настроение у
него скоро поднялось. Его друга ограбили, конечно, и будут грабить и
впредь, но, как бы то ни было, у Пейра теперь есть почти пятьсот франков,
а вместе с полутора тысячами, которые получил он сам в виде премии, это
составляет такую сумму, что они уже могут поехать в Мадрид и провести



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 [ 43 ] 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.